Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Совладелец «Усть-Луги» потребовал завести дело на ФСБ из-за декларации Экономика, 08:00 Спасатели эвакуировали 15 человек с замерзших судов в Якутии Общество, 07:52 Что случилось за ночь. Главные новости РБК Общество, 07:46 Месси установил новый уникальный бомбардирский рекорд в Лиге чемпионов Спорт, 07:42 Киностудии назвали актеров-претендентов на «Оскар» Общество, 07:35 ЦБ внедрит в Систему быстрых платежей механизм выплаты пенсий и пособий Финансы, 07:00 Школьная физика для взрослых водителей в задачах РБК и Cordiant, 06:56 Пять человек погибли при крушении самолета Cessna в Мексике Общество, 06:38 Минэкономики предложило МВД увеличить контроль над техосмотром Общество, 06:36 Немецкий депутат заявил о потере $100 млрд из-за санкций против России Политика, 06:02 Правительство определится с льготами для нефтяников в Арктике Бизнес, 05:51 Стоимость строительства метро в Москве выросла до ₽2 трлн Общество, 05:39 До 1 млн руб. готовы платить иностранцы за аренду жилья РБК и Элитная недвижимость, 05:29 Посол в США оценил желание конгрессменов признать «Азов» террористическим Политика, 05:26
Мнение ,  
0 
Александра Борисова Угроза не для всех: почему вирус Эбола убивает в Африке, но не в Европе
Полноценные испытания вакцины оказались невозможны в стране, пережившей гражданскую войну и охваченной недоверием к современной медицине

В конце августа число жертв вируса Эбола в Демократической Республике Конго (ДРК) достигло 2 тыс. человек, и остановить распространение болезни до сих пор не удалось. Эболой пугают, как пугали раньше атипичной пневмонией или птичьим и свиным гриппом. Кажется, что глобализация с ее массовым туризмом и кочующими по мировым столицам экспатами помогает смертоносным инфекциям. Но пример Эбола показывает, как на пути вирусов встают социальные барьеры.

На войне

Болезнь передается людям от диких животных и далее от человека к человеку и в среднем летальна для 50% заболевших. Лекарства нет, вакцины еще не прошли достаточного для констатации надежности количества испытаний, помочь может только поддерживающая терапия. Эбола появилась не вчера: первая вспышка началась в ДРК в 1976 году. Вирус оказался идеален для тропической страны с крайним уровнем бедности и непрекращающимся вооруженным насилием.

История конфликта в ДРК и окружающих ее странах длинна и чудовищна, но в данном случае важны не столько жестокости войны, сколько ее последствия. В стране практически нет асфальтовых дорог, нет технологий учета и массового информирования населения, без которых невозможна корректная эпидемиологическая работа. Люди питаются очень скудно, в их рационе присутствует мясо диких животных, которое служит переносчиком вируса (его естественными носителями, судя по всему, являются летучие мыши семейства Pteropodidae, а они уже заражают шимпанзе, горилл, лесных антилоп и дикобразов). Ну а традиционные погребальные обряды конголезцев предполагают плотный контакт с телом умершего — даже объятия.

Ключом к локализации эпидемии является своевременная диагностика и изоляция больных. Умерших необходимо хоронить, избегая какого-либо контакта с живыми. Даже успешно выздоровевшие могут долго оставаться заразными — ВОЗ рекомендует им воздержание в течение трех месяцев, указывая на риск заразить партнера. Медики при работе с больными должны следовать протоколу для избежания контактов с заразными жидкостями. Мытье рук и дезинфекция обязательны, но они обязательны для всех и всегда. Поддерживающая терапия включает обильное питье либо внутривенное введение жидкости, а также сбалансированное питание. Простые правила, почти автоматически соблюдаемые в жизни современного городского жителя, становятся невыполнимыми в центре вспышки инфекции.

То же касается и контроля заболеваемости. Университет Женевы еще в 2017 году сообщил о разработке достаточно надежной вакцины: она безопасна, сама по себе не может вызывать заболевание, лабораторные испытания на обезьянах прошли очень успешно. Однако, чтобы вакцина стала по-настоящему работающей, а ее действие в масштабе популяции предсказуемым, нужны контролируемые масштабные испытания на людях. Медики должны попробовать различные дозировки, чтобы установить минимально достаточную. Привитых нужно регулярно осматривать, чтобы выявить, на всех ли действует препарат, и наблюдать несколько лет после прививки, чтобы понять, насколько долго сохраняются введенные антитела. Все эти действия не представляют угрозы для испытуемых, однако в стране с необразованным населением, охваченной гражданской войной, они попросту невозможны.

В докладе ВОЗ говорится: «Исследование вакцины, называемой rVSV-ZEBOV, проводилось в 2015 году в рамках испытания, в котором приняли участие 11 841 человек. Среди 5837 человек, получивших вакцину, не было зарегистрировано ни одного случая заболевания Эболой спустя десять или более дней после вакцинации. В то же время среди лиц, не получавших вакцину, через десять или более дней было зарегистрировано 23 случая заболевания». Однако в личных беседах женевские медики отмечают, что этого недостаточно. Строго говоря, они не знают, сколько людей привились дважды, а сколько — ни разу. Вместо стратегии сбора людей в прививочном центре применяется стратегия обхода домов, но и это не гарантирует ни полного покрытия вакцинацией, ни возможности последующего контроля. Вакцинаторы, одетые, как космонавты, вызывают неприязнь, которую иногда сложно преодолеть. Война лишила множество людей домов, а жизнь беженцев проходит в сложных и антисанитарных условиях, замечают «Врачи без границ».

Проблема не ограничивается вирусом Эбола: региональный директор ВОЗ в Африке доктор Матшидизо Моэти пишет, что от кори в ДРК погибло больше людей, чем от Эболы, и почти все жертвы — дети. В стране распространены малярия и ВИЧ.

Fake news в тропиках

И ВОЗ, и волонтерские организации сходятся в том, что ключ к контролю над эпидемией лежит в работе с людьми — образовании, разъяснении. Однако этому препятствует не только традиционный уклад общества и страх перед современной медициной. Африканские политики успешно переняли «лучшие практики» западноевропейских популистов — перед выборами они обвиняли друг друга в намеренном распространении вируса, а одна из партий вообще заявила, что вируса не существует, он выдумка. Это еще более осложнило работу по локализации вспышки: люди отказывались подчиниться правилам карантина, какой карантин, если болезни нет? В результате генеральному директору ВОЗ Тедросу Адханому Гебрейесусу вместо привычной работы по организацию вакцинации пришлось вести переговоры с лидерами различных группировок и уговаривать их не спекулировать на эпидемии в своей политической борьбе, ведь умирают люди, о которых политики на словах заботятся.

В Швейцарии, ученые и волонтеры которой активно участвуют в борьбе с эпидемией, единственный прибывший в страну больной содержался в специальном боксе в университетском госпитале в Женеве, выжил и находился под наблюдением после выздоровления. В ДРК, где даже общая численность населения неизвестна, а дети умирают раньше, чем их успели зарегистрировать, надеяться на установление контроля над болезнью пока не приходится.

Об авторах
Александра Борисова научный журналист, доцент Университета ИТМО
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.