Лента новостей
Режим чрезвычайной ситуации ввели в Благовещенске из-за обильных ливней Общество, 06:00 Какие специальные гаджеты нужны для ухода за зубами РБК и Philips, 05:41 Reuters узнал о плане «Транснефти» по продаже «грязной» нефти Бизнес, 05:36 Суд оштрафовал шесть жителей Чемодановки за перекрытие трассы после драки Общество, 05:07 Лавров посоветовал Европе не руководствоваться установками «из-за океана» Политика, 04:49 Мэй в последней речи на посту премьера поспорила с Путиным о либерализме Политика, 04:29 Российское судно «Гранит» потеряло ход у порта Ульсан в Южной Корее Общество, 04:24 Зеленский назвал условие для восстановления диалога Украины с Россией Политика, 04:00 Столтенберг ответил на вопрос о возможности исключения Турции из НАТО Политика, 03:48 Лавров счел ситуацию вокруг Ирана следствием «опасного курса» властей США Политика, 03:29 Премьер Нидерландов почтил память погибших при крушении MH17 в 2014 году Политика, 02:59 Палата представителей заблокировала резолюцию об импичменте Трампа Политика, 02:37 «Ньюкасл» объявил о назначении Стива Брюса главным тренером клуба Спорт, 02:16 Кэшбек, гуляш и ретеш в Будапеште: как провести отпуск со скидкой РБК и ОТП Банк, 02:01
Политика ,  
0 
Лавров в Заливе: может ли Россия стать посредником в катарском кризисе
Визитом в Катар Сергей Лавров завершил турне по странам Персидского залива. Он заявил, что Москва не имеет новых предложений по катарскому кризису. Россия только примеривается к роли посредника, говорят эксперты
Сергей Лавров и Тамим бен Хамад Аль Тани (Фото: Александр Щербак / ТАСС)

У России нет новых идей

В среду, 30 августа, завершилось трехдневное турне министра иностранных дел России Сергея Лаврова в страны Персидского залива. Последним пунктом поездки Лаврова стал Катар, до этого он посетил Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Российский министр прибыл в Катар на исходе третьего месяца дипломатического противостояния между Дохой и соседними странами, входящими в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Продолжающийся с 5 июня конфликт стал одной из тем обсуждения Лаврова с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани и министром иностранных дел Мухаммедом бен Абдель Рахманом Аль Тани.

Однако, как заявил российский министр на пресс-конференции по итогам переговоров в Дохе, Россия не вносила никаких новых идей по решению кризиса в Персидском заливе и не считает это нужным. Москва, по словам министра, поддерживает посреднические усилия Кувейта. Участников конфликта Лавров призвал отказаться от военной риторики. По его словам, искать развязку надо «через диалог, через компромиссы». Первенство в урегулировании, по словам Лаврова, должен играть ССАГПЗ.

Министр Аль Тани российскую позицию приветствовал. Он рассказал, что урегулированию кризиса мешают некоторые арабские страны, которые игнорируют усилия Кувейта. По его словам, Катар готов к переговорам, но ни одна другая страна не откликнулась на предложения Кувейта. Ранее в августе Кувейт выдвинул идею провести встречу на высшем уровне с участием лидеров всех вовлеченных в конфликт государств, однако инициатива не нашла отклика у «четверки».

​Тяжкие обвинения

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет 5 июня объявили о разрыве дипотношений с Катаром. «Четверка» обвинила Катар во вмешательстве во внутренние дела других стран, спонсировании террористов, связях с враждебным «четверке» Ираном и поддержке повстанцев-хуситов в Йемене, осуществивших в 2015 году государственный переворот. Позднее к «четверке» присоединились легитимное правительство Йемена, Ливия, Мальдивы, Маврикий, Мавритания и Союз Коморских Островов. Выступившие против Катара страны отозвали своих послов из Дохи, закрыли наземное, воздушное и морское сообщение с ним, объявили экономическую блокаду. Саудовская Аравия исключила Катар из совместных военных операций по поддержке законной власти в Йемене. Доха все обвинения отвергает. Посредником урегулирования конфликта выступил Кувейт.

Для снятия блокады Катару был предъявлен список из 13 требований, среди которых: разрыв дипотношений с Ираном, закрытие телеканала Al-Jazeera и военной базы Турции на территории страны, выдача всех разыскиваемых властями четырех стран по подозрению в связях с террористами.

Катар требования выполнять отказался, а 23 августа пошел на демонстративный шаг и объявила о возвращении в Тегеран своего посла, который был отозван в январе 2016 года из солидарности с Саудовской Аравией, на посольство которой в Тегеране было совершено нападение.

Конкуренция за посредничество

О том, что Россия не собирается конкурировать ни с кем в урегулировании катарского кризиса, тем более с Кувейтом, Лавров заявил еще в понедельник, 28 августа. «Мы имеем добрые отношения со всеми странами, которые оказались в такой, не очень простой ситуации», — объяснил он (цитата по ТАСС). Выступая в Дохе, Лавров напомнил, что госсекретарь США Рекс Тиллерсон ранее предлагал посреднические услуги и Москва будет рада, если его предложения достигнут результата. Тиллерсон еще в июле посетил Кувейт, Саудовскую Аравию и Катар, тогда же в проблемный регион приезжали министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон и глава германского МИДа Зигмар Габриэль.

Политика
Заливная дипломатия: почему США важно урегулировать катарский кризис

Визит Лаврова в страны Залива говорит о том, что Москва на данный момент лишь «декларирует собственную готовность выступить посредником, если кувейтские усилия не увенчаются успехом», объясняет сдержанную позицию министра эксперт Российского совета по международным делам Максим Сучков. По словам эксперта, турне Лаврова призвано прощупать, насколько в регионе готовы к роли России в качестве посредника. Пока такую заинтересованность монархии Залива не проявляют, так как не желают открывать России новые возможности в своем регионе, указывает он.

Эксперт сомневается в том, что США удастся выступить объективным посредником, поэтому можно говорить о «конкуренции посреднических стратегий» между Москвой и Вашингтоном.

Россия также вряд ли сможет стать полноценным посредником в катарском кризисе наравне с США, возражает директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин. В привлечении России заинтересован Катар, но не его противники, так как Москва де-факто является союзником Ирана — общего врага всех монархий Персидского залива, кроме Катара, объясняет Шумилин. Турне Лаврова — это демонстрация миротворческих намерений, уверен он.

Учитывая, что Россия пока активно не вовлечена в урегулирование катарского вопроса, одной из главных задач Лаврова было обсуждение ситуации в Сирии, говорят эксперты. О том, что сирийская тема обсуждалась, Лавров говорил по итогам визитов в каждую из трех стран.

Министру было важно убедиться, что российские инициативы по Сирии не будут подорваны в результате кризиса вокруг Катара, который имеет влияние на часть сирийской оппозиции в преддверии переговоров в Женеве, добавляет Сучков.

«Катарский народ не очень пострадал»

«Мы можем уверенно сказать, что катарский народ не очень пострадал от экономической блокады», — заявил министр Аль Тани на пресс-конференции с Лавровым. Напротив, по его словам, «блокада стала стимулирующим фактором» для экономики страны, создав для нее новые возможности. Министр рассказал, что население Катара не испытывает нехватки товаров народного потребления, а финансовый сектор продолжает стабильно развиваться. Единственным последствием кризиса стало разделение семей и высылка студентов (граждан Катара высылали из других стран Залива).

Фото: Gabriela Maj / Bloomberg

Аль Тани отметил, что, несмотря на бойкот, Доха не прекратила поставки газа во враждебные ей страны.

Экономика
В Катаре заявили о готовности пережить потрясения с $340 млрд резервов

В начале июля глава Центрального банка Катара Абдалла бен Сауд Аль Тани заявил, что его страна сможет пережить связанные с блокадой финансовые потрясения. Он отметил, что Центральный банк Катара имеет $40 млрд резервов в золоте и валюте, а у Катарского инвестиционного фонда существуют резервы на сумму $300 млрд. Однако 28 августа международное рейтинговое агентство Fitch понизило суверенный рейтинг Катара на одну ступень, до AA- (прогноз — негативный). Fitch считает, что катарский кризис вряд ли разрешится в ближайшее время, а финансовое и экономическое влияние эмбарго может оказаться выше, чем ожидалось изначально. По данным Fitch, чистые иностранные активы страны упадут до 146% ВВП в 2017 году по сравнению с 185% ВВП 2016 года, а величина депозитов, вкладываемых нефинансовым государственным сектором, включая государственный инвестиционный фонд Qatar Investment Authority (QIA), в банки Катара, с $18 млрд, размещенных в июне и июле, вырастет до $35 млрд до конца года. Fitch также прогнозирует замедление темпа роста ВВП страны с 2,2% 2016 года до 0,2% в 2017-м и до 1,3% в 2018–2019 годах.

Выросли и цены на продукты питания — на 4,5% по сравнению с июлем прошлого года. Это самый быстрый темп роста цен, по крайней мере с 2014 года, пишет иранское издание Financial Tribune. 80% продовольствия поступало в Катар из других стран Персидского залива. В то же время цены на нескоропортящиеся товары, такие как одежда, обувь, мебель и бытовая техника, в июле упали.