Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Гендиректор «Зенита» назвал крайний срок возобновления чемпионата России Спорт, 19:08 Число погибших при взрыве в доме в Орехово-Зуево увеличилось до двух Общество, 19:04 Глава Минэкономики попросил бизнес «не впадать в психоз» из-за вируса Экономика, 19:01 СК возбудил дело после взрыва в Орехово-Зуево Общество, 18:56 Глава Роспотребнадзора назвала основной способ передачи коронавируса Общество, 18:38 Тренер Нурмагомедова назвал условия для проведения боя против Фергюсона Спорт, 18:28 После взрыва в Орехово-Зуево не нашли четырех человек Общество, 18:17 Правительство ввело мораторий на возбуждение дел о банкротстве Бизнес, 18:05 Попова назвала долю бессимптомных носителей коронавируса в России Общество, 17:42 Вице-президент «Барселоны» заразился коронавирусной инфекцией Спорт, 17:40 Hyundai Creta – 2021: каким будет новое поколение Авто, 17:13 Правительство начало обсуждать прямые субсидии малому бизнесу Экономика, 17:00 Бывший капитан «Барселоны» Хави пожертвовал €1 млн на борьбу с COVID-19 Спорт, 16:45 Голикова назвала страны — лидеры по завозу коронавируса в Россию Общество, 16:44
Украинский кризис ,  
0 

Выбить почву из-под ног: зачем Киев хочет отменить закон о языках

Конституционный суд Украины признал неконституционным закон, дававший русскому языку статус регионального. По факту он русскоязычных граждан не защищал, но с его отменой русский язык окажется в правовом вакууме, говорят эксперты
Фото: Валентин Огиренко / Reuters

Конституционный суд Украины (КСУ) признал неконституционным закон 2012 года, придающий русскому языку статус регионального. Решение принято на заседании суда в среду, 28 февраля, после полутора лет рассмотрения.

На официальном сайте суда сообщается лишь, что решение по делу о соответствии закона Конституции принято, но само решение 28 февраля обнародовано не было. Представитель пресс-службы КСУ рассказал РБК, что его текст будет опубликован 1 марта.

Несколько украинских политиков из националистической партии «Свобода» на своих страничках в социальных сетях заявили, что, по их данным, постановление КСУ действительно гласит о неконституционности языкового закона. Об этом сообщили, например, Олег Бондарчук, Андрей Ильенко и лидер «Свободы» Олег Тягнибок. Именно депутаты «Свободы» летом 2014 года направили в КСУ обращение с требованием оценить конституционность закона.

Согласно украинскому законодательству решение КСУ вступает в силу сразу после его обнародования, и если 1 марта подтвердится, что суд признал закон неконституционным, то он моментально потеряет юридическую силу — полностью или частично, в зависимости от того, какие его части КСУ признает неправомерными.

Правило 10%

Украинский закон «Об основах государственной языковой политики» был принят во втором чтении Верховной радой в июле 2012 года и подписан президентом Виктором Януковичем в августе 2012 года. Прозванный также в СМИ «законом Кивалова — Колесниченко» по фамилиям внесших его депутатов Рады, он гарантировал использование на Украине региональных языков в отдельных городах и областях наравне с государственным украинским языком. Закон, в частности, давал право применять региональный язык в государственных и коммунальных учебных заведениях.

Судьба авторов

Сергей Кивалов и Вадим Колесниченко были депутатами от Партии регионов (партии президента Виктора Януковича), были известны своей пророссийской позицией. Будучи одним из главных противников Евромайдана, в 2014 году Колесниченко был вынужден бежать из Киева в Севастополь, сложил полномочия народного депутата Украины, а в апреле того же года вступил в российскую партию «Родина». Позже, в 2015 году, Украина инициировала уголовное преследование Колесниченко, обвинив его в том числе в совершении действий по неконституционному изменению украинской территории. Сам Колесниченко отверг обвинения киевских властей и на допрос ехать отказался.

Сергей Кивалов до сих пор является депутатом украинского парламента.

Принятый закон давал возможность использовать язык нацменьшинства в качестве регионального языка в тех областях, где он считается родным для более 10% населения. Процент вычислялся на основании Всеукраинской переписи населения 2001 года — единственной проведенной за все годы независимости Украины. В таких регионах региональный язык может использоваться наравне с государственным украинским языком в законодательно установленных сферах (на нем можно вести делопроизводство).

В 2012 году русский язык был признан региональным в Одессе, Севастополе, Николаеве, Херсоне, а также в Харьковской, Одесской, Донецкой, Запорожской, Херсонской, Луганской и Днепропетровской областях.

За отмену закона Верховная рада Украины проголосовала почти сразу после смены власти в Киеве в феврале 2014 года, что вызвало возмущение местных органов самоуправления в некоторых регионах страны. Тем не менее Александр Турчинов, исполнявший тогда обязанности президента Украины, отказался ратифицировать решение парламента до тех пор, пока не будет принят новый закон. С тех пор законопроект об отмене закона о языковой политике оставался неподписанным.

В июле 2014 года 57 депутатов Рады потребовали у КСУ проверить «закон Кивалова — Колесниченко» на предмет его соответствия ч.1 ст.10 Конституции Украины, в которой говорится: «Государственным языком в Украине является украинский язык. Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины». Один из инициаторов обращения — депутат Олег Бондарчук — выразил опасения, что положения закона «фактически означают возможность применения регионального языка без одновременного применения государственного языка».​

Фото: Мстислав Чернов / AP

Язык в вакууме

Во время подготовки «закона Кивалова — Колесниченко» в 2012 году некоторые государственные органы Украины выступали против его принятия и давали негативную оценку будущему закону. Например, главное научно-экспертное управление Верховной рады отмечало, что законопроект противоречит Конституции Украины и закону о ратификации Европейской хартии региональных языков. В этих документах, объясняло главное научно-экспертное управление Верховной рады, в отличие от «законопроекта Кивалова — Колесниченко», русский язык не наделен особым статусом, отличным от статуса других языков национальных меньшинств.

Комитет Верховной рады по вопросам культуры и духовности и вовсе посчитал, что русский язык может вытеснить украинский в русскоязычных регионах, а в украинском Министерстве финансов отказались поддержать законопроект, объясняя свою позицию тем, что в случае его принятия выполнение закона обойдется бюджету в 12–17 млрд грн в год ($1,5–2 млрд в ценах 2012 года).

Опрошенные РБК эксперты отмечают: на деле закон о языковой политике не гарантировал защиту прав русского языка и русскоязычного населения.

Единственное преимущество закона заключалось в возможности местных властей объявить русский язык региональным и фактически приравнять его к официальному, пояснил украинский эксперт по международным и правовым вопросам Андрей Бузаров. По словам же народного депутата Украины Сергея Каплина («Блок Петра Порошенко»), отмена такого закона не ущемляет права русскоязычного населения, поскольку в СМИ, культуре и быту русский язык по-прежнему широко используется.

«В сравнении с моментом принятия закона в 2012 году политические обстоятельства изменились коренным образом, и уже давно в стране нет политической воли его выполнять», — сказал РБК Каплин. Более того, по мнению депутата, закон изначально не призван был решать накопившиеся вопросы и вызовы языковой политики, но должен был лишь обеспечить его составителям известность.

Однако попытка отмены закона в последние дни Евромайдана придала закону общественную значимость, отмечают эксперты. «События вокруг закона в феврале-марте 2014 года спровоцировали, если говорить осторожно, недовольство в русскоязычных регионах», — отмечает Бузаров. Теперь же, отмечает Бузаров, грядущая отмена закона грозит лишить русский язык какого-либо статуса на Украине: «Он и не официальный, и не язык межнационального общения, и даже не иностранный. У него был статус регионального, и его теперь не будет». Такая политика, по его словам, отвечает радикальному националистическому тренду на выдавливание русского языка из публичной, официальной жизни. «Не дадут русскому языку и статус иностранного, чтобы не позволять школьникам и студентам​ массово его учить», — предположил Бузаров.

Тем не менее эксперты не ожидают резкого обострения отношений между Киевом и Москвой из-за споров о языковом законе. По мнению Каплина, споры вокруг «закона Кивалова — Колесниченко» находятся «на грани исчерпания». Бузаров отмечает, что российско-украинские отношения и так находятся на крайне низкой точке, прогнозируя, что Москва ограничится выражением недовольства и несогласия. «Гораздо больше проблем Киев ждет в отношениях с Брюсселем, который может рассматривать перипетии украинской языковой политики как дискриминацию, прямо противоречащую Копенгагенским критериям вступления в Евросоюз», — добавил он.