Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 3 февраля
EUR ЦБ: 76,96 (+0,73)
Инвестиции, 15:57
Курс доллара на 3 февраля
USD ЦБ: 70,04 (-0,08)
Инвестиции, 15:57
Место Ford на заводе во Всеволжске займет деревообрабатывающая компания Бизнес, 20:39
МВД предложило оформлять обычные загранпаспорта вместо биометрических Общество, 20:38
Военная операция на Украине. Главное Политика, 20:32
В Кишиневе отвергли слова Лаврова о Молдавии как «второй Украине» Политика, 20:27
Пригожин сообщил о контроле ЧВК «Вагнер» над Николаевкой Политика, 20:22
Импортозамещение в IT: что предлагают российские интеграторы РБК и Tegrus, 20:15
Forbes узнал о желании Брина вернуться к работе с кодом в Google Общество, 20:13
Киберпонедельник — повод инвестировать в себя
До 5 февраля скидка до 50% на максимальный тариф РБК Pro
Купить со скидкой
Нейросети DALL-E и ChatGPT сгенерировали бесконечный сериал Life, 20:07
Самолет с футболистами экстренно сел в Дании из-за угрозы взрыва 30 мячей Спорт, 20:03
КПП «Верхний Ларс» на границе с Грузией закрыли для выезда из России Политика, 19:58
Минфин заявил о десятикратном росте покупок золота россиянами Инвестиции, 19:57
Полиция после года расследования сняла со звезды МЮ обвинения в насилии Спорт, 19:56
Reuters оценил рост поставок нефти из Казахстана в обход России Бизнес, 19:51
Роскомнадзор заинтересовался утечкой данных из онлайн-аптеки «Здравсити» Общество, 19:50
Политика ,  
0 

Посол России оценил возможность заключить формальный союз с Китаем

Посол России в Китае Андрей Денисов считает, что заключение формального союза между странами — это не самая оптимальная стратегия для Пекина и Москвы. Сейчас отношения двух государств характеризуются как партнерство
Фото: Feng Li / Getty Images
Фото: Feng Li / Getty Images

Не союз, а партнерство

Заключение формального союза между Россией и Китаем не соответствует интересам этих стран и идет вразрез с концепцией построения полицентричного мира. Такое мнение выразил посол России в КНР Андрей Денисов в статье для сборника, посвященного 20-летию Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем. «Полагаю, что формальный союз, тем более военно-политический, — это не самая оптимальная схема для отношений таких двух держав, как Россия и Китай. Прежде всего, наше взаимодействие не направлено против третьих стран, о чем указывается в договоре, а внешняя политика обоих государств не строится на логике блокового подхода и конфронтации с кем бы то ни было», — пишет дипломат в статье для издания, приуроченного к конференции «Россия и Китай: сотрудничество в новую эпоху», которую совместно проводят Российский совет по международным делам и Китайская академия общественных наук. В сборнике опубликованы статьи ведущих политологов и дипломатов двух стран, в том числе замминистра иностранных дел России Игоря Моргулова и замминистра иностранных дел КНР Лэ Юйчэна.

Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем был заключен 16 июня 2001 года. Отношения двух стран характеризуются как «равноправное доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие». Договор рассчитан на 20 лет с возможностью продления на последующие пятилетние периоды.

Денисов назвал несколько недостатков заключения формального союза. Во-первых, союз двух столь значимых на мировой арене держав, как Россия и Китай, шел бы вразрез с концепцией построения полицентричного мира, считает дипломат. Во-вторых, подобный союз предполагает формальные обязательства и может создать дисбаланс в отношениях между партнерами. Денисов привел в качестве примера НАТО — союз, который «зачастую характеризуется дисбалансом влияния разных стран, возникновением связки «ведущий — ведомые». «Это совершенно не отвечает духу российско-китайских отношений и интересам двух государств», — резюмировал он. В Договоре о сотрудничестве от 2001 года была юридически утверждена провозглашенная до этого на политическом уровне характеристика отношений России и КНР, которая применяется до сих пор, — равноправное доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие, пишет в том же сборнике Моргулов.

Договор о сотрудничестве предполагает достаточно глубокую степень координации по многим направлениям, констатирует Денисов. В частности, статья 9 договора гласит, что в случае возникновения угрозы стороны вступают друг с другом в контакт и проводят консультации в целях ее устранения. В статье 8 указывается, что стороны не участвуют в каких-либо союзах или блоках и не предпринимают действий, включая заключение договоров с третьими государствами, наносящих ущерб суверенитету, безопасности и территориальной целостности другой стороны. «Подобные взаимные обязательства уже предполагают скоординированную реакцию, схожую с действиями союзных государств. По факту между нашими странами действует несколько диалоговых и консультационных механизмов по вопросам обороны и безопасности, позволяющих анализировать риски и потенциальные угрозы, договариваться о практических шагах по их предотвращению и устранению», — пишет дипломат.

По мнению Денисова, нынешний характер двусторонних отношений позволяет на равноправной и взаимовыгодной основе эффективно и гибко — по сравнению с современными блоковыми структурами — реализовывать общие интересы. «Хотя Россия с Китаем не имеют союзнических обязательств, у нас есть четкое понимание позиций и интересов друг друга, готовность их уважать и помогать друг другу в их практической реализации», — отметил он.

Договор о сотрудничестве позволил отказаться от старой догмы, согласно которой межгосударственные отношения во время холодной войны были либо союзническими, либо конфронтационными, считает посол КНР в России Чжан Ханьхуэй. Договор также создал новую модель международного взаимодействия и выступил примером сотрудничества крупных держав, добавил посол.

Посол России оценил возможность заключить формальный союз с Китаем

Перспективы отношений

Дипломаты и эксперты также назвали перспективные области для сотрудничества. Во-первых, обе страны выступают за продвижение многополярного мирового порядка, в условиях которого США и их союзники не смогут применять давление на другие государства. Во-вторых, Россия и Китай выступают против санкций США. В Москве и Пекине считают, что только Совет безопасности ООН вправе вводить международные санкции, пояснил доцент МГИМО Иван Тимофеев. В июне 2016 года Россия и КНР выразили общую позицию, согласно которой введение санкций за пределами компетенции СБ ООН не соответствует нормам международного права и наносит непропорциональный ущерб, напомнил он. «Поскольку эффективность санкций США обусловлена доминированием доллара в мировой финансовой системе, приоритетной задачей для России и Китая становится развитие альтернативных финансовых институтов и инструментов», — убежден эксперт.

В-третьих, отношения России и Китая имеют прочную экономическую основу. С 2003 года двусторонняя торговля вышла на «траекторию ускоренного роста» и к 2009-му увеличилась по сравнению с показателями 2002 года почти в пять раз, с $11,9 до $56,8 млрд. Основной скачок (52% этого роста) пришелся на 2007–2008 годы и был обеспечен главным образом за счет увеличения российского импорта, который дал 73,4% общего прироста торговли в этот период. Третий пик роста торговли пришелся на 2018–2019 годы, но может восприниматься как таковой лишь на фоне глубочайшего провала 2015–2017 годов, констатировал академик РАН Виктор Ларин. В целом же доля КНР в российском экспорте возросла с 5% в 2000 году до 13,4% в 2019-м, отметил Ларин. Прирост в стоимостном объеме торговли приходится преимущественно на последние десять лет и охватывает все основные группы товаров. Динамику роста обеспечивают только две статьи: минеральные ресурсы (главным образом сырая нефть), на которые приходится 80% роста экспорта, и продовольственные товары. «Закономерно, что нынешняя номенклатура российского экспорта в Китай крайне узка и носит исключительно сырьевой характер», — резюмировал Ларин.

Товарооборот России и КНР вырос с $88,8 млрд в 2013 году до $111 млрд в 2019 году, следует из данных ФТС России. В 2020 году товарооборот снизился до $104 млрд на фоне пандемии. Общий объем накопленных инвестиций Китая в России составлял $3,7 млрд на начало 2020 года и $2,1 млрд на начало 2021-го, следует из данных Центрального Банка России.

Посол России оценил возможность заключить формальный союз с Китаем

Авторы
Теги