Лента новостей
Грузинские депутаты отказались от участия в парламентском форуме в Москве Политика, 20:32 В Тбилиси протестующие отказались расходиться после уступок от властей Политика, 20:27 В Ростовской области произошел пожар в автобусе с 70 детьми Общество, 20:18 Cadillac рассказал об обновленном CT6 для России Авто, 20:00 Минобороны «в качестве жеста доброй воли» сообщило ОБСЕ о проверке войск Политика, 19:51 3 правила от Аполлона: как правильно фотографировать на смартфон РБК Стиль и HUAWEI, 19:41 Минобороны вслед за ракетчиками по тревоге подняло общевойсковую армию Политика, 19:34 Эксперты зафиксировали сокращение среднего класса до минимума за 15 лет Экономика, 19:30 Медведев пригласил премьера Франции в Россию Политика, 19:29 Потребкредитование впервые с 2013 года обогнало ипотеку по темпам роста Финансы, 19:24 Зимняя Олимпиада 2026 года пройдет в двух итальянских городах Спорт, 19:15 Евкуров объявил об отставке с поста главы Ингушетии Политика, 19:11 Адвокат Аршавина опроверг наличие у спортсмена задолженности по алиментам Общество, 19:05 Во внезапной проверке войск ЦВО задействовали около 150 тыс. военных Общество, 19:04
Война санкций ,  
0 
Новые судебные правила ЕС ухудшат шансы России на обжалование санкций
Новые правила Европейского суда, разрешающие ему принимать секретные аргументы в пользу санкций, могут серьезно ухудшить шансы российских банков и компаний на опротестование ограничительных мер
Фото: ТАСС

Во вторник, 10 февраля, министры иностранных дел стран Евросоюза одобрили новые правила для Европейского суда общей юрисдикции (General Court, вторая по статусу судебная инстанция в ЕС), которые позволят суду в секретном режиме рассматривать аргументы по особо чувствительным делам, в частности по санкциям. Как отмечает WSJ, эти изменения в процессуальном порядке могут усилить действующие санкционные режимы Брюсселя, например, в отношении Ирана, Сирии и России. Если суд утвердит новые правила, это может затруднить обжалование санкций российскими компаниями и банками, полагают юристы.

Сейчас Европейский суд (в отличие от британских и американских судов) не вправе принимать к рассмотрению аргументы одной из сторон, не раскрывая их второй стороне процесса. На практике это означает, что подавляющее большинство свидетельств, которые предъявляются суду, оказываются доступными публике.

Зачастую реальные обоснования для введения санкций содержатся в конфиденциальных документах Евросоюза и отдельных его стран. Естественно, что ЕС не желает делиться политическими секретами с оппонентами в санкционных процессах. Но бремя доказывания в суде обоснованности ограничительных мер лежит на Совете ЕС. Без предъявления конфиденциальных аргументов это сделать трудно, поэтому Европейский суд в последние годы все чаще принимает сторону лиц, попавших в санкционные списки. В течение последних двух лет это обстоятельство помогло фигурантам санкций добиться нескольких резонансных побед, указывает юрист Рид Уиттен из Sheppard Mullin Richter & Hampton.

Саудовскому бизнесмену Яссину Кади, иранскому банку Mellat, ряду иранских и сирийских компаний, а также палестинской радикальной группировке «Хамас», признанной в ЕС террористической организацией, удалось выиграть в Европейском суде дела против Совета. Впрочем, несмотря на растущее число санкционных поражений ЕС в суде, случаи, когда это приводило к реальной отмене санкций, редки. Совет ЕС всегда может обжаловать решение Общего суда в высшей инстанции - Европейском суде справедливости (ECJ). Либо он может повторно внести лицо в санкционный список, просто поменяв основания.

Преимущество для ЕС

«Я уверен, что новые правила помогут странам ЕС защищать свои санкции в суде, а для тех, кто попал под санкции, опротестовать их будет сложнее», - заявил Уиттен РБК.

Новые правила позволят суду в особых случаях игнорировать обязательства по обеспечению равного доступа состязающихся сторон к материалам дела. Судьи смогут на свое усмотрение решать, стоит ли раскрывать особо чувствительную информацию перед стороной, оспаривающей санкции.

«Гражданские права и открытый доступ к информации чрезвычайно важны для европейцев, - рассуждает Уиттен из Sheppard Mullin. Но, с другой стороны, если лица под санкциями получают доступ к чувствительной правительственной информации, просто подав иск в суд, это не всегда правильно: «нехорошие субъекты» могут научиться избегать санкций или обходить их, не меняя того поведения, за которое они были наказаны. 

По мнению Уиттена, теперь суду придется искать баланс между принципом открытости и потребностью в эффективной санкционной политике.

Право от Бога

Британский адвокат Сарош Зайвалла, который успешно представлял иранский банк Mellat в Европейском суде, считает, что изменения, одобренные Евросоюзом, противоречат базовым принципам естественного права. Эти нововведения могут сами по себе быть оспорены, поскольку нарушают Европейскую конвенцию по правам человека, сказал РБК адвокат.

Идея справедливого слушания, которая исключает возможность рассмотрения каких-либо материалов втайне от одной из сторон, восходит - по крайней мере в английской судебной традиции - к божественным представлениям, говорит Зайвалла. И в подтверждение цитирует дело 1723 года: «Как законы Бога, так и законы человека предоставляют стороне [судебного процесса] возможность защищаться. Даже сам Господь не мог вынести Адаму приговор, не дав ему возможности выступить в свою защиту». 

Для того чтобы новые правила вступили в силу, Европейский суд еще должен их формально утвердить. На их окончательную подготовку может уйти достаточно много времени, несмотря на одобрение европейскими министрами, рассказал РБК пресс-секретарь Европейского суда Кристофер Фретвелл. Согласно законодательству ЕС, после утверждения судом новые правила будут опубликованы в Официальном журнале ЕС и вступят в силу только спустя три месяца после публикации.

Российские интересанты

К настоящему времени за отменой санкций в Европейский суд обратились Сбербанк и его турецкая «дочка» DenizBank, ВТБ, Внешэкономбанк и его украинская дочка «Проминвестбанк», «Газпром нефть» (у нее два отдельных иска против разных раундов санкций), «Роснефть» и Аркадий Ротенберг. Еще одно дело «Роснефти» было перенесено из Высокого суда Лондона в Европейский суд справедливости (ECJ) с целью уточнения санкционных формулировок.

Общий устав Европейского суда предполагает, что новые правила будут распространяться на дела, уже инициированные российскими компаниями, если еще не начались слушания по существу, пояснил Фретвелл. Он не знает точно, как это скажется на российских делах. Иски Ротенберга, «Роснефти», «Газпром нефти», Сбербанка, ВТБ и ВЭБа были поданы в октябре 2014 года. Ни по одному из них пока не назначены слушания.

По мнению Сароша Зайваллы, изменения, «вероятнее всего», затронут существующие дела, в том числе инициированные российскими компаниями. Его фирму Zaiwalla & Co в октябре связывали с намерениями «Роснефти» оспорить санкции, но информация о сотрудничестве не была подтверждена ни одной сторон. 

Большую ставку на конфиденциальные документы ЕС по санкциям сделала «Роснефть». В августе-октябре 2014 года юридические представители компании затребовали у Совета Евросоюза потенциально все документы, которые имеют отношение к санкциям против российской нефтяной отрасли, сообщал РБК. В переписке с Брюсселем защита «Роснефти» объясняла, что эти материалы нужны ей в связи с процессом по оспариванию санкций в Общем суде Евросоюза. По мнению адвокатов, публично представленные основания для введения санкций против нефтяных компаний явно недостаточны, а значит нарушены фундаментальные права «Роснефти», в частности - на эффективную правовую защиту.

Эксперты - собеседники РБК отмечали, что запрос «Роснефти» ставит ЕС в безвыигрышное положение: Евросоюз не может раскрыть секретные документы о том, как принимались санкции, какие дискуссии при этом велись и почему были введены именно такие ограничения, но в таком случае у него остается меньше шансов доказать обоснованность санкций в суде. Действующие правила таковы, что суд ЕС не принимает к рассмотрению конфиденциальные улики.

В октябре адвокаты «Роснефти», в частности, запросили документы (отчеты, протоколы заседаний, предложения, рекомендации и аналитические записки), относящиеся к запрету на привлечение финансирования в Европе для «Роснефти», «Газпром нефти» и «Транснефти», эмбарго на некоторые нефтесервисные услуги для российских проектов по добыче трудноизвлекаемой нефти, оценкам воздействия санкций на нефтяную отрасль России и бизнес европейских экспортеров, расхождениям внутри ЕС по вопросу санкций и коммуникациям с неевропейскими государствами, в особенности США, относительно санкций против России.

Евросоюз продолжает отказывать «Роснефти» в доступе к наиболее чувствительным с политической точки зрения файлам.

РБК не удалось получить комментарии юристов, представляющих интересы российских фигурантов санкций. Барристер Brick Court Chambers Майя Лестер, представляющая Ротенберга, Сбербанк и ВТБ, сказала, что не знает, будут ли применяться новые правила о конфиденциальных свидетельствах к существующим делам. Сюзанна Когман из Herbert Smith Freehills («Газпром нефть»), Хавьер Руиз Кальзадо из Latham & Watkins (ВТБ) и московские юристы IDL Consultants (ВЭБ) не ответили на просьбу о комментарии. 

Магазин исследований: аналитика по теме "Нефть"