Лента новостей
Осенние выборы станут рекордными по числу губернаторов-самовыдвиженцев Политика, 09:00 Business talk: как выйти из бизнеса и передать его детям РБК и Сбербанк Первый, 08:57 WSJ узнала о плане Вайнштейна выплатить $44 млн жертвам его домогательств Общество, 08:51 Истории про свой бизнес: как избежать ошибок на старте РБК и «Билайн» Бизнес, 08:25 Опыт Uber: как променять данные клиентов на дружбу с властями — Bloomberg Pro, 08:22 Mastercard решила запустить сервис снятия наличных через QR-код Финансы, 08:00 Банки и Mastercard запустят сервис снятия наличных через QR-код Pro, 08:00 Десять человек погибли при опрокидывании лодки в Китае Общество, 07:58 В Пермском крае загорелся магистральный газопровод Общество, 07:52 Как горожанам удавалось остановить строительство, которое им не нравилось Недвижимость, 07:48  Во Флориде казнили серийного убийцу и насильника «Бобби» Джо Лонга Общество, 07:35 Всемирный банк признал Украину одной из беднейших стран региона Экономика, 07:12 Как МТС умудрилась увеличить доходы при сокращении числа абонентов Quote, 07:10 Фотографии как у Афродиты: в чем секрет успешной съемки РБК Стиль и HUAWEI, 07:10
Политика ,  
0 
СКР объяснил затягивание дела о самолете Качиньского действиями Польши
Окончательное решение по делу о крушении самолета Леха Качиньского не может вынесено в том числе из-за отсутствия ответов Польши на запросы СКР, заявили в СКР. В целом сотрудничество с Варшавой названо «плодотворным»
На месте крушения самолета Ту-154, на котором находились 132 человека, в том числе президент Польши Лех Качиньский с супругой. 10 апреля 2010 года (Фото: ТАСС)

СКР не может вынести окончательно процессуальное решение по делу о крушении самолета президента Польши Леха Качиньского, так как Польша не выполнила ряд запросов от российской стороны. Об этом сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин, добавив, что это является одной из причин.

«На настоящий момент остаются еще не выполненные польскими коллегами запросы российской стороны, что является одной из причин, по которым не может быть вынесено окончательное процессуальное решение по данному делу», — сказано в заявлении Маркина. При этом в целом «сотрудничество с польскими следственными органами на протяжении всего периода расследования оценивается как конструктивное и плодотворное». В СКР также утверждают, что основная работа по уголовному делу, которое составляет 400 томов, выполнена.

В следственном ведомстве по-прежнему считают, что крушение самолета произошло из-за совокупности факторов: «непринятие экипажем — при отсутствии погодных условий для посадки на аэродроме — своевременного решения об уходе на запасной аэродром, снижение до высоты, значительно ниже установленной минимальной высоты ухода на второй круг (100 метров) и отсутствие должной реакции при многократном срабатывании системы предупреждения приближения земли».

Маркин также прокомментировал и заявление главы МИД Польши Гжегож Схетыны, который назвал «элементом политики» отказ вернуть России обломки разбившегося лайнера. «Никакой политики в этом нет и быть не может. В любой стране мира до тех пор, пока ведется следствие по делу, вещественные доказательства находятся в ведении уполномоченного по расследованию органа», — заявил Маркин.

Два дня назад была опубликована новая расшифровка разговор на борту Ту-154М. Из нее следует, что члены экипажа несколько раз просили посторонних вести себя тише, а также покинуть кабину пилотов. За 20 минут до крушения было предпринято несколько попыток успокоить присутствующих в кабине, а также звучали требования «Оставьте меня! » и нецензурная брань.

В конце марта польская прокуратура обвинила российских диспетчеров в причастности к авиакатастрофе. Прокурор Иренеуш Шелонг заявил, что главной причиной катастрофы стала ошибка экипажа, который пошел на снижение самолета ниже минимальной высоты. Он подчеркнул, что при отсутствии видимости пилоты не имели права снижаться на высоту менее 120 м. Российским диспетчерам были предъявлены обвинения в «неумышленном доведении до авиакатастрофы». По словам прокурора, «в случае плохой погоды российская сторона обязана была передать Ту-154 в другой аэропорт». В СКР эти обвинения отвергли и заявили, что диспетчеры действовали в строгом соответствии с инструкциями и международными нормами.

В январе 2011 года МАК опубликовал окончательный доклад по этой авиакатастрофе и пришел к выводу, что ответственность за произошедшее лежит на пилотах, которые не отправили самолет на запасной аэродром при неблагоприятных погодных условиях. Польша с этими выводами не согласилась и возобновила расследование.