Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Прототип созданной компанией Маска ракеты взорвался на космодроме Технологии и медиа, 11:41 Владимир Познер — о любимой машине, «Аурусе» и Трампе Авто, 11:38 ФСБ сообщила о сохранности сантехники на возвращенных Украине кораблях Политика, 11:35 Я вас «Понимаю»: зачем экс-CEO страховой компании занялся психологией Pro, 11:31 ВТБ и «Эфко» построят терминалы для зерна и масла в порту Тамани Бизнес, 11:30 От идеи к успеху: 15 историй о провалах, ошибках и сложностях в бизнесе РБК и ВТБ, 11:17 Синоптики предупредили москвичей о рекордном давлении «как в шахте» Общество, 11:15 Почему компания PayPal вышла из криптопроекта Facebook Крипто, 11:13 Суд в Вене согласился выдать России экс-чиновника Минкультуры Бориса Мазо Общество, 11:09 Почему предпринимателю нужен трекер: пять причин Pro, 11:02 Вывески, кольца и световой меч: что актеры забирали на память со съемок Стиль, 10:59 Встреча возвращенных Россией украинских кораблей в Очакове. Фоторепортаж Политика, 10:57  Риелторы насчитали около 100 брошенных коттеджных поселков в Подмосковье Недвижимость, 10:55 СК сообщил о новых делах из-за хищениях на строительстве Восточного Общество, 10:51
Политика ,  
0 
Правозащитники назвали недостаточными поправки Путина об «иноагентах»
Президент Владимир Путин предложил процедуру выхода некоммерческих организаций из реестра «иностранных агентов». Правозащитники считают, что предложенная формулировка не делает послаблений НКО
Надпись: "Иностранный агент. Love USA", нанесенная неизвестными (Фото: ТАСС)

Президент Владимир Путин в понедельник внес в Госдуму поправки, которые позволят некоммерческим организациям (НКО), признанным «иностранными агентами», выходить из реестра. Ранее процедура выхода из реестра агентов прописана не была.

Чтобы быть исключенным из списка «иностранных агентов», согласно законопроекту, НКО должна подать заявление в Минюст, после чего прокуратура проведет проверку. Регулятор исключит НКО из реестра, если выяснится, что организация в течение года до подачи заявления не получала денег и имущества из-за рубежа и (или) не занималась политической деятельностью на территории России. Повторно включенная в реестр НКО сможет выйти из него, если в течение трех лет до нового заявления не получала иностранных денег и (или) не участвовала в политической деятельности. Если НКО пожелает выйти из реестра сразу после попадания в список, то она должна не позднее, чем через три месяца со дня включения в реестр отказаться от иностранных денег и вернуть их источнику. Во всех случаях Минюст, как гласит законопроект, должен принять решение не позднее, чем через три месяца со дня поступления заявления от НКО.

В июне прошлого года Минюст сам разработал аналогичные внесенным президентом поправки. Тогда Министерство также предлагало снизить минимальный размер административного штрафа для «иностранных агентов». Сейчас он составляет от 100 тыс. руб. для должностных лиц и от 300 тыс. руб. для юридических лиц, поправки Минюста предполагали сокращение до 50 тыс. руб. и 100 тыс. руб. соответственно. Однако эти предложения не были внесены в Госдуму.

Новой процедурой, когда законопроект будет принят, воспользуются не все НКО, включенные в реестр «иностранных агентов». Об этом говорят представители НКО, опрошенные РБК.

Ассоциация «Агора» будет «прокачивать через себя каждую процедуру», чтобы понимать, как она работает, говорит ее председатель Павел Чиков. Однако он отмечает, что формулировки в законопроекте должны дорабатываться. «Условием выхода указано отсутствие иностранного финансирования и (или) занятия политической деятельностью. А если «Агора» иностранного финансирования не получает, а, по мнению прокуроров, политической деятельностью продолжает заниматься? Учитывая, что прокуроры расценивают политической любую деятельность, то надо просто ничего не делать год. Но тогда Минюст обратится в суд с иском о признании организации, прекратившей свою деятельность», – рассуждает Чиков.

Нужно дождаться редакции, которую законопроект пройдет в Госдуме, – только тогда можно будет понять, стоит ли заниматься процедурой выхода из реестра, говорит сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц. «При такой системе работы с НКО я боюсь, что этот законопроект не станет послаблением. Процедура выхода должна была быть прописана изначально, а сейчас эти косметические изменения не помогут – запись в реестре на сайте Минюста пожизненна, после исключения там лишь появится запись, что такого-то числа НКО исключена», – полагает Мельконьянц.

Член правления Международного правозащитного и благотворительного общества «Мемориал» Александр Черкасов сказал РБК, что ознакомится с поправками, но считает что закон об «иностранных агентах» невозможно исправить. «Закон порочен по своей основе, в нем заложены два ложных принципа. Первый – получение грантов не означает получения задания. Второй – то, что исполнителями закона называется политической деятельностью, ею не является», – уверен правозащитник. Он отметил, что не понимает, за какой период НКО будет обязана вернуть полученные от иностранного грантодателя средства.

Директор движения «За права человека» Лев Пономарев не ответил однозначно на вопрос, готова ли организация подать заявление на выход из реестра. Поправок, позволяющих выйти из реестра он еще не видел, но считает унизительной процедуру возвращения денег.

«Иностранное финансирование не запрещено законом, поэтому отказываться от него мы не намерены», – говорит директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. По ее словам, ее организация не считает себя занимающейся политической деятельностью и будет дальше доказывать это в суде.

Пресс-секретарь «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Александр Передрук сообщил РБК, что организация намерена использовать все правовые механизмы для того, чтобы избавиться от клейма агента. Сейчас НКО оспаривает в суде проверку прокуратуры и само принудительное внесение в реестр.

В реестре «иностранных агентов» на момент публикации статьи значились 36 организаций. По действующему законодательству, НКО, признанным «иностранными агентами», грозит двойное наказание. Если в деятельности организации, получающей финансирование из других стран, проверяющие находят признаки политической деятельности, НКО должна зарегистрироваться как «иностранный агент». За отказ войти в реестр грозит ответственность вплоть до уголовной. При этом с июня 2014 года Минюст получил право принудительно включать НКО в реестр «иностранных агентов»; поправки в закон об НКО были внесены по инициативе сенатора Андрея Клишаса с одобрения президента.