Лента новостей
Apple представила «убийцу Netflix» и сервис кэшбэка Технологии и медиа, 21:51 Союз биатлонистов России допустил приглашение Бьорндалена на пост тренера Спорт, 21:34 Эксперты смоделировали начало войны России и НАТО в Прибалтике Политика, 21:31 Европейский Airbus поставит в Китай 300 самолетов на €30 млрд Бизнес, 21:08 СМИ узнали о намерении «Ювентуса» побороться с «Реалом» за трансфер Погба Спорт, 21:02 Верховный суд вернул иск КПРФ к ЦИК из-за депутатского мандата Алферова Политика, 20:48 Хорошо ли вы спите: тест РБК и Philips, 20:30 СМИ узнали о планах Порошенко на случай проигрыша президентских выборов Политика, 20:17 Зеленский объяснил слова о готовности встать на колени перед Путиным Политика, 20:07 МИД заявил об игнорировании Трампом решений ООН о статусе Голанских высот Политика, 20:04 Суд США отказался снять штраф с засекреченной компании из дела Мюллера Экономика, 19:59 Трамп признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами Политика, 19:21 Власти направят ₽5 млрд из резервов на дорожные долгострои в регионах Бизнес, 19:13 Премьер Греции обвинил турецкую авиацию в попытке помешать его вертолету Общество, 19:11
Украинский кризис ,  
0 
Шломо Вебер Юваль Вебер Будет ли украинская люстрация похожа на иракскую?
После выборов в Раду люстрация грозит множеству украинских чиновников. Чем украинский механизм люстрации отличается от аналогичных кампаний в других странах и на какие подводные камни он может наткнуться?

В октябре этого года президент Украины Петр Порошенко подписал закон о люстрации, принятый Радой в сентябре – таково было одно из основных предвыборных требований Майдана. Согласно закону, украинские власти должны выявить и назвать государственных служащих, нарушавших права и свободы человека; им будет запрещено на 5 или 10 лет занимать должности в органах власти и местного самоуправления. Таких, как предполагается, будет около 1 миллиона.

Закон нацелен на кадры режима Януковича и на тех, кто замешан в коррупции и нарушении прав человека, в том числе при подавлении протестов на Майдане. Он также распространяется на бывших работников КПСС, политруков советской армии и работников советского МВД, но объем люстрации этой группы лиц будет довольно ограниченным – документов, относящихся к советскому периоду, на Украине почти не осталось. Закон не распространяется на избранных депутатов – считается, что выборы представляют собой часть люстрационного процесса. И сам президент Порошенко по подписанному им закону ответственности не подлежит.

Провести такую масштабную люстрацию будет очень сложно, тем более, что правительство планирует завершить люстрацию государственных служащих, судейского корпуса и органов прокуратуры в течение двух лет. Процесс уже начался: пока увольнения чиновников измеряются сотнями, более масштабные проверки начнутся в ноябре. Точные оценки давать трудно, но масштаб люстрации, конечно, будет серьезным. МВД Украины ожидает потерять 20% своих сотрудников в результате применения закона. Партия «Батькивщина» под руководством Юлии Тимошенко провела «внутреннюю» люстрацию: исключила из своего состава более 1500 депутатов местных советов.

В последние десятилетия люстрационные процессы происходили в Латинской Америке, Восточной и Центральной Европе, а также в Южной Африке и Ираке. В странах Латинской Америки и Южной Африке на практике наказание понесли лишь немногие из прежней власти; люстрация в этих случаях превращалась в процесс национального примирения и поиска правды. Процесс примирения становился успешным как раз потому, что элиты, возникшие и процветавшие при старой власти, сильно не пострадали. 

Серьезные люстрации произошли в Чехии и Польше. Принятый в Чехии в 1993 году «Закон о незаконности коммунистического режима» коснулся около 140 тысяч человек, в основном сотрудников служб госбезопасности и партийного аппарата. Закон о люстрации, принятый в Польше в 1997 году, предполагал в основном проверку достоверности письменных заявлений кадров коммунистического режима об их сотрудничестве с органами госбезопасности при прежней власти. Естественно, закон вызвал множество публичных скандалов и доносов на общественных и государственных деятелей, включая Леха Валенсу. Кстати, Валенса, как и Вацлав Гавел в Чехии, был противником такого закона и его широкого применения. 

Возможно, самый масштабный люстрационный процесс за последнее время произошел в Ираке после падения режима Саддама Хусейна. После ликвидации режима Хусейна правящая партия «Баас» была объявлена вне закона. В рамках «дебаасизации» иракская армия, полиция и ополчение были распущены, и около 30 тысяч суннитских учителей, профессоров университетов, сотрудников муниципальных и государственных учреждений были уволены. Это привело к почти полной изоляции и незащищенности суннитского меньшинства; оно подверглось атакам со стороны шиитов и курдов, притесняемых во время правления Хусейна. Оставшись без четко обозначенной роли и будущего, расформированные военные части при поддержке гражданского населения стали центром суннитского сопротивления, которое в виде ИГИЛ стало самой серьезной на сегодня проблемой региона.  

На Украине закон о люстрации получает довольно широкую поддержку: по одному из опросов, 57% населения поддерживают закон в его нынешней форме, а 80% считают, что та или иная форма люстрации необходима для развития страны. При этом понятно, что отъезд 800 тысяч человек с территории страны в течение последнего года и то, что жители Крыма уже не являются украинскими гражданами, привели к серьезным демографическим изменениям. Тем не менее, жители и запада, и центра, и востока Украины называют развитие экономики и борьбу с коррупцией двумя самыми важными задачами, стоящими перед страной. 

Люстрация также может привести к резкому сокращению раздутого государственного аппарата, что является  необходимым условием для получения международной финансовой поддержки. Но у закона в нынешней формулировке есть несколько очень серьезных недостатков. Его можно упрекнуть в противоречии принципу персональной ответственности, нарушение которого может быть рассмотрено Европейским судом по правам человека. Почти полностью исключена возможность апелляции в случае получения искаженной информации о попавшем под люстрацию человеке. Закон также не допускает возвращение на должность в случае признания ошибок прошлого, как, например, было предусмотрено в законе о люстрации в Польше. И даже генпрокурор Украины Виталий Ярема посчитал, что закон противоречит конституции и международному праву. Вероятно, в него будут еще вноситься изменения.

Люстрация не должна превращаться в чистку, в искоренение каких-либо враждебных конспиративных групп. Цель люстрации – выявление ошибок прошлого, наказание тех, кто этими ошибками воспользовался, и отмежевание от действий этих лиц с целью создания новых политических и социальных институтов. Если процесс люстрации не будет открытым и прозрачным, он утратит легитимность. Кроме того, развитие экономики и общества, в котором так нуждается Украина, возможно только при создании атмосферы доверия в стране. 

Об авторах
Шломо Вебер президент Российской экономической школы Юваль Вебер профессор Высшей школы национальной безопасности Даниэля Моргана (Вашингтон)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.