Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как в Москве создают экологичную и комфортную для жизни городскую среду РБК и ДПиООС, 18:17 Собянин заявил о стабилизации ситуации с COVID-19 в Москве Общество, 18:14 Путин заявил, что России не к кому идти «с протянутой рукой» Экономика, 18:11 МИД заявил о готовности к диалогу с любым победителем выборов в США Политика, 18:10 РФС наказал «Ахмат» после избиения судьи в матче со «Спартаком» Спорт, 18:08 Fast Company: кому на удаленке сложнее Pro, 18:05 Китайский JAC рассказал о новом лифтбеке для России Авто, 18:00 Почему в России блокируют криптообменники Крипто, 17:59 Под Парижем возле церкви задержали планировавшего нападение Общество, 17:58 Задолженность за коммунальные услуги оценили в 1,2 трлн рублей Недвижимость, 17:53 Spotify назвал запуск сервиса в России самым успешным в своей истории Технологии и медиа, 17:50 Умный город: как управляют современным домом РБК и Mail.ru Cloud Solutions, 17:48 Reuters сообщил о приостановке испытаний российской вакцины от COVID-19 Общество, 17:46 Силуанов назвал условие для снятия масок и открытия экономики Экономика, 17:44
Вывод войск из Сирии ,  
0 

Рациональное число: какую технику и для чего оставила Россия в Сирии

На российской базе в Сирии останется около 20 самолетов, комплекс ПВО, вертолеты и около 2 тыс. военных. У группировки несколько задач: борьба с террористами, поддержка Асада и контроль над регионом, считают эксперты
Зенитно-ракетный комплекс С-400 на российской авиабазе Хмеймим в Сирии
Зенитно-ракетный комплекс С-400 на российской авиабазе Хмеймим в Сирии (Фото: «РИА Новости»)

Кто останется

В четв​ерг в ходе встречи с военными, участвовавшими в операции в Сирии, президент Владимир Путин заявил, что за последнее время количество вылетов группы ВКС сократилось с 60–80 до 20 в день. Путин также подчеркнул на встрече, что сил, оставшихся в регионе, хватит для решения поставленных задач.

Продолжит дежурство в Сирии эскадрилья фронтовых бомбардировщиков Су-24 (от 9 до 12 самолетов), которые выполняли в регионе основной объем работы. Останутся новейшие истребители четвертого поколения Су-30 и Су-35 для прикрытия, рассказал газете «Ведомости» источник, близкий к Минобороны. Источник РБК, близкий к руководству ведомства, подтвердил, что на базе останутся истребители поколения 4++ Су-35 для охраны бомбардировщиков и аэродрома.

Россия отправила в Сирию четыре Су-35 31 января 2016 года. О выводе истребителей из Сирии Минобороны дополнительно не сообщало.

Останется в Сирии и комплекс противовоздушной обороны. «Российские системы ПВО будут нести постоянное боевое дежурство в Сирии и будут применяться по любым целям, угрожающим российским военным», — рассказал Путин. По его словам, на базе останутся зенитно-ракетный комплекс большой и средней дальности С-400 и система ПВО «Панцирь-С1», предназначенная для ближнего воздушного и наземного прикрытия объектов.

Кроме указанных сил на авиабазе были замечены ударные вертолеты Ка-52 и Ми-28Н. Точное количество вертолетов неизвестно.

«Панцирь», «Аллигатор» и «Охотник»: что Россия оставила в Сирии
Фотогалерея 
<p><strong>Су-24М</strong></p>

<p>Основной рабочий самолет сирийской кампании. В течение операции было задействовано около&nbsp;30 единиц Су-24М на&nbsp;базе Хмеймим, <a href="http://ria.ru/infografika/20151009/1299382337.html">сообщало</a> &laquo;РИА Новости&raquo;. По <a href="http://www.rbc.ru/politics/17/03/2016/56eab0e09a794720d758468c">оценкам</a> экспертов, в&nbsp;Сирии осталось 9&ndash;12 самолетов.</p>

<p>Бомбардировщик Су-24 был разработан в&nbsp;1960-х, а&nbsp;в&nbsp;1975 году принят на&nbsp;вооружение. Это первый в&nbsp;СССР ударный самолет тактической авиации. Комплект бортового радиоэлектронного оборудования позволяет ему вести бомбардировку круглосуточно и&nbsp;при&nbsp;любой погоде.</p>

<p>Модернизированный Су-24М был поставлен в&nbsp;ВВС СССР в&nbsp;1981 году. Новая модификация обладает улучшенными боевыми возможностями благодаря&nbsp;современному прицельному оборудованию и&nbsp;расширенной совместимости с&nbsp;управляемым оружием. Бомбардировщик Су-24М может нести управляемые ракеты с&nbsp;лазерным и&nbsp;телевизионным наведением.</p>

<p>Максимальная высота полета&nbsp;&mdash; 11&nbsp;км, максимальная боевая нагрузка&nbsp;&mdash; 8&nbsp;т, практический радиус действия&nbsp;&mdash; 600&nbsp;км</p>

Возможности группы

По мнению военного эксперта Виктора Литовкина, группировка сможет справиться с поставленными перед ней задачами. Литовкин выделяет несколько целей: нанесение ударов по объектам террористов, поддержка отрядов сирийской правительственной армии и их союзников (ливанская «Хезболла», иранские повстанческие группы) и контроль над воздухом в регионе. «Наносить удары по объектам террористов могут все три самолета. Однако Су-24 не предназначен для борьбы в воздухе, и в случае угрозы ему нужна поддержка в виде истребителей — Су-30 или Су-34», — отмечает эксперт.

Цена вопроса

Затраты на военную кампанию российская власть оценивает в 33 млрд руб. Об этом на встрече с вернувшимися из Сирии военнослужащими заявил президент Владимир Путин. Он отметил, что это — главная часть трат, заложенная в бюджет Минобороны России.

Эта сумма сопоставима с расчетами РБК. Согласно полученным данным, военные затратили только на обслуживание боевых вылетов и их вооружение — главный пункт расходов — 33,7 млрд руб. При расчете этой суммы учитывалась экспертная оценка стоимости дальних и средних полетов авиации, а также стоимость бомб и ракет, используемых во время кампании.

Вторая значительная графа бюджета операции — запуск стратегических крылатых ракет «Калибр». Стоимость одной ракеты эксперты, опрошенные РБК в октябре, оценивали от $750 тыс. до $2 млн. Общая стоимость 48 запущенных ракет — не менее $36 млн, или 2,4 млрд руб. (в пересчете по курсу на дни запусков ракет).

Остальную часть суммы составили транспортные расходы на перевозку техники и припасов, стоимость потерянной техники (Су-24, сбитый Турцией, и Ми-8, участвовавший в спасательной операции), выплаты семьям погибших. Отдельно были учтены расходы на личный состав: питание и надбавки.

Защищать базу и небо над ней от возможных угроз наравне с истребителями будет и ракетный комплекс С-400, считает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. «Неожиданных опасностей ровно три — Турция, Израиль и США», — считает Пухов. Он отмечает, что при наличии комплекса дальнего радиуса действия российские ВКС могут создать бесполетную зону не только над базой Хмеймим, но и над провинцией Латакия, где расположены основные силы Башара Асада.

Дальность обнаружения комплекса — 600 км, максимальная дистанция поражения цели — 400 км. «Любой самолет в этой зоне можно будет обнаружить и сопроводить истребителями», — объясняет Пухов.

Ударные вертолеты, по мнению Литовкина, можно будет использовать против небольших групп противника и мобильных бронированных целей, которые не могут достать бомбардировщики. «У Ка-52 и Ми-28Н есть противотанковые ракеты «Вихрь» и «Атака», которые могут поражать подвижные цели, а также 30-милиметровая пушка против живой силы», — уточняет эксперт. Литовкин также отмечает, что у террористов могут быть переносные зенитно-ракетные комплексы, поэтому работать вертолеты будут «аккуратно» и в ночное время.

Кто останется на базе

Для обслуживания парка современной техники потребуются 200–300 гражданских специалистов, считает Пухов. «Военные не смогут обслуживать новые самолеты и вертолеты самостоятельно», — констатирует Литовкин.

«Для функционирования базы необходимо не менее 2 тыс. военнослужащих. Естественно, не все они будут выполнять боевые задачи», — резюмирует Пухов.

Россия приступила к выводу авиации из Сирии
Фотогалерея 
Самолеты ВКС перед вылетом с авиабазы Хмеймим в пункты постоянного базирования на территории России

Оба эксперта согласны с тем, что группировки хватит для выполнения текущих задач. «Интенсивность боевых действий на фоне переговоров снизилась, поэтому это рациональное число», — считает Литовкин.

Тем не менее на встрече с военнослужащими, вернувшимися из Сирии, Путин подчеркнул, что сможет нарастить военное присутствие в Сирии за считаные часы. «Не хотелось бы этого делать, военная эскалация — не наш выбор», — сказал он.