Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Памятник Александру Невскому снесли в Харькове Общество, 13:07
Как экономить на грузовых шинах владельцу транспортной компании РБК и Cordiant Professional, 12:57
МВД объявило в розыск командиров батальона «Азов» Политика, 12:57
Какие места на Украине взяли под контроль российские военные. Карта Политика, 12:57
Редкий кадр: зачем нужен менеджер по маркетплейсам и как его найти Pro, 12:51
Падение минимум на треть: что ждет рекламный рынок в России Социальная экономика, 12:50
СК проверит «продававшего» пост в Администрации президента лжечиновника Политика, 12:50
МИД выразил готовность к переговорам с Киевом, если «будет что обсуждать» Политика, 12:48
Максим Орешкин назвал курс рубля абсолютно рыночным Инвестиции, 12:43
ЖКХ, экология и видеонаблюдение: реальные российские IoT-проекты РБК и МегаФон, 12:34
Россия решила выслать пять дипломатов Португалии Политика, 12:31
В России выявили 4,9 тыс. случаев COVID при 2,1 тыс. госпитализаций Общество, 12:26
«Ведомости» узнали о планах собирать китайские авто под маркой «Москвич» Бизнес, 12:19
В «Динамо» усомнились в «здравом уме» желающих переманить Тюкавина Спорт, 12:12
Политика ,  
0 

Экономисты предсказали усиление неравенства между севером и югом ЕС

Какие факторы могут на долгий срок затормозить развитие южных стран
Эксперты банка Barclays прогнозируют, что страны юга еврозоны не смогут оправиться от последствий пандемии так же быстро, как северные. Удар пандемии пришелся на важные для южных экономик ЕС отрасли, среди которых и туризм
Фото: Michele Tantussi / Reuters
Фото: Michele Tantussi / Reuters

Южные государства еврозоны пострадали от вызванного пандемией коронавируса COVID-19 сильнее, чем страны центра и севера Европы, и последствия такого ущерба, вероятно, не удастся преодолеть даже в среднесрочной перспективе. К такому выводу пришли аналитики банка Barclays, проанализировав влияние пандемии на экономику еврозоны (аналитическая записка есть в распоряжении РБК).

Хотя экономический рост Испании и других южных стран во втором полугодии обещает заметно ускориться, в более долгосрочной перспективе их экономики все равно будут чувствовать себя менее уверенно, полагают в Barclays.

«В среднесрочной перспективе свертывание беспрецедентных программ бюджетной поддержки, вероятно, обнажит степень ущерба, нанесенного [пандемией] частному сектору и рынку труда. Исходя из нашего анализа, Германия окажется наименее восприимчивой к урону, тогда как такие страны, как Испания или Италия, чьи ведущие отрасли серьезно пострадали от COVID-19, находятся в зоне риска», — резюмировали эксперты.

Как вакцинация меняет число заболевших COVID в странах. Инфографика
Общество

Разница между реальным ВВП Германии и Франции по состоянию на первый квартал 2021 года и реальным ВВП перед началом пандемии составила соответственно 5 процентных пунктов и 4,5 п.п. Аналогичный разрыв в Италии составляет 7 п.п., в Испании — 9,5 п.п., отмечается в записке Barclays.

Как следует из прогнозов Еврокомиссии, по итогам 2021 года Испания возглавит тройку лидеров по темпам экономического роста. ВВП Испании должен вырасти на 5,9%. При этом в 2020 году он упал на 10,8% — больше, чем у других европейских экономик. На втором месте по ожидаемым темпам роста в 2021 году — Франция (5,7%), чья экономика упала на 8% в прошлом году, на третьем — Румыния (5,1%), чей ВВП в 2020 году снизился на 3,9%. Самые низкие темпы экономического роста в 2021 году продемонстрирует Эстония — 2,8%, прогнозирует Еврокомиссия (по итогам 2020 года ВВП этой страны упал на 2,9%).

Экономика стран Евросоюза в целом вырастет в текущем году на 4,2%, в следующем — на 4,4%, следует из прогноза Еврокомиссии. Такие же темпы роста продемонстрируют экономики стран еврозоны. «Показатели роста разнятся в зависимости от конкретной страны, но к середине 2022 года все экономики ЕС должны восстановиться до уровня, на котором находились до [вызванного пандемией] кризиса», — отмечал вице-председатель Еврокомиссии Валдис Домбровскис. При этом майский прогноз Еврокомиссии оптимистичнее, чем февральский, в котором предсказывалось, что ВВП ЕС вырастет на 3,7% по итогам 2021 года и на 3,9% — по итогам 2022-го.

Pro
Фото: Scott Olson / Getty Images Развитие «без помех»: что говорили аналитики о кризисе 2008 года
Pro
Сотрудник переехал за границу: 4 варианта, как оформить работу
Pro
Фото: Gleren Meneghin / Unsplash Свой — чужой: кого из кандидатов и когда брать на работу
Pro
Фото: Linda Morbe / Unsplash Но вы держитесь: почему нельзя заставлять работников быть сильными
Pro
Фото: Shutterstock Риск вечного «медвежьего» рынка реален. В каких акциях пересидеть падение
Pro
Фото: Oli Scarff / Getty Images «Внутренние предприниматели»: как раскрыть в себе потенциал инноватора
Pro x The Economist
Фото: Oleg Nikishin / Getty Images Как крупнейшие производители потребтоваров справляются с инфляцией
Pro
Как участнику госзакупок отстоять свои права в период перемен: 5 советов

Экономисты оценили потенциал восстановления реальных доходов россиян
Экономика
Фото:Александр Земляниченко / AP

О том, что пандемия может усугубить экономическое неравенство в странах ЕС, говорят и аналитики Bruegel — базирующегося в Бельгии аналитического центра. Согласно опубликованному Bruegel прогнозу, в 2019–2023 годах Италия станет единственной страной объединения, чей реальный ВВП продемонстрирует негативный экономический рост — минус 0,1%. Реальный ВВП Испании увеличится всего на 1,9%, Греции — на 2,3%, Португалии — на 3,1%, Франции — на 2,9%, Германии — на 3,5%. Самый уверенный рост продемонстрируют страны Восточной Европы, в частности Польша (9,4%) и Венгрия (9%). Исходя из прогнозов, средний показатель роста реального ВВП в ЕС в 2019–2023 годах составит 4,1%. Это меньше, чем рост реального ВВП США (7,8%) или Китая (23,4%), констатируют в Bruegel.

Причины европейского неравенства

По мнению аналитиков Barclays, неравномерное распределение ущерба от COVID-19 обусловлено несколькими факторами. Во-первых, южные страны еврозоны, в частности Италия и Испания, промедлили с предоставлением экономической помощи бизнесу, а размер помощи на первых порах был незначительным. Во-вторых, формат ограничительных мер в сфере экономики разнился от страны к стране, и некоторые государства Южной Европы реализовали жесткие локдауны. В-третьих, структура экономики в странах Южной Европы отличается от экономик их северных соседей — она оказалась более уязвимой к шоку пандемии.

«Резкое падение спроса и предложения в секторах, наиболее уязвимых перед пандемией COVID-19, затронуло экономики южных стран в большей степени», — отметили в Barcalys. Отрасли, наиболее пострадавшие от COVID-19, — это торговля (оптовая и розничная), ресторанный и гостиничный сектор, туризм и досуг. Совокупная доля этих секторов в ВВП Италии, Испании, Португалии и Греции превышает 22%.

Исследователь неравенства назвал главные последствия пандемии для мира
Политика
Фото:Toru Hanai / Bloomberg

Пандемия COVID-19 действительно затронула важные для южных стран секторы экономики, в том числе туризм, соглашаются эксперты Bruegel. Объем авиаперевозок в ЕС все еще остается на 70% ниже уровня 2019 года, отмечают аналитики в своем докладе. Некоторые отрасли экономики — например торговля, транспорт, гостиничный бизнес и развлекательный сектор — все еще не могут оправиться от нанесенного пандемией урона. Объем их валовой добавленной стоимости в ЕС в четвертом квартале 2020 года все еще ниже уровня четвертого квартала 2019 года.

Как отмечают в Bruegel, дальнейшая ситуация с экономическим неравенством в Европе будет зависеть от двух факторов. Во-первых, от того, насколько быстро странам удастся победить пандемию. Во-вторых, от того, насколько стремительно будут свернуты программы господдержки предприятий. «В среднесрочной перспективе власти должны постепенно отойти от поддержки предприятий путем субсидий и осуществлять эту поддержку путем налоговых льгот, стимулирующих инвестиции», — резюмировали эксперты.

Материалы к статье
Авторы
Теги