Лента новостей
Избирком отказал в регистрации 27 кандидатам в Мосгордуму Политика, 11:19 Mail.ru Group лишится контроля над киберспортивным бизнесом Бизнес, 11:12 Упавший в Чечне самолет оставил без света 4 тыс. человек Общество, 11:09 Почему капитализация Binance Coin упала на $1 млрд Крипто, 11:08 16 часов на одном заряде: тест легкого ноутбука для приключений РБК и ASUS, 11:02 Чего хотят потребители: тренды 2019 года Pro, 11:01 9 модных выставок по всему миру, которые стоит посетить этим летом Спецпроект РБК PINK, 10:56 МЧС показало фото и видео упавшего на дом в Чечне самолета Общество, 10:54 Оператор мусорной реформы назвал новый вариант расчета платежек за отходы Общество, 10:52 СК возбудил уголовное дело из-за утонувших в Лене семи человек Общество, 10:47 Минобороны показало видео полета ракетоносцев Ту-160 над Балтикой Общество, 10:45 В России c января появится ГОСТ для фотографирования младенцев Общество, 10:35 Осанка, питание и стресс: как снизить вред сидячей работы в офисе РБК и Philips, 10:32 В центре Москвы загорелось здание Общество, 10:30
Мнение ,  
0 
Георгий Чижов Не только выборы: зачем Бойко и Медведчук ездили в Москву
Визит двух украинских политиков в Москву может помочь президенту Петру Порошенко, а его истинные причины, возможно, ближе к газовой дипломатии, чем к предвыборной борьбе

​Украинские политики и прежде ездили в Москву за демонстративной поддержкой: и перед выборами, и в другие непростые для себя моменты — как, например, Виктор Янукович после начала массовых протестов на Майдане. В те времена благосклонность Кремля была позитивным сигналом для огромного числа украинских граждан. Сегодня ситуация совсем иная. Пророссийский избиратель в Украине хотя и сохранился, но стал куда менее многочисленным. Ориентация на него позволяет занять определенную политическую нишу, но никак не победить в президентской гонке.

Приезжавшие в Москву в конце прошлой недели Юрий Бойко, вице-премьер времен Януковича, и кум Владимира Путина Виктор Медведчук возглавляют зарегистрированную в феврале 2019-го новую политическую силу «Оппозиционная платформа — За жизнь». Они, пожалуй, единственные украинские политики, которые могут демонстрировать связи с Россией, не опасаясь растерять симпатии своих сторонников. Но рейтинг харизматичного Бойко при этом не превышает 10%, и расти ему некуда: потенциальный электорат практически исчерпан. При удачном для себя итоге голосования 31 марта этот кандидат займет четвертое место, при неудачном — пятое.

Помощь президенту

Получается, что повышение результата Юрия Бойко на президентских выборах не могло быть практической целью встречи с российским премьером Дмитрием Медведевым. Возникает вопрос: для чего же она все-таки состоялась?

Прежде всего в голову приходят выборы парламентские — они намечены на конец октября 2019-го. Для похода в Верховную раду 10% поддержки — неплохая стартовая позиция. К тому же в «Оппозиционной платформе — За жизнь» могут рассчитывать, что к осени часть избирателей разочаруются в своем выборе (после избрания президента многие традиционно ждут чудес, но те, как правило, не происходят) и примкнут к условно пророссийскому лагерю. Вот только нынешний визит до осени не запомнится: слишком много политических новостей выльется на головы украинцев в ближайшие недели.

При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что буквально накануне поездки в Москву Юрий Бойко как бы между прочим заметил, что не исключает создания в будущем парламенте коалиции с партией Юлии Тимошенко. В «Батькивщине» такую возможность категорически отвергли. «С путинскими приспешниками никакие коалиции мы создавать не будем», — заявил один из ближайших соратников Тимошенко Сергей Соболев. Однако за время между двумя заявлениями состоялась встреча с Медведевым, а в украинских СМИ и соцсетях пронеслась волна возмущения «предательством» Тимошенко и призывов объединяться вокруг действующего президента.

Именно с Юлией Владимировной борется сейчас Петр Алексеевич за выход во второй тур: Зеленский лидирует по результатам опросов и, по всей видимости, окажется там в любом случае. Версия о тайных договоренностях Порошенко с командой Бойко — Медведчука для дискредитации Тимошенко и мобилизации провластного электората выглядит не так уж неправдоподобно. Несмотря на свою оппозиционность, оба политика имеют богатый опыт негласного сотрудничества с действующей властью — например, «Оппозиционный блок», одним из лидеров которого еще недавно был Бойко, не раз давал президентской партии недостающие для принятия решений голоса в Раде.

Газовая версия

Впрочем, эта версия никак не объясняет мотивации Москвы. В Кремле вовсе не желают и дальше видеть в президентском кресле Порошенко и предпочли бы ему любого из реальных оппонентов. Можно предположить, что у российского премьера были свои резоны для встречи с Бойко и Медведчуком.

Во время беседы в Горках Дмитрий Медведев предложил обсудить «газовую составляющую, поскольку в этом году заканчивается срок действия соглашений в газовой сфере и необходимо определиться, что делать дальше». А Виктор Медведчук согласился, что Украине нужны прямые поставки газа из России, чтобы сделать голубое топливо дешевле.

Правда, тезис о дешевизне выглядит лукавством. Еще в январе 2009 года в результате переговоров тогдашних премьеров Тимошенко и Путина был подписан контракт о поставках российского газа на 11 лет. Цена топлива рассчитывалась по сложной формуле, привязанной к биржевой стоимости некоторых нефтепродуктов. Поэтому в первый год действия соглашения, в условиях мирового кризиса, цена газа для Украины оставалась низкой, а вот как раз после прихода к власти Виктора Януковича начала стремительно расти. Потом были Харьковские соглашения, привязавшие скидку на газ к продлению срока аренды базы российского Черноморского флота в Севастополе. Была и дополнительная скидка, предоставленная российской стороной в декабре 2013-го и отмененная после смены власти в Киеве.

Осенью 2015-го российский «Газпром» и украинский «Нафтогаз» просто не договорились о текущей цене. К этому времени бывшие партнеры уже вовсю судились в Стокгольмском арбитраже. Украинская сторона начала закупать голубое топливо дешевле в восточноевропейских странах, которые сами получают его из России. То есть основная часть газа, импортируемого Украиной, по-прежнему добывается на Ямале, однако приобретается в Словакии, Венгрии или Польше. Возможно, физически газ просто отбирается из транзитного потока (чтобы не перекачивать туда-сюда), но рассчитывается за него «Нафтогаз» со своими европейскими партнерами.

В 2018 году Стокгольмский арбитраж вынес решение, вполне устроившее украинскую сторону. Мало того что после встречного зачета признанных судьями взаимных претензий «Газпром» остался должен «Нафтогазу» — в решении также была утверждена новая формула цены, от стоимости на одном из немецких хабов. «Нафтогаз» согласился возобновить закупки на установленных арбитражем условиях, но теперь от поставок отказался «Газпром», оспаривающий судебное решение. В ближайшую новогоднюю ночь срок действия российско-украинского газового контракта закончится, под вопросом окажется и транзит газа в Европу через Украину. И хотя Москва демонстрирует полное спокойствие — идет работа над альтернативными газопроводами «Турецкий поток» и «Северный поток-2», — вопросы у зарубежных покупателей, видимо, все же остаются.

Вероятно, Медведев посылает через Бойко и Медведчука сигнал не только Киеву, но и европейским правительствам: мол, Россия демонстрирует добрую волю заключить с Украиной новый газовый контракт и даже готова идти на уступки. Медведчук уже озвучил и возможную цену в текущем году — $240–260 за тысячу кубометров. И сразу же получил отпор от «Нафтогаза»: в марте средняя цена импортного газа для Украины составила $226 за тысячу «кубов», в апреле она снизится до $217.

Разумеется, рассчитывать на конструктивный торг до объявления результатов второго тура президентских выборов не приходится. Но Европа теперь будет ожидать хода в сложной «газовой партии» от украинской стороны.

Об авторах
Георгий Чижов координатор международной экспертной группы «Европейский диалог» на Украине
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.