Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Управляющая активами Магомедова решила уйти в отставку Бизнес, 00:01 Лейла Маммедзаде — РБК: «Проблема Зиявудина лежит не в области экономики» Бизнес, 00:00 В Севастополе госпитализировали семь студентов с возможным отравлением Общество, 23 янв, 23:51 Президент Польши назвал правильным решение пропустить форум по Холокосту Политика, 23 янв, 23:35 СКА разгромил казахстанский «Барыс» в домашнем матче КХЛ Спорт, 23 янв, 23:24 Трамп примет в Белом доме Нетаньяху и лидера оппозиции Израиля Ганца Политика, 23 янв, 23:10 Отец французских биатлонистов без вести пропал в горах Канады Спорт, 23 янв, 22:41 В Китае зафиксировали первую смерть от коронавируса вне очага заражения Общество, 23 янв, 22:33 Суд отказался сократить срок ареста Александру Емельяненко Спорт, 23 янв, 22:23 Эксперты ВОЗ отказались объявлять ЧС из-за вспышки коронавируса в Китае Политика, 23 янв, 22:16 Фигуранта дела о ЧП в отеле Перми отпустили под подписку о невыезде Общество, 23 янв, 22:13 Лондон ответил на предложение Путина о саммите пяти стран СБ ООН Политика, 23 янв, 22:02 Британская полиция удалила герб Украины из справочника по экстремистам Политика, 23 янв, 21:56 Авиакомпания S7 выдала рекомендации для экипажей из-за коронавируса Общество, 23 янв, 21:52
Мнение ,  
0 
Даниэль Грос

Континент в осаде: как беженцы зарабатывают на европейцах

Провести несколько месяцев в Северной Европе, пока заявление о предоставлении убежища рассматривается, становится гораздо более выгодным, чем работать у себя на родине за зарплату, которой едва хватает для жизни

​Европейская ответственность

Многие европейцы ощутили угрозу для своей страны, когда мигранты стали массово пересекать границы ЕС. Не важно, они сами встречались с беженцами или просто видели фотографии в газетах, но все осознают, что гигантское количество отчаявшихся людей пытается въехать на территорию Европейского союза любыми возможными способами. И это осознание еще предстоит превратить в ответ на случившийся кризис.

Кажется, что напряженность в отношениях между членами ЕС тоже начинает расти. Конечно, существуют четкие правила о том, как разделять ответственность за беженцев. По так называемому Дублинскому соглашению, первое государство — член ЕС, чью границу пересекает человек, отвечает за предоставление ему убежища. Но сейчас это проблематично, так как переносит всю тяжесть кризиса на приграничные страны ЕС. В 1990-е годы, когда страны Евросоюза принимали только 300 тыс. ходатайств в год о предоставлении убежища, это не являлось проблемой. Но в текущей ситуации, когда число людей оказывается в три раза больше, такой принцип уже не работает.

В расчете на душу населения Швеция получает в 15 раз больше ходатайств о предоставлении убежища, чем Великобритания, где официальная политика в отношении беженцев остается наиболее враждебной. Германия стала основным пунктом назначения — в нее прибывают чуть ли не 40% беженцев из всего ЕС, что даже в пересчете на душу населения остается в несколько раз больше, чем в среднем по ЕС.

Небольшие приграничные страны, такие как Венгрия и Греция, просто не имеют возможности и места для регистрации и обеспечения жильем сотен тысяч просителей убежища. А у крупных стран, таких как Италия, нет мотивации обращать внимание на мигрантов. Наоборот, все понимают, что если ничего не предпринимать, то беженцы, скорее всего, отправятся в другое место (в основном в Северную Европу).

Германия, признав, что дублинская система оказалась несостоятельной в текущих условиях, объявила о готовности принять все заявления о предоставлении убежища от сирийцев, независимо от того, где они пересекли границу ЕС. Решение было принято отчасти потому, что сложно определить, где беженец впервые пересек границу, особенно с учетом проницаемых внутренних границ Евросоюза. А во-вторых, решение 2013 года Европейского суда о том, что Германия не может депортировать иранского беженца в Грецию (было решено, что заявитель «рискует подвергнуться реальной опасности и бесчеловечному обращению») повысило чувство ответственности Германии в этом вопросе.

Привычные затруднения

Германия — крупнейшая страна Евросоюза и по количеству населения, и по ВВП. Так что вполне естественно, что именно она возглавила процесс решения кризиса вокруг мигрантов. При этом Германия по-прежнему составляет менее одной пятой населения ЕС и менее четверти ее экономики. Иными словами, даже Германия не может обработать всех беженцев Европы в одиночку.

Несколько месяцев назад Еврокомиссия попробовала реализовать смелое предложение и распределить беженцев по государствам — членам ЕС согласно простому уравнению, которое подсчитывает численность населения и ВВП. Но план был отвергнут, так как государства, особенно с наименьшим количеством беженцев, утверждали, что такой подход представляет собой неправомерное вмешательство в их внутренние дела.

Это поставило ЕС в его обычное затруднительное положение: все признают, что проблема существует. Но решение требует единогласия, которое не может быть достигнуто, так как каждая страна отстаивает только свои собственные интересы. Единственный вариант — не ориентироваться на те страны, которые не желают принять иммигрантов, по крайней мере временно, и вырабатывать решение с участием тех, которые готовы разделить внезапное бремя. Это может показаться «несправедливым», но, так как большое число беженцев прибывает на границы Европы каждый день, лидеры ЕС не могут позволить себе ждать.

Заложники морали

Но есть и другой аспект кризиса, который делает решение имеющихся проблем все более сложным. Прибывшие — не все мигранты из зон конфликтов, таких как Сирия. И согласно международному праву не имеют «право на убежище». Среди прибывающих есть множество экономических мигрантов из более бедных частей Балкан, которые пересекают границы в надежде избежать нищеты у себя дома и готовы эксплуатировать юридическую возможность получения убежища.

Процесс подачи самого заявления, пусть и такого, у которого мало шансов быть принятым, оказывается крайне привлекателен. Даже до того как заявление решат принять или отклонить, заявитель получает базовое жилье, социальные услуги (включая здравоохранение) и карманные деньги, которые в сумме могут значительно превышать заработную плату в родной стране. Провести несколько месяцев в Северной Европе, пока заявление о предоставлении убежища рассматривается, становится гораздо более выгодным, чем работать у себя на родине за зарплату, которой едва хватает для жизни.

Одновременно с тем, как растет число просителей убежища, увеличивается и время, необходимое для обработки заявлений, — все это делает такую систему все более заманчивой для экономических мигрантов. И действительно, почти половина всех просителей убежища в Германии сейчас прибыла из безопасных стран, таких как Сербия, Албания или Македония. Европейские популисты используют такие случаи «экономического туризма», чтобы посеять страх и гнев среди европейской общественности. В результате достигнуть соглашения о размещении фактических беженцев становится еще труднее.

Европейскому союзу необходимо предпринять действия по двум фронтам. Во-первых, члены ЕС должны в срочном порядке увеличить свои ресурсы для рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища, чтобы можно было быстро выявлять тех, кто нуждается в защите. Во-вторых, ЕС должен улучшить распределение нагрузки — в идеале между всеми странами, но в первую очередь лишь среди небольшой группы — в предоставлении жилья тем, кто уже получил официальный статус беженца.

В рамках международного права и человеческой морали у Европы нет возможности поступить как-то иначе.

Copyright: Project Syndicate, 2015
www.project-syndicate.org

Об авторах
Даниэль Грос, директор Центра европейских политических исследований
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.