Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Мера жесткости: как бороться с COVID-19, не убивая экономику Мнение, 13:56 Gram попал под запрет. Что теперь будет с криптовалютой Павла Дурова Крипто, 13:52 «Победа» назвала коронавирус у сотрудников причиной остановки полетов Общество, 13:42 Трамп допустил отмену авиарейсов в охваченные коронавирусом районы США Общество, 13:34 Госдеп сообщил о сокращении ядерного арсенала России на 100 боеголовок Политика, 13:32 Падение на взлете: что ждет российский рынок допобразования в 2020 году Pro, 13:32 Как проверить «зеленый» бренд на правдивость Партнерский материал, 13:31 Цена российской нефти упала до нового рекорда в $10,5 Бизнес, 13:25 Кремль заявил об обсуждении «разных вариантов» проведения парада Победы Общество, 13:18 Бывший президент «Локомотива» объяснил отказ клуба приобрести Дзюбу Спорт, 13:10 Кремль ответил на сообщение Госдепа о покупке медоборудования у России Общество, 13:08 Машину эвакуировали во время карантина: что делать автомобилистам Авто, 13:04 Кремль анонсировал новое обращение Путина к россиянам Политика, 13:00 Что делать фармкомпаниям в условиях пандемии Pro, 12:58
Политика ,  
0 

Свободный город: куда пойдет «Исламское государство» после потери Мосула

Освобождение иракского города Мосула от ИГ завершится в ближайшие дни. Параллельно исламисты теряют опорные пункты в Сирии. Однако угроза новых терактов в мире в итоге даже возрастает, предупреждают эксперты
Руины соборной мечети ан-Нури в Старом городе Мосула

Полное освобождение Мосула от боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в России террористическая организация) ожидается в ближайшие несколько дней. Об этом в пятницу, 30 июня, агентству Rudaw заявил ​генерал Абдул Вахаб аль-Саади, командир «Золотой дивизии» антитеррористической службы Ирака — CTS.

Днем ранее иракские отряды захватили руины соборной мечети ан-Нури посреди Старого города в Мосуле. В этой мечети день в день три года назад ИГ была объявлена халифатом. После освобождения мечети премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади провозгласил «падение ИГ».

О «полном освобождении города в ближайшие дни» аль-Абади говорил и на прошлой неделе, 22 июня. Однако после этого исламисты захватили больничный комплекс аль-Джумхори к северу от исторического центра и лишь к пятнице были полностью оттуда выбиты.

Сейчас исламисты контролируют в Мосуле около половины территории Старого города — это пространство площадью около 1,3 кв. км у берега реки Тигр. По оценкам генерала CTS Абдулгани аль-Ассади, там продолжают сражаться около 200–300 боевиков.

По старым учебникам

Операция по освобождению Мосула, который считался «столицей» иракской части ИГ, началась еще в октябре 2016 года. За две недели, к началу ноября, передовые отряды CTS достигли восточных предместий города и захватили телецентр. К 23 ноября другие отряды иракской армии обогнули город с запада, замкнув кольцо, после чего начались затяжные городские бои.

На Мосул: как идет наступление на иракскую столицу ИГИЛ. Фоторепортаж
Фотогалерея 

Почему курды вышли в авангард борьбы с ИГИЛ
Политика

Тем самым из восьми с половиной месяцев кампании последние семь — это битва в городских условиях. Уже в декабре издание Politico сообщало о больших потерях (до половины личного состава) в элитных подразделениях CTS. Тогдашний командир «Золотой дивизии» CTS Фазиль Барван 21 декабря уверял, что город «будет полностью освобожден примерно за два месяца».

Реализация иракских военных планов оказалась не слишком качественной, а сама операция получилась «неимоверно затянутой», полагает военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. До сих пор другие кварталы Мосула, не только часть Старого города, еще не до конца зачищены от боевиков, говорит он.

«Кроме того, надо признать, что в этой операции слишком большая величина «сопутствующих потерь», то есть погибшего гражданского населения. При необходимости кварталы без стеснения зачищают ударами ВВС и артиллерии. В этом плане осада Мосула больше напоминает городские бои Второй мировой войны», — заявил РБК Мураховский.

Иракский военный в Мосуле (Фото: Erik De Castro / Reuters)

В конце марта американский генерал Джозеф Вотел утверждал, что за полгода операции в Мосуле погибли 774 иракских солдата. Вместе с союзными силами потери антитеррористической коалиции превысили 800 человек. Сторонники ИГ утверждают, что счет идет на тысячи: якобы к февралю были уже убиты 7 тыс. иракских бойцов.

Аналогичным образом разнятся данные по числу погибших в Мосуле исламистов: от 800–900 до 8–9 тыс. Например, к концу мая в одной только западной половине города, по данным иракцев, были убиты 5,6 тыс. боевиков. Для сравнения: освобождение Пальмиры в начале 2017 года длилось менее двух месяцев, в боях погибли 115 бойцов сирийской армии и от 300 (по данным Сирийского центра мониторинга прав человека) до 1 тыс. (по данным Минобороны России) боевиков ИГ.

При этом потери среди гражданского населения за время операции в Мосуле достигают по меньшей мере 8 тыс. человек (по данным на начало мая). По последним данным ООН, с начала операции к 17 июня город покинули 860 тыс. беженцев, это около половины довоенного населения. В оставшейся части Старого города заложниками боев остаются до 150 тыс. гражданских лиц.

В кольцах фронтов

Как полагает Виктор Мураховский, для полной военной победы над «Исламским государством» освобождения Мосула недостаточно. В любом случае у террористов пока остается под контролем значительная часть долины Евфрата в Сирии: города Эль-Маядин, Ракка и частично Дейр-эз-Зор. «Вопрос о том, когда ИГ лишится всей своей территории, пока висит в воздухе», — отмечает Мураховский.

Тем временем наступление на позиции ИГ идет со всех сторон. В Ливии войска генерала Халифы Хафтара (представляющего «правительство в Тобруке») неделю назад начали наступление на последний анклав сторонников ИГ к югу от Бенгази.

В Сирии с 6 июня продолжается осада Ракки — основной «столицы» ИГ, которую ведут «Демократические силы Сирии» (SDF), состоящие из курдского ополчения и бойцов умеренной оппозиции. Во вторник отряды SDF захватили второй из двух мостов через Евфрат, полностью окружив город.

Автомобиль «Демократических сил Сирии» на западе провинции Ракка (Фото: Rodi Said / Reuters)

В центральной Сирии правительственная армия в пятницу рапортовала о полном освобождении шоссе, связывающего Хомс и прибрежные провинции с Раккой и стратегически важной плотиной Табка. Таким образом, силы ИГ к северу от дороги оказались окружены.

Наконец, на юго-востоке Сирии отряды правительственной армии продвигаются вдоль иракской границы, отодвигая линию фронта от Пальмиры и приближаясь к расположенному на Евфрате городу Дейр-эз-Зор. Последние несколько лет часть города контролируют правительственные войска, отрезанные со всех сторон боевиками ИГ. Снабжение их поддерживается путем «воздушного моста». По прямой до Дейр-эз-Зора от линии фронта ​остается около 100 км.

Успехи наступления на ИГ по всем фронтам не означают краха организации, считает руководитель научных исследований в институте «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. «Их не разгромили, они отступили, оставили территорию. Где теперь эти люди проявят себя со своим военным опытом и религиозным фанатизмом, остается только гадать», — предупреждает он.

Халифат без территории

Аналитики рассказали о потере ИГ 80% доходов
Политика

На этой неделе эксперты IHS Markit в своем докладе подчеркнули, что проект халифата в текущих условиях близок к провалу. За три года ИГ потеряла больше двух третей подконтрольных территорий, которые сократились с 90,8 тыс. кв. км в 2015 году до 36,2 тыс. кв. км. В связи с этим, говорится в исследовании, на 80% упали доходы группировки, которые складывались из продажи нефти и нефтепродуктов, сбора дани на занятых территориях, конфискации имущества и иных противоправных действий.

Компенсировать убытки за счет повышения дани на все еще подконтрольных ИГ территориях, по прогнозам IHS, не выйдет. Все это, по мнению аналитиков агентства, приведет к тому, что боевики бросят больше ресурсов на подготовку терактов за рубежом. А борьба западных стран против исламистов может привести к радикализации консервативных мусульман.

Идея халифата как «исламской альтернативы» останется и после разгрома ИГ, уверен Малашенко. «Борьба за создание такого государства продолжится, ведь многие в исламском мире выступают за шариат в той или иной мере. Пока неясно, что это будет по форме — нечто более радикальное или наоборот, — но увидим мы это буквально в текущем или следующем году», — отмечает Малашенко.

Государство в «государстве»: как боевики ИГ прятали тюрьмы в жилых домах
Фотогалерея 

Эксперты Chatham House также считают, что потеря территорий не уничтожит ИГ, но заставит группировку позиционировать себя уже как подпольную организацию. Вследствие этого «Исламское государство», скорее всего, сменит военную и экономическую тактики. Она начнет инвестировать свои денежные резервы в официальную и неофициальную экономику и будет активно интегрироваться в иракское общество.

С утратой территории ИГ больше не сможет обеспечивать безопасность сетям контрабанды. Тогда, пишет Chatham House, организация сосредоточится на легальном бизнесе с ориентацией на прибыль и на работе с племенными элитами. Значительную роль в этом сыграют посредники — суннитские и шиитские бизнесмены, которые согласятся иметь дело с ИГ из экономических соображений.

Сейчас на имеющиеся денежные запасы лидеры ИГ через третьих лиц приобретают различные легальные предприятия (компании, выпускающие электронику, автомобильные компании, частные больницы и компании пищевой промышленности) и выплачивают посредникам ежемесячную зарплату. Те, в свою очередь, делятся со своими партнерами из ИГ доходами от этих предприятий.

Иракская армия наступает на западные районы Мосула. Фотогалерея
Фотогалерея 

Другой способ отмывания денег — покупка долларов США в обмен на иракские динары. ИГ меняет деньги, либо полагаясь на валютные компании, либо владея ими через третьи лица. Организация таким путем участвует в валютных аукционах иракского Центробанка, которые проводятся для стабилизации национальной валюты. Аукционы позволяют исламистам продавать огромные денежные резервы динаров и приобретать на них доллары.

Справиться в ближайшее время с «Исламским государством» не поможет и устранение лидера Абу Бакра аль-Багдади, который мог погибнуть во время обстрела Ракки российскими ВКС, полагает эксперт Foreign Affairs Колин Кларк. Тем не менее потеря Багдади может привести к внутреннему расколу в ИГ и даст возможность «Аль-Каиде» запустить процесс добровольного или принудительного воссоединения. Кроме того, смерть лидера станет символической победой западной коалиции, России и других негосударственных субъектов, сражающихся с исламистами. Однако концом для ИГ это не станет, ведь группировка уже неодн​ократно лишалась высокопоставленных лидеров в прошлом, отмечает Кларк.