Лента новостей
Трамп пригрозил «покончить» с Ираном в случае новых угроз в сторону США Политика, 01:23 Google лишил Huawei доступа к своим ресурсам Бизнес, 01:03 Организаторы отказались аннулировать победу Нидерландов на «Евровидении» Общество, 00:24 Грузовикам запретили выезжать на трассы в жару Общество, 00:12 ЦСКА восьмой раз в истории выиграл баскетбольную Евролигу Спорт, 00:02 Счетная палата раскритиковала медленное освоение денег на нацпроекты Экономика, 00:00 Сборная России обыграла Швейцарию на чемпионате мира по хоккею Спорт, 19 мая, 23:48 На Урале пять человек погибли после падения автомобиля с моста в реку Общество, 19 мая, 23:45 Пашинян анонсировал новый этап революции в Армении Политика, 19 мая, 23:42 В Германии один человек погиб после аварии междугороднего автобуса Общество, 19 мая, 23:15 Фотографии как у Афродиты: в чем секрет успешной съемки РБК Стиль и HUAWEI, 19 мая, 23:15 Порошенко уволил Турчинова с поста секретаря СНБО Политика, 19 мая, 22:57 В Багдаде возле посольства США произошел взрыв Политика, 19 мая, 22:42 Бизнесмен Макаров ответил на видео с «россиянкой» и бывшим вице-канцлером Политика, 19 мая, 22:11
Политика ,  
0 
Путин предъявил Западу старые претензии
В ходе пресс-конференции Владимир Путин предъявил западным партнерам старые претензии, однако в целом тон его высказываний был умеренным, что может быть положительно воспринято, говорят эксперты.
Президент России Владимир Путин (Фото: Getty Images)

Старые партнеры виноваты

Вопрос об отношениях России с западным миром был на пресс-конференции задан четвертым по счету, но впоследствии президент возвращался к этой теме несколько раз. Из ответов президента следовало, что не Россия виновата в создании новых разделительных линий, по аналогии с Берлинской стеной. Их восстановление, по словам Путина, «началось не сейчас». Он перечислил две волны расширения НАТО на Восток, развитие системы ПРО на границах с Россией, наличие американских баз за рубежом и десятикратное превосходство бюджета Пентагона над бюджетом российского Минобороны.

Ничего нового, чего президент не говорил бы раньше, он на пресс-конференции не сказал, констатирует Сергей Уткин, заведующий отделом стратегических оценок центра ситуационного анализа РАН. Появились умеренные тона, но по украинскому вопросу смягчение риторики и позиции пошло раньше, указывает эксперт. В начале неделе министр иностранных Сергей Лавров назвал президента Украины Петра Порошенко «лучшим шансом» для соседней страны, а Путин после переговоров с французским лидером Франсуа Олландом заговорил о необходимости восстановления единого политического пространства Украины. 

Украинский рецепт 

К украинской теме Путин подробно возвращался два раза. На вопрос корреспондента украинского агентства УНИАН о количестве российских военнослужащих, в том числе погибших, на Украине, президент сказал только, что «все люди, которые по зову сердца исполняют свой долг либо добровольно принимают участие в каких-то боевых действиях, в том числе и на юго-востоке Украины, не являются наемниками, потому что за это денег не получают». Говоря о находящихся на территории России украинских военных, Путин сказал, что летчица Надежда Савченко будет освобождена, если ее невиновность в гибели российских журналистов будет установлена в суде, а по другим задержанным также ведется предварительное следствие на предмет их причастности к террористической деятельности.

План мирного урегулирования на Украине, предлагаемый Россией не изменился: требуется восстановить экономические связи (Киев должен начать закупки донбасского угля) и исполнение минского меморандума – начать нужно с определения линии разграничения, от чего отказались ополченцы, опасающиеся за жизнь родственники в селах, которые были бы переданы украинской стороне. Также, по мнению Путина, необходимо провести обмен пленными по принципу «всех на всех».

Фотогалерея 
Как россияне смотрели большую пресс-конференцию Владимира Путина

Радикальных подвижек как по ситуации на Украине, так и по отношению с Западом на пресс-конференции президента нет, но в некоторых вопросах есть настрой на компромисс, говорит генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов: Путин сам дал возможность задать вопрос украинскому информагентству, хотя очевидно предполагал, что вопрос будет нелегким. Это индикатор того, что президент хочет общаться с украинской элитой и украинским обществом, можно говорить о том, что риторика в отношении Украины несколько смягчилась, говорит эксперт. 

Пресс-конференция подтвердила тенденцию последних недель – демонстративное дистанцирование Кремля от ситуации на Украине, на этой неделе сначала от Сергея Лаврова, а теперь от Путина мы услышали комплименты в адрес Порошенко, комментирует украинский политолог Кость БондаренкоПутин также показал, что у него нет экспансионистских планов, нет желания видеть ДНР и ЛНР в составе России или в качестве Приднестровья, поскольку это создаст дополнительные неудобства России, уверен он.

Новые партнеры

Внешняя политика хотя и была представлена, но все же не была основной темой, говорит Кортунов. В беседе с журналистами Путин говорил о хороших отношениях с Турцией и Китаем, росте влияния Шанхайской организации сотрудничества, зависимости славянских стран, входящих в Европейский союз, от внешнего давления, заодно он выразил готовность принять в Москве любого представителя грузинского руководства. 

Вокруг Ирана получилась любопытная дискуссия, из вопроса следовало, что в Иране не очень довольны уровнем взаимодействия с Россией, ответ Путина был не очень убедительным, говорит Сергей Уткин. Путин говорил о необходимости работы по увеличению товарооборота, но, как выяснилось из его слов, есть проблемы по готовящейся сделке по закупке иранской нефти. Есть сложности с расчетами, контракты должны быть выгодны компаниям, а это непростое дело, сказал Путин. Он также выразил удивление тем, что соглашение иранской ядерной программе еще не было заключено. Получается, что иранская ядерная программа чуть ли не единственная тема, в которой Россия действует сообща с западными странами, говорит Уткин. В целом пресс-конференция может иметь положительный внешнеполитический эффект — президенту задавались адекватные вопросы по ситуации в стране и он показал готовность на них отвечать, резюмирует Уткин.