Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Полиция Украины назвала имена подозреваемых в убийстве Шеремета Общество, 20:26 Телеканал сообщил о первом интервью Зеленского журналистам из России Политика, 20:14 Пробки в Москве достигли десяти баллов Общество, 20:08 Полиция Украины назвала основную версию убийства журналиста Шеремета Общество, 20:05 Вредные советы для вашего бизнеса РБК и УРАЛСИБ, 19:57 Сборная России назвала состав на матч Кубка «Первого канала» со Швецией Спорт, 19:35 Полиция Украины раскрыла детали расследования убийства Шеремета Политика, 19:32 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:28 Как тепло парков согреет Великобританию Партнерский материал, 19:28 Путин заявил о необходимости нового осмысления Конституции Политика, 19:21 В МИДе опровергли сотрудничество Lobaye Invest с боевиками в ЦАР Политика, 19:16 Финансовый холдинг «Сафмара» Гуцериева объявил о выкупе акций с биржи Финансы, 19:09 ЦОДД рекомендовал москвичам отказаться от автомобиля в вечерний час пик Общество, 19:06 Курс евро впервые с сентября опустился ниже 70 руб. Финансы, 19:04
Война санкций ,  
0 
Сбербанк и ВТБ обвинили Евросоюз в нарушении международных обязательств
На сайте Европейского суда опубликованы доводы российских банков, которые пытаются в судебном порядке добиться отмены введенных против них санкций. Сбербанк и ВТБ, к примеру, просят суд признать действия Брюсселя незаконными, поскольку они противоречат обязательствам ЕС в рамках ВТО и нарушают ряд других международных договоров
Здание Европейской Комиссии в Брюсселе (Фото: Getty Images)

Сбербанк, ВТБ, Внешэкономбанк и его украинская «дочка» Проминвестбанк заявили суду, что Совет Евросоюза не сумел обосновать, на каком основании против российских банков были введены санкции. Тем самым ЕС нарушил собственную конвенцию о правах человека, считают российские банки.

Истцы спорят с базовым критерием, объединяющим, по мнению ЕС, все санкционированные банки. Этот критерий сформулирован в июльском решении Европейского Совета об ограничительных мерах против России («основные кредитные организации или финансовые организации развития, в которых более 50% принадлежит государству или контролируется им») и в поставлении о санкциях («основные кредитные организации или иные организации, которые обладают официальным мандатом способствовать повышению конкурентоспособности российской экономики, ее диверсификации и стимулированию инвестиций; [эти организации] основаны в России и в них более 50% принадлежит государству или контролируется им по состоянию на 1 августа 2014 года»).

Именно с этими формулировками не согласны банки, указывая на «очевидную ошибку в оценке фактов», которые принимались во внимание при внесении их в список. ВТБ, который на 60,9% принадлежит РФ в лице Росимущества, прямо указывает, что правительство России не управляет банком и что у банка «нет официального мандата на повышение конкурентоспособности российской экономики <...>» (далее полностью приводится определение из постановления Совета).

Сбербанк также говорит об ошибке, отмечая, что банк не соответствует критериям, установленным ЕС для внесения банков в санкционный список. И потому, по мнению юридических представителей «Сбера», накладывая санкции против крупнейшего российского банка, Совет попросту превысил свои полномочия.

Внешэкономбанк просто отмечает, что Совет ЕС не предоставил «фактических или явных доказательств» о соответствии ВЭБа указанным критериям. ВЭБу, вероятно, сложнее всего будет опираться на этот аргумент, поскольку он больше других банков подходит под описание в постановлении ЕС. На сайте банка сообщается, что он работает «для повышения конкурентоспособности российской экономики, ее диверсификации и стимулирования инвестиционной деятельности». В большинстве своих доводов ВЭБ ссылается на то, что Совет не предоставил каких-либо оснований для введения против него санкций, не обусловил, каким образом это поможет ему добиться своих целей. При этом санкции дискриминируют банк, негативно влияя на его позиции по отношению к конкурентам на различных рынках. 


В июле ЕС запретил европейцам проводить с внесенными в санкционный список российскими банками операции по инструментам, которые могут передаваться от одного участника рынка другому (transferable securities): речь идет об акциях, депозитарных расписках, облигациях, и инструментах денежного рынка (векселях, депозитных сертификатах, коммерческих бумагах), если они обладают сроком погашения более 90 дней. 12 сентября Брюссель сократил срок ​ разрешенного долгового финансирования до 30 дней. Эти ограничения коснулись также Россельхозбанка, но он не стал обращаться в суд.

Помимо внесенных в список банков, санкции Евросоюза также распространяются на организации, в которых им принадлежит более 50%. Таким образом, под санкциями оказалась украинская «дочка» ВЭБа, она также подала заявление в суд, в котором говорится, что ее аргументы полностью совпадают с теми, которые приводит материнский банк. «Дочка» Сбербанка –​ и турецкий Deniz Bank, который также подпал под санкции и подал отдельный иск в суд ЕС, но его доводы пока не опубликованы.


Также банки приводят стандартные аргументы, к которым обращались и другие российские компании, оспаривающие санкции в суде ЕС: они состоят в том, что Совет не сумел объяснить им причины, по которым против них были введены санкции, а отсутствие аргументации лишает их возможности эффективно защищаться в суде. Кроме того, банки обвиняют Совет в нарушении их фундаментальных прав, закрепленных в Европейской конвенции о правах человека, которая гарантирует право на защиту собственности, бизнеса и репутации.

В отличие от других российских банков, начавших разбирательства с ЕС, Сбербанк и ВТБ, помимо требования отменить затрагивающие их статьи постановлений, просят суд еще и признать незаконными действия Совета ЕС.

В частности, ВТБ настаивает, что санкционные меры непропорциональны целям, которые преследует Совет, а именно попыткам оказать давление на правительство России, чтобы оно изменило свою политику в отношении Украины. Во-вторых, заявляют адвокаты ВТБ, введение санкций против банков идет вразрез с международными правовыми обязательствами Евросоюза. Так, например, ВТБ полагает, что ЕС нарушил свои обязательства в рамках Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС, один из основополагающих правовых актов ВТО) – по вопросам обеспечения равного доступа к рынкам и т.д. Также санкции нарушают ряд статей Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и РФ от 1997 года и заставили государства, входящие в состав ЕС, нарушить двухсторонние партнерские договоры с Россией («договоры о дружбе, торговле и навигации и прочие», говорится в заявлении ВТБ).

Похожие аргументы о том, что ограничительные меры противоречат договоренностям стран в рамках ВТО и другим международным договорам, приводила и «Роснефть», которая также пытается опротестовать европейские санкции.

Среди защитников Сбербанка и ВТБ указана британский барристер, специалист по санкционным кейсам Майя Лестер, она также является юридическим представителем в суде ЕС бизнесмена Аркадия Ротенберга, который, как и российские компании, оспаривает введенные против него санкции.

Магазин исследований: аналитика по теме "Банки"