Лента новостей
Прокуратура Ангарска начала проверку после жертвоприношения верблюдов Общество, 11:11 Американский денди: Кайл Маклахлен отмечает 60-летие Стиль, 11:06 ВЦИОМ выяснил пожелания мужчин о подарках на 23 Февраля Общество, 10:53 Медведев поручил расширить практику применения налогового мониторинга Экономика, 10:46 Это никому не нужно: как вывести барбершоп на окупаемость РБК и «Билайн» Бизнес, 10:45 Японский министр заступился за фразу «исконные территории» по Курилам Политика, 10:17 Кольский полуостров на авто: как доехать до полярного сияния с комфортом РБК и Haval​, 10:16 Вице-президент IBM предсказал рост цены Bitcoin до $1 млн Крипто, 10:15 Шойгу приказал провести салют в День защитника Отечества Общество, 10:03 Лыжника Устюгова дисквалифицировали за толчок соперника после гонки на ЧМ Спорт, 10:01 В Омске два человека пострадали при столкновении автобуса с «КамАЗом» Общество, 10:01 Москва заявила об отклонении запроса Киева в ЕСПЧ по задержанным морякам Политика, 09:56 Как создатели сервиса для путешественников попали в список Forbes Стиль, 09:55 Роскачество дало рекомендации по выбору коньяка к 23 Февраля Общество, 09:51
Свое дело ,  
0 
«Весь мир построен на цифре»: Борис Бобровников — в проекте «Герои РБК»
В 1990-е Борис Бобровников тайком возил Росгидромету компьютеры из США, а сейчас его компания КРОК входит в топ-10 российских ИТ-компаний. Предприниматель — в проекте «Герои РБК»
00:26 О профессиях
01:42 О своем детстве и школе
03:49 О выборе вуза
06:55 О первых больших деньгах
08:00 Об основании компании КРОК
10:54 О первых проектах
13:57 О сотрудниках, поощрениях и мотивации
21:03 О спорте и отдыхе
22:44 О проектах и особенностях КРОК
29:10 О трансформации компании
Герои РБК Смотреть все выпуски

О спорте

«Я прожил жизнь профессионального спортсмена, потому что в течение многих лет мечтал годик-другой поездить как профессиональный горнолыжник. Не получилось, потому что в 1980-м СССР прикончил любительский спорт, перестал финансировать. У меня эта амбиция до сих пор, просто пока не получается, но я подожду немножко. <…> Раз-два в год на несколько дней я обычно летаю в Египет, и там на Красном море с удовольствием гоняю на виндсерфере и на кайте. Если лето и если температура выше плюс семи градусов, то я обычно на вейкборде, если в этой точке планеты есть вейкборд».

О профессиях

«Я профессиональный электронщик, не только геофизик. Я прожил много жизней и еще много собираюсь прожить. Прожил жизнь профессионального автослесаря. Несколько лет ремонтировал машины за деньги. Мы покупали машины, меняли им кузова, красили, перебирали моторы. Я прожил жизнь профессионального фарцовщика. Горнолыжным оборудованием, радиоэлектронными штучками немножко подфарцовывал, но больше горными лыжами. И в компании КРОК, наверное, я тоже прожил несколько жизней».

О детстве и школе

«Я что-то делал руками постоянно. Однажды сидел дома, болел, сделал большую пушку. И мы с мамой ее притащили на урок труда, чтобы мне поставили какую-нибудь отметку. Еще притащил в кармане камень, положил в эту пушку, зарядил ее и выстрелил, попал в угол кабинета. Или, например, насобирал с соседних подъездов таблички «Лифтовая шахта», «Не влезай, убьет». И быстренько склепал из них рыцарский доспех. Притащил в школу на новогодний праздник. К тому времени все уже взрослые были, наверное, класс пятый, и поэтому все пришли без маскарадных костюмов, а я пришел один в такой штуке, и меня пытались открыть консервным ножом. Девятый класс был рекордный по тройкам. Я сначала ходил в физматшколу при Бауманском, потом бросил это занятие, а потом работал дворником в Театре на Таганке «за посмотреть». И посмотрел тогда за весну весь репертуар. Соответственно, успеваемость была соответствующая. Но в десятом классе, так как надо было уже поступать, родители подкинули пару-тройку репетиторов, и я закончил только с двумя четверками десятый класс. Я выбирал не куда хотел поступать, а куда не хотел, и отбрасывал это. Был Московский геологоразведочный институт, где работал мой папа. И я что-то про этот институт знал. Я взял туда и поступил. Получил в итоге красный диплом, повышенная стипендия. Я подрабатывал все время в лабораториях, в институте, и, в общем, вполне был доволен жизнью».

О первом бизнесе

«В 1988 году почти случайно попал в какую-то тусовку. Меня взяли ремонтировать машины — один из первых кооперативов, кооператив «Андролог». Но прошло полгода, и они мне предложили возглавить направление по биомеханической стимуляции. И вот на этой биомеханической стимуляции мы сделали первые серьезные деньги. Мы открывали спортивные залы, ставили туда тренажеры. Сначала к нам ходили качки и люди, которых интересовала растяжка. Мы в какой-то момент открыли Клондайк — это борьба с избыточным весом. В Москве тогда такого не было, и мы в течение года открыли до 18 тренажерных залов. Я этот бизнес возглавлял вместе со своим партнером. Кто-то из моих друзей был нам должен и долг отдал компьютерами, и я кого-то из своих людей посадил продавать эти компьютеры. И появился такой замечательный человек, которого зовут Женя Мельник. И Женя предложил сделать компанию, которая бы продавала все эти компьютерные штучки и сами компьютеры. На накопленные деньги я поехал в США, купил десять компьютеров, как-то их вывез через американскую таможню, и у нас появился первый клиент — Женя продал первые два компьютера в Росгидромет».

О возможностях для работников компании

«Мы работаем в маленькой семейной компании, потому что считаем, что в маленькой семейной компании в максимальной степени заботятся о человеке. Это одно из наших конкурентных преимуществ. У нас достаточно жесткий отбор. Но недостаток специалистов, безусловно, есть, хотелось бы больше людей. Люди лучше работают, когда есть еще что-то помимо работы. Когда мы поощряем и, скажем так, помогаем заниматься теми или другими хобби. <…> Мы не платим за человека, мы софинансируем, потому что считаем, что бесплатно — это неинтересно. Все больше влияют нематериальные факторы, отношения в коллективе, отношения к профессиональному и личностному росту».

Об успехе

«Цифра или ИТ — везде и весь мир построен на цифре. <…> В конечном счете все зависит от успешности на рынке. Если нам за это платят деньги, значит, мы успешные, не платят деньги — не успешные. Нужно разделять: есть проектный бизнес, когда для нас основным критерием является подпись заказчика, удовлетворенность заказчика и полученные деньги от заказчика. Заказчик попросил, заказчик получил, заказчик заплатил, спасибо. Ситуация с продуктовым бизнесом немножко другая — мы на свой страх и риск делаем продукт и выпускаем его на рынок. А дальше либо покупают, либо не покупают. Соответственно, если его не покупают, то мы не успешны. Если его покупают, то мы успешны. Для нас критерий — это количество денег, которые мы получаем от данного продукта, окупаемость инвестиций. Компания КРОК вообще очень мало занимается продуктами. Мы только сейчас начинаем по-настоящему ими заниматься. Мы сделали свой первый продукт — это облако, это было лет пять-семь назад, и оно в высшей степени успешно, очень хорошо развивается. Массово продуктами мы начинаем заниматься только с этого года. И я думаю, что, конечно же, будут какие-то неудачи».

О стратегии в эпоху трансформации

«Я недавно услышал одну фразу, что не нужно писать стратегию, но нужно заниматься стратегией каждый день. Это означает, что мы каждый день должны смотреть в будущее, потому что пока вы напишете стратегию, будущее изменится, и ее придется выбросить. Мы видим будущее достаточно отчетливо в горизонте 12, может быть, 18 месяцев. Нам этого более чем достаточно. Планировать больше иногда можно и должно, но это очень условное планирование, потому что технологические рынки имеют тенденцию меняться гораздо быстрее, чем меняются стратегемы, если можно так выразиться. <…>

Все человечество, весь мир находится в эпохе трансформации. Или, как социологи говорят, в транзите. Старая модель конечна, она не может жить вечно. Это же касается и компаний. То есть модель развития компании, модель существования компании должна каким-то образом возобновляться.

И мы какое-то время назад начали замечать, что наша модель существования и развития компании конечна. Мы начали системно подходить к трансформации и системно искать, куда и как меняться компании и каким образом. Нам понравилась методика, по которой мы создаем эйджайл-группы. По вполне определенным, очень строгим правилам, но при этом достаточно простым. Мы сделали опрос нескольких сотен сотрудников. Выбрали 26 наиболее острых вопросов. Каждая из этих болей называется инициатива. Подбирается группа людей, которая в состоянии справиться с этой проблемой. В эту группу никогда не входят топ-менеджеры, а всегда входят менеджеры, наш креативный класс, это те люди, которые активно работают по своей текущей работе, по своим текущим проектам, вовлечены в актив компании, таких — порядка 200 человек. Из них мы выбираем лидера — это человек, который хорошо разбирается в этой тематике. Собирается группа от шести до десяти человек. Эта группа идет по достаточно жесткому временному циклу, собирается практически каждый день, и им дается какая-то задача. Первые две недели выделяются на то, что эта группа сегментирует задачу на более мелкие и более простые, которые уже можно начинать решать. Через две недели они докладывают 150 людям, это менеджмент компании, который смотрит, что они предлагают. Дальше следующие две недели у них уходит на то, чтобы предложить пути решения каждой из этих задач, которые они нашли. Следующие две недели им отводится на то, чтобы они проверили свои гипотезы. В ряде случаев это возможно, в ряде случаев — сложновато, и на некоторые гипотезы нам нужно по несколько месяцев. Каждый взял свою модель, и мы смотрим, как это работает на интервале, например​ полгода. Примерно через шесть недель мы получаем результат в виде проверенных гипотез, по решению тех или других проблем».

Поделиться впечатлениями о фильме можно в форме обратной связи.