Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
9 рецессий: какими были кризисы, которым предшествовала инверсия Quote, 19:30 Личный опыт: я живу в дореволюционном доме РБК и Элитная недвижимость, 19:27 Минюст объяснил внеплановую проверку Фонда борьбы с коррупцией Политика, 19:13 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:07 Однокурсники исключили травлю открывшего стрельбу в колледже студента Общество, 19:05 Алексей Васильчук — о фудмолле «Депо.Москва» и как удержаться на плаву РБК Стиль и Henderson, 18:57 Эрдоган исключил отказ Турции от С-400 Политика, 18:51 Фигуристка Трусова заявила о желании соревноваться с мужчинами Спорт, 18:47 Сооснователь Refformat — о том, как стоматология становится доступнее Стиль, 18:31 6 подводных камней в бизнесе с Китаем РБК и Открытие, 18:29 СК заявил о задержании напавшего с ножом на детской площадке мужчины Общество, 18:24 Аналитик: вскоре цена Bitcoin достигнет $12 000 Крипто, 18:20 Мединский сравнил убившего девушку бывшего доцента СПбГУ с Джокером Общество, 18:12 Друг Армена Джигарханяна ответил на сообщения о госпитализации режиссера Общество, 18:07
Политика ,  
0 
Турецкие войска после 30 километров в Сирии нашли долгожданную трассу Чтобы противостоять турецким частям, курды пошли на сенсационный союз с Дамаском
Турецкие силы продолжают наступление в Сирии и уже продвинулись на 30 км вглубь страны. Лишившись поддержки США, курды пошли на союз с Дамаском. Происходящее может быть частью российско-турецких соглашений, говорит эксперт
Фото: Lefteris Pitarakis / AP

Что сейчас происходит на севере Сирии

В воскресенье Анкара, которая 9 октября начала операцию «Источник мира» на севере Сирии, объявила о взятии под контроль приграничных городов Рас-эль-Айн и Тель-Абъяд. Это обеспечило турецким войскам продвижение до трассы M4 — об установлении контроля над шоссе, которое находится в 20–30 км от границы, уже заявило турецкое Минобороны.

Создание 30-километровой буферной зоны на всей протяженности сирийско-турецкой границы — главная цель этой кампании, крупнейшей для Анкары за все время сирийского конфликта. Ее проведение стало возможным, после того как США объявили о планах вывести свои войска из северной части Сирии. На стороне Турции в операции участвуют отряды «Сирийской свободной армии» — ранее они уже проводили совместные с турками операции, в частности были главной наземной силой во время взятия удерживаемого курдами Африна в 2018 году.

Через несколько часов после заявления о взятии Рас-эль-Айна и Тель-Абъяда сирийское агентство SANA сообщило, что проправительственные войска выдвинулись на север, «чтобы дать отпор турецкой агрессии», и намерены быть там через двое суток (официальный Дамаск считает действия Анкары агрессией). В то же время курдские «Сирийские демократические силы» (SDF) сделали сенсационное заявление, что они договорились с Дамаском о совместном противостоянии турецким войскам, причем договоренность была достигнута на российской авиабазе Хмеймим.

Помощник президента России Юрий Ушаков заявил, что о переговорах на базе ему неизвестно.

Арабские СМИ сообщают, что подконтрольные Башару Асаду войска уже начали развертывание на линии реки Саджур рядом с городом Манбидж, где вдоль линии фронта уже идет артиллерийское противостояние с протурецкими силами. Источники SkyNewsArabia сообщили, что там находятся и российские военные. Сирийские СМИ сообщают, что правительственные силы вошли в несколько городов на трассе M4.

В понедельник президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отправился в Баку для участия в VII саммите Тюркского совета. Там он, в частности, заявил, что Анкара не прекратит наступление на севере Сирии, что бы кто ни говорил, и что Турция «полна решимости продолжать операцию до конца, не обращая внимания на угрозы». «Мы обязательно закончим начатую работу. Битва будет продолжаться до тех пор, пока не будет достигнута полная победа», — обещал он.

Какие действия предпринимают США

Территорию Сирии, где Турция проводит операцию, контролируют курдские подразделения YPG («Отряды народной самообороны») и YPJ («Женские отряды самообороны»). С момента вступления США в войну в Сирии именно YPG и YPJ были здесь одними из главных союзников Вашингтона в войне против «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в России организация). С 2015 года американские инструкторы обучали курдских командиров и поставляли их частям оружие. Отряды составляют ядро более широкого формирования — «Сирийских демократических сил» (SDF), которые являются боевым крылом прокурдской партии «Демократический союз» (в Турции ее считают террористической, как и идеологически родственную ей Рабочую партию Курдистана).

Когда Вашингтон объявил о планах вывести войска из Сирии, SDF обвинили США в предательстве. 12 октября телеканал CNN сообщил, что один из курдских командиров, Мазлум Кобани Абди, в разговоре с высокопоставленным американским дипломатом сказал, что если США выведут войска из региона, то курды попытаются заключить договоренность с Россией.

Несмотря на то что США объявили о выходе из северной Сирии (до начала турецкой операции в районе находилось около 1 тыс. американских военнослужащих), в понедельник оттуда поступали противоречивые сообщения о положении американских войск. Например, курдские СМИ сообщили, что американские военные до сих пор не покинули находящийся на сирийской-турецкой границе город Кобани, который является целью наступления турецких войск.

Какова вероятность полномасштабного регионального конфликта

14 октября Эрдоган заявил, что Москва и Анкара обсудили ход турецкой операции. По его словам, турецкая армия планирует занять Кобани и Россия не против. Однако публично Москва выступает против операции, так как с момента вступления в конфликт настаивает на полном восстановлении суверенитета Сирии.

Сейчас, скорее всего, осуществляется один из согласованных Россией и Турцией сценариев, разработанный под выход США из Сирии, считает руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Кирилл Семенов. «Заработали заранее продуманные схемы разделения севера страны на зоны влияния Дамаска и Анкары. Опыт такого взаимодействия уже есть, например линия разграничения между правительственными войсками и протурецкими силами работает в Эль-Бабе (также находится на трассе М4)», — отметил в разговоре с РБК эксперт.

Граница зон, по его мнению, пройдет по M4, соединяющей Алеппо и северо-восток страны — на это указывают как расположение правительственных войск, так и общая логика происходящего. Возможности курдов противостоять турецкому наступлению даже при помощи правительственных частей Семенов оценивает скептически. «У Турции самый большой военный потенциал в регионе. Поэтому считать, что их удастся угомонить военным путем, наивно», — объяснил он.

Прямые столкновения между правительственными войсками и турецкой армией возможны, говорит эксперт, если одна из сторон выйдет за рамки договоренностей. «Допустим, если Дамаск попробует пойти на Кобани», — уточняет Семенов, хотя, по его мнению, такие инциденты быстро сойдут на нет.

Фактор неопределенности — это не вполне ясный статус курдов, рассуждает эксперт: «Следует ли их воспринимать как проасадовские силы или они сохраняют самостоятельность?» В любом случае, считает Семенов, сценарий раздела севера Сирии на зоны влияния между сирийским правительством и протурецкими силами не подразумевает сохранения курдской автономии в регионе. Кроме того, по-прежнему остаются неясными планы США в регионе.