Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Шипы или липучка: какие шины выбрать для зимы РБК и Dunlop, 14:14 Минприроды назвало регионы с наибольшим риском «мусорного коллапса» Общество, 14:12 Успешный интернет-магазин с нуля: 10 важных элементов Pro, 14:04 Хогвартс для айтишника: как школа из Мытищ готовит детей к индустрии 4.0 Pro, 14:04 Россия попросила изменить правила четверных прыжков в фигурном катании Спорт, 14:02 Министр обороны Боливии объявил об отставке Политика, 14:00 Московская биржа анонсировала выпуск первых «зеленых» облигаций Зеленая экономика, 13:59  Во Франции не исключили лишения доцента Соколова ордена Почетного легиона Общество, 13:58 «Город в городе»: каким будет крупнейший офисный парк Новой Москвы Недвижимость, 13:56  Задержанных в Венгрии фанатов ЦСКА отпустили на свободу Спорт, 13:53 Ложная стратегия: 6 ошибок начинающего инвестора Quote, 13:51 Владимир Соловьев ответил на решение Украины завести два дела против него Технологии и медиа, 13:51 Евгений Смирнов — о псевдоэкологических маркировках на товарах Партнерский материал, 13:45 Президент в иммиграции: куда уезжали главы государств после потери власти Политика, 13:35 
Год с Крымом ,  
0 
Тюрьма для режиссера: за что Сенцова предложили осудить на 23 года
В среду обвинение попросило суд приговорить обвиняемого в терроризме украинского режиссера Олега Сенцова к 23 годам лишения свободы. Приписываемые Сенцову реальные действия — поджог двери и окна, настаивает защита
Украинский режиссер Олег Сенцов (Фото: ТАСС)

​В среду прокурор Олег Ткаченко попросил Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорить обвиняемого в терроризме режиссера из Крыма Олега Сенцова к 23 годам строгого режима, сообщил РБК его адвокат Дмитрий Динзе. Для его предполагаемого сообщника, анархиста Александра Кольченко, обвинение попросило 12 лет колонии. Защита Сенцова настаивает на полном оправдании режиссера. Адвокаты Кольченко просили оправдать его по обвинению в терроризме и переквалифицировать действия в поджогах на более мягкие статьи уголовного кодекса — «Хулиганство» и «Умышленное повреждение чужого имущества».

В чем обвиняют

Жители Крыма Сенцов и Кольченко были задержаны ФСБ на полуострове в мае 2014 года. По версии следствия, они вместе с сообщниками, участниками проукраинских митингов в Крыму — юристом Геннадием Афанасьевым и историком Андреем Чирнием — 14 и 18 апреля подожгли офисы организаций «Русская община Крыма» и местного отделения «Единой России», а также планировали взрывы в ночь на 9 мая у Вечного огня и памятника Ленину в Симферополе. ФСБ настаивает, что все задержанные являются членами запрещенной в России организации «Правый сектор».

Сенцову предъявлены обвинения по части 1 статьи 205.4 УК (создание и руководство террористическим сообществом), пункту «а» части 2 статьи 205 УК (совершение теракта), части 1 статьи 30, пункту «а» части 2 статьи 205 УК (приготовление к теракту), части 3 статьи 30 и части 3 статьи 222 УК (покушение на незаконное приобретение взрывных устройств), и части 3 статьи 222 УК (незаконное приобретение, перевозка и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов). Антифашист Кольченко обвиняется по части 2 статьи 205.4 УК (участие в деятельности террористического сообщества) и пункту «а» части 2 статьи 205 УК (совершение теракта).

Как было установлено в ходе судебных заседаний, химик Александр Пирогов обратился в ФСБ, сообщив о просьбе Алексея Чирния изготовить самодельное взрывное устройство. По заданию оперативников химик изготовил муляж бомбы и заложил ее под мостом через реку Малый Салгир в окрестностях Симферополя, где при попытке забрать устройство Чирний был задержан. После чего дал показания об остальных фигурантах дела, рассказав о группе, которой якобы руководит Сенцов, в прошлом активный участник «Автомайдана».

Чирний и Афанасьев, на показаниях которых обвинение строит версию о причастности Сенцова к поджогам и подготовке взрыва, согласились на сотрудничество со следствием, признали свою вину и были приговорены в особом порядке (без исследования доказательств) каждый к семи годам лишения свободы (в декабре 2014 года и апреле 2015 года). По данным издания «Медиазона», еще четверо предполагаемых участников «террористической группы» Сенцова с фамилиями Цыриль, Боркин, Зуйков и Асанов объявлены в розыск.

Доказательства

Ключевыми доказательствами терроризма в деле Сенцова обвинение считает сделанные скрытой камерой видеозаписи встреч Пирогова и Чирния. Последний во время этих встреч «не скрывал своих антироссийских взглядов» и недовольства ситуацией в Крыму, а также утверждал, что действует в составе группы, которой руководит «человек из «Автомайдана». После задержания Чирний дал показания на Сенцова и Афанасьева. По его словам, Сенцов дал крымчанину указание взорвать памятник Ленину, а также с помощью Афанасьева организовывал поджоги офисов пророссийских организаций.

Следствие настаивает, что Сенцов звонил Чирнию с телефона Афанасьева и торопил последнего с изготовлением взрывного устройства. В материалах дела имеется соответствующий биллинг соединений. Кроме того, при обыске в доме Асанова — другого предполагаемого участника группы — был найден пистолет Макарова, на котором эксперты нашли следы биологического материала Сенцова. В свою очередь подсудимый ранее заявлял, что после задержания оперативники засовывали ему в рот ствол неизвестного пистолета.

В суде режиссер отказался давать показания, настаивая на политической ангажированности и незаконности процесса. Защита уверяет, что Сенцов не имеет никакого отношения к подготовке подрывов памятника Ленину. Обвинение строится исключительно на показаниях Чирния и Афанасьева, которые отказались подтвердить их в суде, а Афанасьев заявил, что оговорил других фигурантов дела под давлениям, настаивает Динзе.

Кольченко подготовка взрыва не вменяется, но он признал свое участие в поджоге офиса «Единой России». При этом незначительные повреждения (пожар был оперативно потушен) пустующих в вечернее время помещений, по версии защиты, неверно квалифицированы следствием как терроризм. Эти действия могут попадать под статью 167 УК (умышленное повреждение чужого имущества)  — именно по ней первоначально было возбуждено уголовное дело, рассказывала адвокат Кольченко Светлана Сидоркина.

Квалификация дела

Наказание по статьям УК, в нарушении которых обвиняется 39-летний Сенцов, предусматривает в совокупности пожизненное заключение. Максимально возможный срок для Кольченко — 20 лет лишения свободы соответственно.

Защита обвиняемых считает, что никаких оснований для столь серьезных обвинений в деле нет. По мнению адвокатов, террористического сообщества не существовало: группа не имела единого руководства, каждый из фигурантов дела решал, будет он участвовать в поджогах или нет, самостоятельно. Более того, ФСБ не смогло представить никаких доказательств, что Сенцов или Кольченко участвовали в «Правом секторе» или восприняли его идеологию, настаивали в суде адвокаты.

Напротив, Кольченко подчеркивал в суде свои антифашистские взгляды: он даже пострадал от рук праворадикалов, избивших его за организацию показа фильма об убитой националистами в Москве журналистке «Новой газеты» Анастасии Бабуровой.

В защиту Сенцова и Кольченко выступили правозащитники и режиссеры. Правозащитный центр «Мемориал» признал обоих фигурантов дела политзаключенными. Проанализировав его материалы, правозащитники пришли к выводу, что обвинения в адрес Сенцова основаны на доказательствах «недопустимо низкого качества». Поджог офиса, в котором участвовал Кольченко, не создавал угрозу жизни, никто из предполагаемых террористов не демонстрировал умысел на устрашение населения, что является обязательным квалифицирующим признаком теракта, и не выдвигал никаких требований, считают в «Мемориале».

«Мемориал» также обращает внимание, что за последние годы офисы «Единой России» неоднократно подвергались поджогам, однако квалифицировались они по статье 167 УК (умышленное уничтожение имущества) или по статье 213 УК (хулиганство). Обе статьи предполагают наказание не более семи лет лишения свободы.

В среду стало известно, что в защиту Сенцова с открытым письмом к российскому руководству обратились члены Европейской киноакадемии. В защиту Сенцова выступили, в частности, режиссеры Аки Каурисмяки, Анджей Вайда, Кшиштоф Занусси, Вим Вендерс.​ В 2014 году за освобождение Сенцова выступил кинорежиссер Никита Михалков.

Сопоставимые с запрошенным Сенцову сроки от 20 до 25 лет в этом году получили блогер Василий Федорович, возглавлявший банду, на счету которой 14 жизней, участник националистической группировки БОРН Михаил Волков, признавший участие в двух громких убийствах, участник террористической организации «Вилаят Дагестан» Рамзан Хализов, обвинявшийся в теракте в Пятигорске в 2013 году, унесшем жизни трех человек.

​Несоразмерным наказанием вменяемым Сенцову деяниям назвал запрошенный срок член президентского Совета по правам человека и руководитель правозащитной «Крымской полевой миссии» Андрей Юров. По его словам, работа спецслужб в Крыму не сильно отличается от регионов Северного Кавказа. «Не стал бы сравнивать с совсем особой ситуацией в Чечне и Дагестане, но с другими регионами — можно вполне. И мне непонятно, чем это обосновано. Адекватной угрозы я здесь не вижу», — говорит Юров.