Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Зеленский попросил украинцев не делать «картинку» для российского ТВ Политика, 03:52 В Филадельфии при стрельбе на улице пострадали шесть человек Общество, 03:36 Франция вслед за США решила обезопасить своих военных в Сирии Политика, 03:21 Трамп заявил о выполнении Китаем одного из условий по торговой сделке Политика, 03:21 Венгерская оппозиция одержала победу в борьбе за Будапешт Политика, 02:26 Полиция Флориды обнаружила пострадавшего при возможной стрельбе в ТЦ Общество, 02:15 СМИ сообщили об убийстве диджея в Ленобласти из-за «неправильной» музыки Общество, 01:29 Минздрав заявил о снижении на 30% смертности россиян из-за алкоголя Общество, 00:47 СМИ узнали о планах США вывести войска из Сирии в ближайшие дни Политика, 00:38 Минпромторг заявил о возможных поставках самолетов и вертолетов в ОАЭ Общество, 00:13 Экзитполы показали победу партии Качиньского на выборах в Польше Политика, 13 окт, 23:31 В США разбился тренировочный самолет Королевских ВВС Канады Общество, 13 окт, 23:25 Сборную поздравили с выходом на Евро-2020 надписью на Останкинской башне Спорт, 13 окт, 22:54 Нобелевский лауреат назвал два главных механизма развития рака Общество, 13 окт, 22:38
Мнение ,  
0 
Юрий Бармин Политические комплексы: как С-300 повлияют на расклад сил в Сирии
Тель-Авив заявил, что поставки российских С-300 в Сирию не заставят его отказаться от операций против иранских сил в республике. Однако, скорее всего, израильским военным придется быть более избирательными в своих действиях

Решение российского руководства о поставке комплексов ПВО С-300 Сирии, принятое после гибели Ил-20 из-за непреднамеренной атаки сирийских ПВО, может привести к самому глубокому кризису в российско-израильских отношениях.

Реакция российских официальных лиц на инцидент удивительна хотя бы тем, что на протяжении сирийского конфликта Москва старательно избегала политической и тем более военной конфронтации с Израилем. Соблюдение «красных линий», а именно проведение Израилем военных операций на сирийской территории при гарантии безопасности правительства Асада, стало неким негласным пактом между двумя странами.

Подготовленное решение

И вот теперь конфликт с Израилем во многом стал сознательным выбором Москвы. Хотя сразу после инцидента президент Путин постарался смягчить риторику, заявив, что Ил-20 был сбит в результате цепи «трагических случайных обстоятельств», очевидно, что в последующие дни было принято решение об эскалации. Хотя появление С-300 у сирийских ПВО рассчитано скорее на достижение необходимых политических результатов, нежели на военную конфронтацию.

Контракт на поставку комплексов С-300 был подписан между Москвой и Дамаском еще в 2010 году, но аннулирован по просьбе Израиля, который рассматривал это соглашение как угрозу национальной безопасности. В апреле 2018 года, после нанесения Великобританией, США и Францией массированного ракетного удара по Сирии, российский Генштаб уже предлагал возобновить действие контракта. С тех пор на протяжении нескольких месяцев Москва то подтверждала, то опровергала это решение, и только после гибели Ил-20 уже официально приняла его.

Аргументы Москвы при этом выглядят довольно непоследовательными, ведь если в апреле речь шла о защите правительства Асада от ударов со стороны западной коалиции, то теперь это решение объясняется в первую очередь необходимостью защиты российского контингента в Сирии — Владимир Путин заявил об этом в телефонном разговоре с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху 24 сентября.

У наблюдателя такая непоследовательность в российской политике вызывает подозрение в том, что Москве изначально нужен был формальный повод, чтобы реализовать подготовленное еще в апреле решение. На это же указывает и факт, что поставки и развертывание комплекса планируется осуществить в течение всего двух недель, хотя подготовка такой логистически сложной операции должна занимать месяцы.

Риски для Израиля

Но при всей щекотливости ситуации для Израиля поставка С-300 Дамаску вряд ли серьезно изменит расклад сил в Сирии. А с российской точки зрения это событие даже может быть интерпретировано как шаг к нормализации ситуации в стране. Постепенное окончание активной фазы конфликта требует от Москвы снижения ее роли в сфере безопасности в Сирии, в том числе в вопросе контроля и обороны воздушного пространства страны.

Раньше такое дистанцирование было невозможно из-за активных боев по всей территории страны, в том числе в непосредственной близости от столицы и от границы с контролируемыми Израилем Голанскими высотами. Кроме того, присутствие иранских формирований у границ Израиля повышало вероятность преднамеренной эскалации между Израилем и Сирией.

В Израиле, конечно, озабочены новыми рисками для безопасности страны, которые несут российские С-300. Но возможно, что они не так уж велики. Дело в том, что, по некоторой информации, еще в 2013 году израильтяне тренировались обходить защиту С-300 во время совместных учений с греческими ВВС, которые обладают подобными комплексами. Да и израильские истребители пятого поколения F-35, возможно, способны уничтожить С-300.

Риски для Израиля кроются скорее в политическом, а не военном поле. Израильская сторона уже заявила, что поставки С-300 никак не скажутся на «красных линиях», то есть на военных операциях против иранских сил в Сирии. Однако Израилю, скорее всего, придется быть более избирательным в своих действиях. Фактор С-300, скорее всего, приведет к сужению географии израильских операций, а также к более глубокой координации действий с Москвой. Механизм коммуникации, существующий между военными ведомствами двух стран, которым, по утверждению Москвы, Израиль пренебрег в день гибели Ил-20, отныне будет играть более серьезную роль. В перспективе же, снижая свое участие в обеспечении воздушной безопасности Сирии, Москва может настоять на том, чтобы израильские военные передавали информацию о своих полетах напрямую Дамаску.

В оперативном отношении цена удара по сирийским ПВО для Израиля кратно возрастет. Если в феврале 2018 года Израиль уничтожил почти половину всех сирийских систем ПВО в ответ на нарушение израильского воздушного пространства иранским беспилотным аппаратом, то теперь такие действия будут невозможны. Многое будет зависеть от того, какой будет роль российских военнослужащих в управлении сирийскими С-300. Не исключено, что Москва сознательно не будет раскрывать эту информацию, чтобы Израиль не наносил удары по комплексам ПВО, опасаясь попасть по российским инструкторам.

Об авторах
Юрий Бармин директор по Ближнему Востоку и Северной Африке в Moscow Policy Group
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.