Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Чемпионка мира отметила смелость Кузьминой в скандале с гимнастикой на ОИ Спорт, 17:22 Дептранс Москвы предупредил о трехдневном ливне Общество, 17:14 В Федерации хоккея Москвы отреагировали на скандал с нетрезвым арбитром Спорт, 17:07 В Ливии столкнулись два военных вертолета Общество, 17:04 «Новая газета» сообщила о DDoS-атаке на свой сайт Политика, 16:40 В Москве установили новый рекорд явки на онлайн-голосование Общество, 16:37 Выборы в Госдуму. Главное Политика, 16:32 Посол сообщил, что замглавы Госдепа США еще не получила российскую визу Политика, 16:24 Карпин в понедельник назовет состав на октябрьские матчи отбора ЧМ-2022 Спорт, 16:15 В Индии допустили скорое решение по открытию границ для туристов Общество, 16:09 Гол Головина помог «Монако» сыграть вничью в матче чемпионата Франции Спорт, 16:05 Венедиктов сообщил, куда он и Песков потратят выигранные 10 тыс. баллов Политика, 16:02 После авиакатастрофы в ХМАО возбудили дело Общество, 15:49 Познер решил позвать Нурмагомедова на интервью Спорт, 15:41
Мнение ,  
0 
Андрей Шапенко

Новая перестройка: почему России трудно дать ответ на глобальные вызовы

Многие эксперты говорят, что России пора менять свой экономический уклад и национальную стратегию. Но прежде чем менять, нужно разобраться, а куда вообще движется человечество и что Россия может в это движение привнести

Пора начинать новую перестройку?

Арнольд Тойнби, автор цивилизационной теории, утверждал, что развитие человечества происходит по формуле «вызов—ответ». Исторический, технологический и экономический прогресс постоянно ставит новые вызовы, и адекватный ответ на них не только решает возникающую проблему, но и выводит общество на новый виток. Если же вопрос не решен, то общество тормозит в развитии, переживает упадок и даже полностью разрушается. Подобное случилось с Римской империей, политеистическими религиями и Советским Союзом.

Адекватность вызовам напрямую определяет судьбу государств. Петр Первый создал новую Россию, адекватную эпохе великих держав. Дэн Сяопин увидел бесперспективность закрытости Китая в условиях глобализации рынков. Ли Куан Ю, Махатма Ганди и Нельсон Мандела ответили на распад империи созданием нации из разнородных национальностей и племен.

Сегодня в России все чаще начинают звучать голоса, что пора начинать «новую перестройку», пока кризис и всем тяжело: только на прошлой неделе на эту тему говорили Герман Греф, Горбачев-Фонд и Комитет гражданских инициатив. Однако какая это перестройка? Скорость прогресса подчас опережает нашу способность осмысливать изменения. Более того, исторический опыт показывает, что наиболее технически подготовленные игроки не становятся наиболее живучими, потому что самые острые вызовы часто лежат на стыке разных областей знаний и выходят за рамки технологического прогресса. Поэтому крайне важно понять, куда движется человечество и что мы можем в это движение привнести.

Сначала надо понять собственные проблемы

А судя по доминирующей в России дискуссионной повестке, мы плохо понимаем даже собственные проблемы, не говоря уже о вызовах, которые стоят перед человечеством. Россия практически не предлагает миру востребованных интеллектуалов, наши писатели давно не номинируются на Нобелевскую премию, единицы российских компаний смогли успешно выйти на глобальный уровень. Возник огромный разрыв между масштабом вызовов, которые стоят перед нашей страной, и тем интеллектуальным вкладом, что вносит Россия в связи с их решением в общечеловеческую базу знаний.

Например, есть три сильные тенденции, которые могут кардинально изменить Россию в течение ближайших 20 лет. Во-первых, рост численности коренных мусульман, которых уже сегодня больше, чем в Саудовской Аравии, а к 2030 году они будут составлять пятую часть населения страны. Во-вторых, экспансия Китая в Россию и встречный «разворот на Восток», с которым мы опоздали примерно на 20 лет. В-третьих, глубокий кризис в отношениях с Западом на фоне присоединения Крыма. Нельзя сказать, что эти проблемы вовсе не обсуждаются, но обсуждение затрагивает, как правило, неадекватные аспекты, замалчивая стратегически важные.

Разрыв с Западом для России фатален как с экономической, так и с цивилизационно-культурной точки зрения, и реинтегрироваться нам неизбежно придется. Но вместо поиска возможностей сделать это российские политики занимаются обоснованием конфронтации и разницы в ценностях. «Разворот на Восток» рассматривается как замена одного торгового партнера другим, а не как вопрос ассимиляции китайцев, развития Дальнего Востока, удержания там русского населения и выработки долгосрочного взгляда на сосуществование России и Китая. Рост мусульманского населения обсуждается как угроза, а не возможность — готова ли Россия стать одним из идейных центров мусульманского мира и тем самым положительно повлиять на весь мир? Стратегический взгляд подменяется тактическим краткосрочным ответом.

Глобальные вызовы для России

Как же выйти из этого кризиса? Во-первых, нам придется сделать ставку на создание знаний и основанной на них экономики. В условиях глобальной конкуренции у России все меньше относительных преимуществ перед другими рыночными игроками. В силу климата и обширной географии мы при прочих равных вряд ли будем дешевле и эффективнее в долгосрочном периоде. Знания, как правило, создаются творческим меньшинством. Важно, чтобы это меньшинство сделало осознанный выбор в пользу жизни и созидания в России. Здесь тенденция пока что тревожная: последним сигналом стало намерение Дмитрия Зимина закрыть фонд «Династия», один из немногих поддерживавших молодых российских ученых.

Во-вторых, необходимо вернуть университетам роль «лабораторий мысли», где будут искать ответы на большие вызовы и всячески стимулировать общественную дискуссию. По-настоящему университетом может называться только то учебное заведение, где создаются ценности и смыслы. У нас же высшее образование стремительно обесценивается и теряет свой смысл, а ключевое обсуждение идет вокруг того, как мы будем учить, вместо того, чему мы будем учить завтра.

В-третьих, нужно выделить набор областей, где у России есть естественное преимущество и без которых невозможно обсуждение глобального будущего. Нехватка воды, истощение природных ресурсов, обеспечение продовольствием, освоение космоса, всеобщая цифровизация — вот лишь несколько примеров глобальных вызовов, на которые Россия может дать адекватный ответ. Например, мы одна из немногих стран, где локальные IT-игроки способны переигрывать глобальных лидеров, которая поставляет лучшие инженерные кадры в Кремниевую долину. Почему бы не решить с помощью этого преимущества собственные стратегические задачи? Например, Россия, будучи в лидерах по миграционному притоку, могла бы выстроить институт интеллектуальной ассимиляции, усиливающий отечественную научную и инженерную школу. США стали одним из мировых лидеров в науке именно благодаря созданию эффективного механизма привлечения мозгов со всего мира. Или возьмем эффективность использования природных ресурсов: кому, как не России, стране с высочайшей энергоемкостью ВВП, искать пути более рачительного использования тающих природных богатств?

В-четвертых, необходим возврат к гуманизму и нацеленности на развитие человеческого капитала. Недостаточно обладать преимуществами — надо уметь ими воспользоваться в условиях исчезающего демографического окна возможностей, которое досталось нам в наследство от СССР. Парадокс в том, что в СССР при всей тоталитарности государственного устройства и идеологическом прессинге значительная часть общественных институтов имела более выраженную гуманитарную направленность, чем сегодня. В первую очередь это касается образования, науки и медицины, которые были бесплатны, доступны и во многом соответствовали уровню ведущих развитых стран либо опережали его. Сейчас все наоборот: население болеет, стареет и уменьшается, а «духовные скрепы» общества становятся важнее блага и развития каждого конкретного человека.

Наконец, в-пятых, без развития общественных институтов никакой ответ на глобальные и российские вызовы невозможен. Мы не сможем вывести на новый уровень нашу национальную и культурную идентичность, если не будет обеспечено равенство всех перед законом. Не сможем реинтегрироваться в глобальный мир, не обеспечивая базовые права человека и ценности, которые этот мир принимает. Не выстроим отношений с Востоком только лишь на базе государственных корпораций. Создание и соблюдение правил игры, поддержанных функционирующими общественными институтами, — это прописная истина, которую рано или поздно вынуждено принять любое государство, сталкивающееся с замедлением экономического роста.

Сохранить фундамент

Наивно полагать, что все эти темы являются открытием для экспертного сообщества и руководства страны. Но общественная дискуссия вокруг них по большей части носит характер шума и не предусматривает выработку стратегического императива. Это удивительно: ведь у России есть все ресурсы и потенциал, чтобы эффективно ответить на стоящие перед ней вызовы и одновременно внести вклад в решение глобальных проблем.

Культурное влияние России на человечество колоссально. Четыре из десяти книг, которые журнал Time назвал величайшими в истории, написаны русскими авторами. На большинстве театральных и концертных площадок мира ставят русские произведения. Русский — официальный язык ООН, второй язык интернета, восьмой по распространению в мире. Россия — пионер освоения космоса, ядерных технологий, один из мировых лидеров в IT-индустрии. Пока еще этот фундамент существует, на нем можно выстроить все что угодно. Но если делать вид, что вызовов нет, то и они тоже сделают вид, что России не существует.

Об авторе
Андрей Шапенко Андрей Шапенко профессор бизнес-практики Московской школы управления «Сколково»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.