Лента новостей
Як-42 прервал полет из Нового Уренгоя в Уфу из-за неубранных шасси Общество, 20:11 С сайта президента Украины удалили всю информацию о Порошенко Политика, 20:09 Зеленский назначил главу администрации президента Политика, 20:09 МИД назвал закон о языке на Украине инструментом политической борьбы Политика, 20:06 Власти Москвы разослали письма об угрозе детям от поп-группы «Френдзона» Политика, 20:02 Рада созвала внеплановое заседание после предложений Зеленского о выборах Политика, 19:35 ФАС потребовала от Gett прекратить мешать работе агрегатора Muver Технологии и медиа, 19:34 На двух ветках московского метро приостановили движение поездов Общество, 19:34 3 правила от Аполлона: как правильно фотографировать на смартфон РБК Стиль и HUAWEI, 19:33 Онколог назвал вызывающие рак продукты Общество, 19:28 Незаконно пересекший границу Финляндии россиянин попросил убежище Общество, 19:21 Зеленский сменил начальника Генштаба ВСУ Политика, 19:20 Десятки ресторанов шеф-повара Джейми Оливера оказались на грани закрытия Бизнес, 19:08 Россельхознадзор пригрозил ограничить ввоз мяса и молока из Белоруссии Экономика, 19:06
Политика ,  
0 
Мятежники и исламисты: о чем будет говорить Путин в Таджикистане
Владимир Путин отправился на саммит Организации договора коллективной безопасности в Душанбе. На фоне продолжающейся спецоперации по поимке мятежного таджикского генерала его участники обсудят угрозы для региона
Президент России Владимир Путин и президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон (май 2015 года) (Фото: Алекей Никольский/ТАСС)

​В понедельник Владимир Путин прилетит в Душанбе, где проведет переговоры с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном, а во вторник примет участие в саммите Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Мятежный сентябрь

Президенты шести стран — членов организации (Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана) встретятся в Душанбе в напряженный период. В 150 км от столицы, в Рамитском ущелье, силовики продолжают поиски мятежного генерала Абдухалима Назарзоды и его сторонников. Занимавший пост замминистра обороны Назарзода, в прошлом — полевой командир Объединенной таджикской оппозиции, поднял мятеж 4 сентября, захватив оружие и боеприпасы. С тех пор в перестрелках в столице и в горах погибли 45 человек — 18 силовиков и 27 мятежников, а более 70 вооруженных сторонников генерала были арестованы.

Ситуация в стране после мятежа Назарзоды и присоединения к «Исламскому государству» (организация запрещена в России как террористическая) командира таджикского ОМОНа Гулмурода Халимова весной этого года — напряженная, говорит эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко. Опереться в этих условиях президент Рахмон может, по его мнению, только на Россию: Китай не сомневается в том, что сотрудничество Душанбе с Пекином продолжится и при другой власти, а Запад его не поддержит.

Владимир Путин единственный из лидеров СНГ позвонил Рахмону сразу же после начала мятежа, следует из сообщений на сайте президента Таджикистана. В телефонном разговоре российский президент расценил последние события как попытку дестабилизации ситуации в республике и заверил руководство страны в поддержке со стороны России, передала содержание разговора пресс-служба Кремля. Тогда же они условились провести отдельную встречу перед саммитом ОДКБ. На этой встрече они обсудят вопросы, связанные с ситуацией в республике. Россия готова оказать Душанбе помощь и политическую поддержку, заявил в пятницу журналистам помощник президента России Юрий Ушаков. Каков характер этой помощи, он не уточнил.

Рахмону в ответ на поддержку придется определиться с членством страны в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) и отказаться от «игры в многовекторность политики», предполагает Малашенко. До сих пор Рахмон не выказывал однозначную заинтересованность в присоединении его страны к задуманной в Кремле интеграционной структуре. В прошлом году он говорил о необходимости прежде изучить экономическую базу и правовые документы ЕАЭС.

Угроза экстремизма

На саммите ОДКБ президенты рассмотрят более десяти вопросов, сообщил пресс-секретарь организации Владимир Зайнетдинов. В их числе будет оценка внезапной проверки Коллективных сил оперативного реагирования, которая проходила с 12 по 22 мая на территории Таджикистана, а также вопросы дальнейшего развития военной составляющей организации. По словам Ушакова, первостепенное внимание будет уделено активизации террористических и экстремистских группировок.

В последний год президенты центральноазиатских стран постоянно говорят об угрозе экстремизма. Если раньше основные угрозы, по их словам, исходили из Афганистана, то сейчас все большее внимание уделяется «Исламскому государству». «Страшные средневековые злодеяния, которые творятся на Ближнем Востоке, например под флагом так называемого «джихада», не имеют ничего общего со светлым образом ислама», — указывал Рахмон на саммите ОДКБ в декабре прошлого года. «Используя глобальную вербовочную сеть, в ряды [«Исламского государства»] привлекаются молодые люди из разных стран мира», — предупреждал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на саммите мировых религий летом этого года в Астане.

По официальным данным из центральноазиатских столиц, в «Исламском государстве» воюют свыше 300 граждан Таджикистана, 200 жителей Киргизии, около 300 выходцев из Казахстана. Из России к «Исламскому государству» примкнули более тысячи человек, говорил летом секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. В исследовании польского Института международных проблем, посвященном перспективам экспансии «Исламского государства» в страны Центральной Азии, приводятся данные о том, что в рядах террористов состоят около 360 туркменов и более 500 выходцев из Узбекистана (Туркменистан и Узбекистан не входят в ОДКБ). О присоединении к «Исламскому государству» объявило и радикальное Исламское движение Узбекистана. Число примкнувших к исламистам выходцев из Центральной Азии уступает показателям как ближневосточных, так и европейских стран. И в целом польские эксперты сдержанно оценивают угрозу проникновения «Исламского государства» в регион: у распространяющегося в Сирии и Ираке движения нет организационных структур в Центральной Азии, пока оно больше сосредоточено на развитии в Афганистане и Пакистане. Так как «Исламское государство» вербует в ряды террористов выходцев из Центральной Азии в основном на территории России, Москва должна быть обеспокоена этой тенденцией в не меньшей мере, чем правительства стран региона, указывают авторы исследования.

Из «Исламского государства» сейчас делают жупел, говорить о том, что оно представляет сейчас реальную угрозу для стран Центральной Азии, было бы сильным преувеличением, говорит Малашенко. «Исламское государство» борется за самовыживание, за утверждение своих позиций на Ближнем Востоке, а не за расширение своей зоны влияния, однако власти республик должны находить сбалансированный подход, в том числе в работе с теми, кто возвращается домой, отвоевав под флагами исламистов в Сирии и Ираке, говорит эксперт. Пока же угроза «Исламского государства» играет на руку авторитарным властям, позволяя им оправдывать жесткий внутриполитический курс, указывает он.

Кадровый вопрос

На саммите президенты также обсудят вопрос о генеральном секретаре ОДКБ и начальнике Генштаба организации, сообщил журналистам Юрий Ушаков, помощник российского президента по внешней политике. Он воздержался от ответа на вопрос, будет ли переизбран Николай Бордюжа на пост генсека ОДКБ, который тот занимает с 2003 года. Бордюжа, скорее всего, будет переназначен, говорят два собеседника РБК из дипломатических ведомств двух стран-членов. А начальник объединенного штаба организации Александр Студеникин, скорее всего, покинет свой пост, указывают они. Он был назначен в 2012 году на три года на ротационной основе.