Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Что вы знаете о Северном морском пути. Тест РБК и Газпром нефть, 08:07
Аналитики RAND назвали четыре шага США к прекращению конфликта на Украине Политика, 08:00
Генерал ВВС США предупредил о скорой войне с Китаем Политика, 07:53
МИД заявил о «сожжении» США мостов диалога по информационной безопасности Политика, 07:43
ХАМАС назвало теракт в Иерусалиме ответом на действия Израиля Политика, 07:29
Из чего на самом деле состоят полуфабрикаты РБК и Черкизово, 07:19
Рогов рассказал о результатах ударов по Запорожью Политика, 07:19
Тайм-менеджмент: как больше успевать и не выгореть
За 5 дней вы научитесь использовать разные инструменты управления временем
Прокачать навык
Посольство призвало США заняться правами человека в своей стране Политика, 06:50
Мэр Омска увидел пропаганду ЛГБТ в радужных голубях на набережной города Общество, 06:36
МИД Украины вызовет посла Венгрии из-за слов Орбана о «ничейной земле» Политика, 06:24
МИД заявил о моделировании НАТО киберударов по энергосистеме Москвы Политика, 06:02
Советник Пушилина заявил о «тяжелых боях» под Угледаром Политика, 05:43
Bloomberg узнал о согласии G7 на предложение ЕС по потолку цен на дизель Политика, 05:31
«РИА Новости» узнало о плане усилить российскую ПВО в зоне спецоперации Технологии и медиа, 05:16
Политика ,  
0 

Эксперты предложили механизм избавления судов от обвинительного уклона

Российские судьи должны стать независимы от председателей судов, правоохранительных органов и администрации президента, участвующих в назначении судей, уверены эксперты. Это поможет избавиться от обвинительного уклона
Фото: Александр Рюмин/ТАСС
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Российские суды должны избавиться от обвинительного уклона, повысить независимость судей, изменить политику набора судей и снизить общую нагрузку на систему, говорится в докладе «Диагностика работы судебной системы в сфере уголовного судопроизводства и предложения по ее реформированию» Института проблем правоприменения (ИПП), существующего при Европейском университете в Санкт-Петербурге.

Исследование (есть в распоряжении РБК), проведенное при поддержке Комитета гражданских инициатив, подготовлено на основе данных официальной статистики за 2007–2014 годы, собственных исследований ИПП и интервью с сотрудниками судов.

Обвинительный уклон

В период с 2009 по 2013 год судьи ежегодно осуждали 75–75,5% подсудимых. «Средний судья, работающий по уголовным делам, выносит за семь лет около 500 обвинительных и лишь один оправдательный приговор», — говорится в докладе. В отношении 22–23% подсудимых дела прекращались в связи, например, с примирением сторон или с деятельным раскаянием.

«Правосудие в российских судах функционирует таким образом, что вероятность быть оправданным настолько мала, что можно говорить о том, что виновность человека определяется почти с 100-процентной вероятностью на более ранних этапах уголовного преследования», — отмечают эксперты ИПП. Более половины от всех уголовных дел (57,2%) рассматривается в особом порядке, то есть без исследования доказательств: это возможно, если подсудимый признает свою вину.

С 2009 по 2014 год суды вместо лишения свободы стали активнее использовать альтернативные виды наказания — их доля возросла с 29,4 до 45%. Одновременно уменьшилась доля осужденных, приговариваемых к лишению свободы, — с 39,1 до 28,6% в случае условного осуждения, с 31,4 до 26,4% в случае реального. Отправление правосудия по уголовным делам стало несколько гуманнее, заключают эксперты ИПП.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев связывал это с тем, что после вступления в силу нового Уголовно-процессуального кодекса в 2002 году вопросы арестов перешли в юрисдикцию судов. После этого количество заключенных ежегодно снижалось.

Вероятность изменения или отмены оправдательного приговора вышестоящим судом — 30%, обвинительного — 3%, подчеркивается в докладе.

Суды присяжных в год рассматривают 0,1% от всех дел. После вступления в силу нового Уголовно-процессуального кодекса суды присяжных могли рассматривать преступления по всем статьям, но после 2010 года число статей было сильно ограничено. Как подчеркивается в докладе, коллегии присяжных заметно чаще оправдывают обвиняемых, чем обычные суды: доля оправдательных решений составляет 13%.

Особенности правоохранительной системы

В общей сложности правоохранительные органы регистрируют 12 млн сообщений о преступлениях, которые после проверки превращаются в 2 млн уголовных дел. Из них 900 тыс. попадают в суд. «Система организационных стимулов следователей и прокуроров требует добиваться отсутствия оправдательных приговоров. Ответственность за результат работы предыдущей стадии не приветствует признание ошибки», — отмечается в докладе. Часть дел (33,3 тыс. в 2014 году) прокуратура возвращает следствию в связи с выявленными нарушениями.

«Наибольшие шансы дойти до суда имеют дела максимально простые, содержащие признание подозреваемого и достаточно очевидные доказательства», — говорится в исследовании. Оправдательный приговор означает для правоохранительных органов ухудшение отчетности и дисциплинарные меры, поэтому такого исхода стороны стараются избегать.

Судьи как минимум в 97% случаев удовлетворяют все ходатайства следствия, которые касаются оперативно-разыскных мероприятий, в том числе обысков или прослушки. Например, в 2014 году суды только 432 раза отказали правоохранительным органам в прослушивании телефонных разговоров фигурантов дела. Всего же таких ходатайств было подано более 513 тыс.

Снижает шансы на оправдательный приговор институт адвокатов по назначению, чью работу оплачивает государство. Однако и адвокаты по соглашению далеко не всегда могут добиться желаемого результата для своих клиентов. «По результатам социологического опроса мы знаем, что и следователи, и судьи считают доказательства, предоставленные стороной защиты, наименее убедительными изо всех», — подчеркивают эксперты ИПП.

Эксперты предложили механизм избавления судов от обвинительного уклона

Назначение судей

Действующая практика назначения судей не обеспечивает их независимости. На назначение влияют председатели судов, правоохранительные органы, которые выдают справки, необходимые, чтобы претендовать на должность, и даже администрация президента. «Роль комиссии при президенте не обозначена в каких-либо законах, но фактически она является последним фильтром при назначении судей», — указано в исследовании ИПП.

С 2006 года снижается число юристов из различных сфер, включая прокуратуру, которые становятся судьями, но растет число судей, набранных из сотрудников аппаратов судов. «Это приводит в профессию молодых женщин преимущественно с заочным юридическим образованием, имеющих весьма малый опыт за пределами суда», — отмечается в докладе.

Судьи в России работают с постоянной перегрузкой, рассматривая в среднем 4,5 дела за день. Последствиями этого становятся стремление к упрощению судопроизводства (в результате по гражданским делам произошел отказ от изготовления мотивировочной части решения) и увеличение доли дел, рассматриваемых в особом порядке, на которые тратится заметно меньше времени.

«Судья, действуя в ситуации постоянного цейтнота, вынужденно ищет в каждом случае наиболее типичную ситуацию, не имеет ни времени, ни желания вникать в детали, которые можно было бы установить, позволяя сторонам говорить то, что они считают важным», — подчеркивается в исследовании.

Последние сложности, связанные с назначениями судей, были вызваны реформой 2013–2014 годов по объединению Верховного суда и Высшего арбитражного суда. Не менее половины потенциальных кандидатов в новую инстанцию были отсеяны экзаменационной комиссией и квалификационной коллегией.

Предложения экспертов

Эксперты предлагают изменить механизмы работы квалификационных коллегий, чтобы каждого судью можно было привлечь к ответственности, расширить юрисдикцию суда присяжных, сделать адвокатов по назначению более независимыми, запретить отмену оправдательных приговоров, вынесенных на основании вердикта присяжных, снизить зависимость судей от председателей судов и других ветвей власти, а также изменить кадровую политику набора судейского корпуса.

Это первичные предложения, цель которых — в том числе получить реакцию от судейского сообщества, объясняет в разговоре с РБК ведущий научный сотрудник ИПП Кирилл Титаев. С другой стороны, частично эти меры могут быть реализованы уже сейчас в отрыве от всей реформы, говорит Титаев: например, это регулирование практики обращения в суд со стороны органов исполнительной власти. Такие обращения создают очень большую нагрузку на суды, но при этом подаются по микроскопическим случаям.

В частности, налоговая подает документы в суд, если речь идет о сумме взысканий в 1 тыс. руб., однако эту сумму можно было бы поднять до 10 тыс. руб. и ввести аналогичные ограничения для остальных ведомств. Это избавит суды от потока дел и позволит судьям обратить внимание на более важные процессы, полагает Титаев. Подобные изменения не потребуют решений на политическом уровне, но заметно улучшат ситуацию.

При участии Антона Баева

Авторы
Теги