Лента новостей
Адвокат сообщил о задержании в аэропорту Афин россиянина с $800 тыс. Общество, 00:36 «Скажи что-нибудь на футбольном»: что такое пента-трик РБК и Футболер, 00:09 СМИ показали фото предполагаемого террориста в Лионе Общество, 00:03 Оппозиция Венесуэлы заявила о захвате контроля над посольством в США Политика, 00:01 Эрнст обратился к дочери Алсу во время подведения итогов шоу «Голос.Дети» Общество, 24 мая, 23:38 Финляндия откроет в России 16 новых визовых центров Политика, 24 мая, 23:23 Российский режиссер Кантемир Балагов получил приз в Каннах Общество, 24 мая, 23:11 Эрнст в прямом эфире назвал победителей шоу «Голос. Дети» после скандала Общество, 24 мая, 22:51 Бизнес на модном тренде: как адаптировать стратегию к переменам РБК и «Билайн» Бизнес, 24 мая, 22:49 СМИ назвали дату возможного возвращения Саакашвили на Украину Политика, 24 мая, 22:32 Доходы Бастрыкина за год сократились более чем на треть Общество, 24 мая, 22:11 Дочь Алсу отказалась от участия в спецвыпуске «Голос.Дети» Общество, 24 мая, 21:54 Месси объяснил мистикой поражение от «Ливерпуля» в Лиге чемпионов Спорт, 24 мая, 21:54 В ВМС США назвали виновных в атаке на танкеры в Арабских Эмиратах Политика, 24 мая, 21:46
Теракты в Париже ,  
0 
Франция в ответ на теракты создаст коалицию против ИГ с участием России
Франция готовится нарастить боевую мощь в Сирии втрое, но бомбежками дело не ограничится. Президент Франсуа Олланд будет добиваться создания единой коалиции против «Исламского государства», в которую вошла бы и Россия

Франция зовет Россию

Собрав в Версале в понедельник впервые с 2009 года депутатов обеих палат парламента, президент Франции Франсуа Олланд представил свой план по борьбе с террористами из запрещенного в России «Исламского государства», чьи последователи организовали 13 ноября серию последовательных атак, жертвами которых стали 129 человек. Глава государства объявил, что продлевает введенное в ночь на субботу чрезвычайное положение на три месяца, увеличивает численность полиции и других силовиков, отказывается от сокращения армии, предлагает ввести процедуру лишения гражданства для тех преступников, у кого есть второй паспорт, а также поправить Конституцию — в ней он хочет конкретизировать полномочия президента на случай чрезвычайных ситуаций.

​«В Сирии мы неутомимо ищем политического решения проблемы, которая состоит не в Башаре Асаде, а в нашем враге в Сирии, которым является ИГ», — подчеркнул президент Франции. Сирию он назвал «крупнейшей фабрикой терроризма, которую когда-либо знал мир». «Ударов будет больше», — объявил Олланд парламентариям.

Эффективный удар по ИГ можно нанести, только заручившись поддержкой со стороны России, которую умеренная сирийская оппозиция винит в последних успехах режима Асада на фронте, настаивали на протяжении последних двух дней французские правоцентристы во главе с экс-президентом Николя Саркози. Олланд в понедельник ответил на это согласием. Необходимо «собрать всех, кто может бороться против ИГ, в одну единую коалицию», солидаризировавшись с ними, объявил он. Президент заявил, что в ближайшие дни собирается встретиться с лидерами России и США.

Это серьезный поворот во французской внешней политике. «С самого начала российской интервенции американцы, казалось, ведут тихие переговоры с россиянами, в первую очередь чтобы избежать инцидентов с захватом целей [самолетами] друг друга. Единственный глава европейского государства, который публично резко возражал против развертывания российских войск в Сирии, был Франсуа Олланд», — пишут в статье для бельгийского журнала Le Vif профессоры Льежского университета Дамьен Эрнст и Мишель Эрманс.

Теперь в Париже приходят к выводу: логика «враг моего врага — мой друг» действует и в отношении России, считают эксперты.

​О необходимости «позитивных переговоров» с Путиным уже говорит и британский премьер Дэвид Кэмерон. Вместе с Бараком Обамой на саммите «группы двадцати» в турецкой Анталье он пытается убедить российского президента объединить усилия в борьбе с ИГ. Американский президент провел переговоры с Путиным накануне, глава британского правительства должен встретиться с ним в понедельник.

Видео: РБК

«У нас есть разногласия с русскими, не в последнюю очередь из-за того, что они сделали так много, чтобы помешать не принадлежащей ИГ оппозиции Асаду, людям, которые будут частью будущего Сирии», — сказал Кэмерон. И еще он отметил: «Нам будет безопаснее в России, нам будет безопаснее в Британии, если мы уничтожим ИГ, на этом мы должны быть сфокусированы».

Президент Обама, как сообщил Белый дом, подчеркнул важность российских военных усилий в Сирии по уничтожению ИГ. Источник The Telegraph в британском правительстве утверждает, что Лондон, Вашингтон и европейские столицы тесно работают с россиянами, чтобы сформулировать «последовательный подход к России по вопросу ИГ и Сирии».

Усилением ракетно-бомбовых ударов по исламистам дело не может ограничиться, считают в Париже. «Не только ​при помощи нескольких воздушных бомбардировок «Исламское государство» будет уничтожено», — заявил французский премьер Манюэль Валь Le Parisien. Он заговорил об «изменении стратегии [Франции] на Ближнем Востоке».

Венский консенсус

Сближение России и Запада по сирийскому вопросу последовательно крепло в течение последнего месяца на встречах в Вене, которые объединяли за одним столом сначала только глав дипломатий России и США Сергея Лаврова и Джона Керри, затем расширились за счет министров иностранных дел Турции и Саудовской Аравии. В минувшую субботу в Вене собрались представители 17 государств, ООН и Евросоюза.

Участники переговоров договорились начать немедленные переговоры с группами, оппозиционными президенту Сирии Асаду, — между воюющими сторонами должно быть установлено перемирие, а в течение следующих 18 месяцев в стране должны быть проведены досрочные всеобщие выборы. «Хорошая встреча, [мирный] процесс может начинаться. Решение принято, Евросоюз является его частью во всех аспектах», — объявила по итогам встречи верховный представитель ЕС по внешней политике Федерика Могерини. Имя Асада в итоговых документах нигде не упоминается — Запад фактически окончательно снял требование его немедленной отставки.

В экспертных кругах договоренности встретили со значительной долей скепсиса. «Участники договорились поддержать процесс прекращения огня, как только стороны предпримут начальные шаги к переходу [от единоличной власти Асада к правящей коалиции]. Неясно, каким образом и за счет чего это прекращение огня будет работать, тогда как все предыдущие попытки провалились», — рассуждает на страницах эмиратской The National Хасан Хасан, исследователь британского Chatham House и автор книги «ИГИЛ: изнутри армии ужаса». По его мнению, договоренности скорее служат упрочению позиций Асада в стране, чем вооруженной оппозиции, поскольку автоматически делают всех нежелающих вести переговоры с режимом «террористами-отказниками».

Впрочем, венские договоренности — пока лишь набор общих заявлений. Возникновение объединенной коалиции против ИГ возможно, однако незападным странам (Турции, Ирану и Саудовской Аравии) будет гораздо сложнее договориться, чем США, Евросоюзу и России, заметил РБК директор программ по России и Евразии Центра стратегических международных исследований Эндрю Качинс. По его мнению, региональные державы играют в сирийском конфликте куда более важную роль, чем США или Россия.

Фотогалерея 
Мир скорбит по жертвам терактов в Париже

Франция наносит ответный удар

Пока в столицах ведутся переговоры, в воскресенье французские ВВС совершили первый авианалет на позиции исламистов в Сирии после пятничных терактов в Париже. Массированной бомбардировке подверглась неофициальная столица запрещенного в России «Исламского государства» — город Ракка. 12 самолетов, включая шесть истребителей Rafale и четыре Mirage 2000, единовременно нанесли 20 бомбовых ударов по целям к северу и югу от центра города.

По данным французского Министерства обороны, на юге был уничтожен командный пункт, который служил также для рекрутирования джихадистов и складирования боеприпасов. Вторая цель — промышленный объект, который служил для террористов тренировочным лагерем. «Взрывы потрясли весь город», — заявил Рами Абдель Рахман, возглавляющий базирующийся в Лондоне Сирийский центр мониторинга по правам человека. По его словам, некоторые взрывы объясняются детонацией боеприпасов на складах исламистов.

Минобороны Франции объявило, что это крупнейшая операция ВВС против ИГ с начала бомбардировок позиций исламистов в конце сентября. В дальнейшем они будут только интенсифицироваться — еще 5 ноября президент Франсуа Олланд отдал приказ о передислокации в Персидский залив флагмана французского флота атомного авианосца «Шарль де Голль». Со своими 24 многоцелевыми истребителями он втрое увеличит боевую мощь ударной группировки.

«Это одновременно демонстрация боевой мощи и инструмент, который сделает возможной интенсификацию нашего участия», — цитирует Le Journal du Dimanche источник во французском правительстве. Собрав в Версале в понедельник обе палаты парламента, президент Олланд объявил, что его страна находится в состоянии войны с «Исламским государством» и должна использовать «все необходимые военные силы для уничтожения, при соблюдении наших ценностей, терроризма».​

Операция «Шамал», начатая французской армией с санкции Олланда в сентябре 2014 года, в течение года распространялась только на территорию Ирака — французы бомбили цели ИГ в этой стране с разрешения правительства в Багдаде. К ударам позиций исламистов в Сирии французы перешли только 27 сентября, за три дня до России.

Фотогалерея 
20 лет под угрозой: какие теракты происходили во Франции

Приливная волна

Предыдущий крупный налет французская авиация совершила 9 ноября. Тогда удар был нанесен на контролируемые исламистами нефтяные промыслы в провинции Дейр-эз-Зор на востоке страны. «Мы вмешались в события в Сирии. Вчера вечером нанесли авиаудар по центру поставки нефти возле Дейр-эз-Зор на границе между Ираком и Сирией», — объявил тогда министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан. С этой бомбардировки началась новая фаза военной кампании западной коалиции против исламистов, которая получила название Tidal Wave II («Приливная волна-2»). Ее цель — уничтожение экономической базы «Исламского государства», во многом зависящего от доходов от контрабанды нефти.

По экспертным оценкам, доходы группировки от нефти на осень прошлого года могли составлять до $3 млн в день при общей стоимости подконтрольных активов $1,3–2 млрд. Это делало халифат «самой хорошо обеспеченной террористической группировкой в мире», утверждал на слушаниях в конгрессе США эксперт Вашингтонского института ближневосточной политики Мэтью Левитт. Октябрьские подсчеты The Associated Press давали цифру $50 млн в месяц.

Эти оценки могут быть и завышенными, ранее делился с РБК научный сотрудник американского аналитического центра «Ближневосточный форум» Айман Джавад аль-Тамими. По его оценкам, реальный совокупный доход ИГ составляет 5–10% от названной Левиттом суммы. Финансовые отчеты ИГ по провинции Дейр-эз-Зор, с которыми ему удалось ознакомиться, говорили о том, что продажа сырья составляла менее 28% от всех доходов группировки в этом районе, которые составляли $8,4 млн в месяц.

В воскресенье по тому же району нанесла удар и американская авиация — объектом атаки стали нефтяные цистерны, служащие для контрабандной перевозки сырья в Турцию и Иракский Курдистан. Согласно первоначальной оценке, в результате авиаудара было уничтожено 116 из 295 транспортных единиц, замеченных в этом районе.

Россия, последние полтора месяца атаковавшая военные цели (как ИГ, так и умеренной вооруженной сирийской оппозиции, утверждают на Западе), также подключилась к бомбардировкам экономических объектов. В пятницу Минобороны объявило об уничтожении в той же провинции Дейр-эз-Зор колонны бензовозов, перевозивших сырую нефть в Ирак на НПЗ.

Однако, как показали бомбардировки в воскресенье, нефтяной инфраструктурой Франция ограничиваться не будет. Западная коалиция находится в процессе проработки дальнейших планов, но удачное наступление курдских повстанцев на ИГ в районе Синджара на минувшей неделе позволяет предполагать, куда могут быть нанесены в дальнейшем удары. В пятницу курды освободили Синджар, стратегически важный населенный пункт на трассе, связывающий две «столицы» ИГ — сирийскую Ракку и иракский Мосул. «Случай Синджара — отличный пример», — рассуждает источник Le Journal du Dimanche в ответ на вопрос о том, возможно ли наступление и на другие города, расположенные на шоссе 47.

При участии Александра Ратникова