Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Куда выгоднее инвестировать: выбор серийного предпринимателя РБК и СберПервый, 20:54 В Англии перенесли снятие ограничений из-за COVID-19 на месяц Политика, 20:45 Путин попросил журналиста NBC не «затыкать ему рот» Политика, 20:34 Польский голкипер забил самый быстрый автогол в истории Евро Спорт, 20:21 Что происходит на Евро. День четвертый Спорт, 20:15 Захарова ответила на заявление НАТО по списку «недружественных стран» Политика, 20:06 Где провести уютный вечер у камина РБК и «Галс», 19:52 УЕФА угрожал Дании поражением, если матч против финнов не будет доигран Спорт, 19:43 Путин назвал НАТО «рудиментом холодной войны» Общество, 19:42 Протасевич заявил, что его не принуждали к сотрудничеству со следствием Политика, 19:33 Готов покинуть «Спартак». Что говорили после презентации нового тренера Спорт, 19:20 В МЧС назвали причину взрыва на АЗС в Новосибирске Общество, 19:17 Бузова расплакалась во время обращения к сборной на «Матч ТВ» Спорт, 19:14 НАТО призвало Россию исключить США из списка «недружественных стран» Политика, 19:00
Политика ,  
0 

Дочь против отца: что стоит за раздором в политическом семействе Ле Пен

Основатель французского Национального фронта Жан-Мари Ле Пен объявил о создании нового политического движения. Это произошло после того, как его членство в партии приостановила собственная дочь — Марин Ле Пен
Основатель Национального фронта Жан-Мари Ле Пен и его дочь Марин Ле Пен
Основатель Национального фронта Жан-Мари Ле Пен и его дочь Марин Ле Пен (Фото: REUTERS 2015)

Основатель и многолетний глава французской правоконсервативной партии Национальный фронт Жан-Мари Ле Пен объявил 11 мая о создании нового политического движения. По словам Ле Пена, оно не будет соперничать с Национальным фронтом, но станет «парашютом, спасением на случай катастрофы». Новая организация будет проводить политику, которой на протяжении нескольких десятилетий отличался сам Национальный фронт.

Односторонние действия Жана-Мари Ле Пена отражают его политический и личный разлад с его дочерью — Марин Ле Пен. Она возглавила Национальный фронт после ухода своего отца с поста руководителя в 2011 году. Тогда же Жан-Мари был провозглашен почетным президентом партии и в силу своего авторитета сохранил на нее значительное влияние. Однако весной 2015 года между отцом и дочерью произошла публичная размолвка, которая стала следствием поиска Национальным фронтом новой идентичности. Она необходима, чтобы увеличить популярность партии среди широких слоев избирателей.

Семейно-политическая ссора

4 мая Национальный фронт объявил, что приостанавливает членство своего основателя. Кроме того, в тот же день исполнительный комитет после трехчасовых дебатов единогласно проголосовал за проведение внеочередного съезда партии. На нем будет рассмотрен вопрос о лишении Жана-Мари Ле Пена поста почетного президента. Съезд должен состояться в течение трех месяцев. Одним из инициаторов столь жестких мер против Жана-Мари стала его дочь Марин. В опубликованном в тот же день заявлении Национальный фронт выразил поддержку действиям своего нынешнего лидера. Жан-Мари отказался появиться на дисциплинарных слушаниях 4 мая.

Марин Ле Пен — младшая дочь Жана-Мари Ле Пена от его первой жены Пьеретт Лаланн. Она родилась в 1968 году. У нее есть две старшие сестры — Ян и Мария Каролина. Самый молодой политически активный член «клана Ле Пен» — 25 летняя Марион-Марешаль Ле Пен — дочь Ян Ле Пен. В 22-летнем возрасте она стала самым молодым депутатом французского парламента в новейшей истории.

Накануне Марин публично запретила своему отцу высказываться от лица Национального фронта и подчеркнула, что его риторика расходится с нынешними взглядами партии.

После того как стало известно, что Жан-Мари будет, скорее всего, лишен своего почетного поста и, вероятно, исключен из созданной им же организации, он заявил, что стыдится своей дочери, которая носит его имя, и назвал ее действия «предательством». Он усомнился в полномочиях чрезвычайного съезда лишить его должности почетного президента. «Вместо пенсии я буду думать о наступлении», «Я буду использовать все возможные средства для восстановления справедливости», — заявлял он.

Политик также выступил против президентских амбиций своей дочери. «Сейчас нет [я ее не поддерживаю]. Будет скандал, если человек с такими моральными принципами станет главой французского государства», — сказал он. «Она такая же или даже хуже [чем другие политические противники], потому что они хотя бы сражаются к вами лицом к лицу, а она наносит удары в спину», — добавил он.

Правда, позже в своем Twitter он написал, что в 2017 году на президентских выборах проголосует за свою дочь, если она будет выражать [традиционные] взгляды Национального фронта и «вновь начнет думать самостоятельно».

В 1998 году старшая дочь Жана-Мари Ле Пена Мария Каролина, которая ранее была членом Национального фронта, вместе с мужем Филиппом Оливье решила поддержать однопартийца Бруно Мегре. Недовольный своей собственной партией, он решил основать новую организацию — «Движение национальных республиканцев», которая находится в том же политическом спектре, что и Национальный фронт.

Разрыв между отцом и дочерью Ле Пен произошел не внезапно. Еще в апреле под давлением со стороны Марин основатель Национального фронта отказался от участия в местных выборах, которые должны пройти во Франции в декабре. Тогда он заявил, что «расстроен» своей дочерью, но не стал называть ее действия предательством. Жан-Мари предложил выдвинуть вместо себя свою внучку, племянницу Марин — 25-летнюю восходящую звезду партии Марион Марешаль Ле Пен. Она считается более консервативной, чем нынешний глава Национального фронта, и может в будущем претендовать на лидерство в партии.

Риторика раздора

Конфликт между Жаном-Мари Ле Пеном и его дочерью, выплеснувшийся в публичное пространство, разворачивается по одному сценарию. Сначала основатель Национального фронта допускает в СМИ резкие высказывания, после чего следует критика со стороны нынешнего руководства в партии.

В апреле этого года в интервью правому французскому журналу Rivarol Ле Пен заявил, что не считает предателем маршала Анри Петена, который возглавлял во время Второй мировой войны французское государство со столицей в Виши, активно сотрудничавшее с нацистской Германией. В начале того же месяца в эфире радиостанции BFM Ле Пен вновь назвал газовые камеры в концентрационных лагерях «исторической деталью». Марин охарактеризовала эти заявления как «политическое самоубийство» и стратегию «выжженной земли».

В июне прошлого года Жан-Мари вызвал недовольство Марин своим обещанием сделать из певца еврейского происхождения Патрика Брюэля «содержимое духовки».

Новые правые

Разрыв Национального фронта с отцом-основателем может подвести черту под предыдущим этапом этой политической партии, полагают наблюдатели. Вскоре после смены лидера в 2011 году Марин пообещала «де-демонизировать» имидж партии. Однозначное и четкое осуждение риторики Жана-Мари Ле Пена позволит показать избирателям, что Национальный фронт — респектабельная правая партия, а не экстремистская правоконсервативная организация.

Пока, как следует из опросов общественного мнения, 84% поддерживающих Национальный фронт полагают, что отстранение Жана-Мари Ле Пена улучшит политическое положение партии. Правда, данные другого социологического исследования рисуют менее радужную картину.

Словесная война между Марин и ее отцом — это часть видимой трансформации Национального фронта из типичной французской правоконсервативной партии в новых европейских правых, чья риторика адаптирована для французского избирателя.

Вызвавшие недовольство Марин слова ее отца о роли Петена и его последовательный антисемитизм выдают в нем классического французского правого консерватора. Он апеллирует к той части французского общества, которая разделяет традиционные антимодерновые ценности во всем спектре — от социальной сферы до политики и культуры. Публичные комплименты Петену (как и любому другому нацистскому коллаборационисту) немыслимы в современной Европе, однако часть французского общества по-прежнему вдохновляется консервативной политикой режима Виши.

Жан-Мари Ле Пен начинал свою политическую карьеру в движении Пьера Пужада «Союз по защите владельцев магазинов и ремесленников». В 1956 году, в возрасте 27 лет, Жан-Мари Ле Пен стал вторым самым молодым депутатом парламента, уступив по этому показателю только коммунисту Андрэ Шену.

Привычное для Франции противопоставление генерала Шарля де Голля, выбравшего путь сопротивления гитлеровской Германии, и Петена, ставшего символом коллаборационизма, не объясняет сложный спектр реального восприятия этих двух политиков. Де Голль помиловал Петена после окончания войны, заменив тому смертную казнь на пожизненное заключение. Известны комплиментарные высказывания основателя Пятой республики о маршале, прославившемся в Первую мировую. Наконец, вскоре после окончания войны французские интеллектуалы и публицисты воспринимали Петена «щитом» Франции, в то время как Де Голль был ее «мечом».

Таким же пережитком политического прошлого является и антисемитизм, который долгое время был характерен для европейских правых политиков. После Второй мировой войны они пересмотрели свои взгляды, однако Жан-Мари Ле Пен оставался им верен.

В 2015 году подобная риторика и взгляды абсолютно неуместны в современной Европе и ведут к политической маргинализации и потере голосов. Прогрессивная Марин Ле Пен с помощью смягчения тона высказываний и нового «врага» — мигрантов и мусульман — сумела выиграть выборы в Европарламент.

Всего спустя несколько лет после ухода Жана-Мари Ле Пена с поста главы Национального фронта председатель Представительного совета еврейских институтов (CRIF) Роже Цукерман заявил, что не считает Марин Ле Пен «антисемиткой». Он подчеркнул, впрочем, что сам никогда не будет голосовать за Национальный фронт. При этом, по данным соцопросов, до 14% французских евреев в 2017 году намерены поддержать главу Национального фронта на президентских выборах.

В 2015 году Национальный фронт стал пользоваться популярностью и у французских ЛГБТ, которые традиционно поддерживают левые силы. Как и в случае с евреями, причина роста популярности партии — опасения в связи с исламизацией Франции и угроза, которую агрессивные мусульмане несут представителям сексуальных меньшинств.

Все эти позитивные для Национального фронта перемены могут быть поставлены под угрозу, если партия по-прежнему будет ассоциироваться с ее основателем. Яркие успехи Марин Ле Пен уже вызывают неприкрытый страх у ведущих французских политических партий социалистов и традиционных правоцентристов из «Союза за народное движение» (UMP), а также у наблюдателей.

Один из них — политолог Катерин Фьеши — в комментарии для The Guardian подчеркивает, что Марин Ле Пен настолько же безжалостна, как и ее отец. Популярность Марин Ле Пен заключается не только в том, что она с успехом применила традиционную риторику правых по всей Европе, критикующих ЕС и выступающих за ограничение иммиграции. Как полагает автор, Марин Ле Пен «наслаждается» бездействием французской политической системы, проговаривая проблемы, волнующие рядовых избирателей, но игнорируемые мейнстримом. Цель Марин Ле Пен — подчинение всей французской политической системы.

Прагматизм Марин Ле Пен проявился осенью 2014 года. Le Figaro сообщила, что Национальный фронт взял кредит в €9 млн у Первого Чешско-Российского банка, единственным владельцем которого выступает российский бизнесмен Роман Попов. Комментируя обращение к иностранным банкам, глава Национального фронта заявила, что это было вызвано отказами французских кредитных учреждений. Она также опровергла какую-либо политическую подоплеку в зарубежном финансировании.

И, хотя пока она не может всерьез претендовать на высший государственный пост, Национальный фронт может вызывать опасения у Брюсселя. В Великобритании последовательный евроскептицизм «Партии независимости» вынудил победивших на парламентских выборах консерваторов пообещать референдум о членстве в ЕС не позднее 2017 года.

Сейчас Национальный фронт представлен в парламенте Франции двумя депутатами в нижней палате и двумя в верхней. Влияние партии и самой Марин Ле Пен на французскую политику будет заключаться прежде всего в риторике. Как и в случае с британским референдумом о членстве в ЕС, основным партиям во Франции придется реагировать на вызовы Национального фронта, которому для этого даже необязательно выигрывать выборы.