Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Захарова назвала необоснованными обвинения Британии в кибератаках Политика, 19:40 Путин уволил генерала ФСБ, Ефремову снизили срок. Главные новости РБК Общество, 19:40 Путин заявил о личной просьбе к прокуратуре выпустить Навального за рубеж Общество, 19:33 Электрокар Fiat 500e получил четвертую дверь и самую дешевую версию Авто, 19:32 Вратарь «Спартака» отозвался о Моргенштерне словами «кошмар какой-то» Спорт, 19:28 Путин усомнился в исключительности США Политика, 19:24 Денис Савостин — какой бизнес ни в коем случае не стоит открывать РБК и ВТБ Привилегия, 19:20 Ценовой пузырь: что будет с рынком жилья из-за продления льготной ипотеки Недвижимость, 19:14 Путин заявил о почти 5 тыс. погибших в Карабахе с начала конфликта Политика, 19:08 Слуцкая обвинила Плющенко в разжигании войны с Тутберидзе Спорт, 18:56 Как пандемия повлияла на бизнес в России. Цифры и факты РБК и SAP, 18:51 Сбербанк, ВТБ, Mail.ru и РЖД предупредили о штрафах за нарушение удаленки Общество, 18:46 Путин заявил об отсутствии необходимости закрывать предприятия Общество, 18:40 ЕС ввел санкции против России из-за кибератак на бундестаг Политика, 18:37
Мнение ,  
0 
Георгий Чижов

Ускользающий мир: нужен ли Москве и Киеву «нормандский формат»

Минские соглашения, на выполнении которых настаивают Россия и Запад, в нынешнем виде неприемлемы для Украины, а те уступки в отношении Донбасса, на которые готов пойти Киев, вряд ли устроят Москву

Добиться мира в Донбассе — пожалуй, главное обещание, которое дал Владимир Зеленский, когда боролся за пост президента Украины. Судя по результатам опросов, именно этого ждут граждане от новой власти в первую очередь. При этом украинское общество не согласно на мир любой ценой. Позиции основных игроков, обозначенные еще несколько лет назад, практически не меняются и оставляют очень мало возможностей для компромисса. И это лишний раз подтвердила встреча российского президента Владимира Путина с его французским коллегой Эмманюэлем Макроном.

Попытка перезагрузки

После вступления в должность Зеленский попытался отмежеваться от жесткой политики своего предшественника Петра Порошенко в отношении Донбасса. Но оказалось, что это практически невозможно. Предложенные инструменты перезагрузки — перемирие (прекращение огня) и разведение сил в станице Луганской — пробовали применять и в предыдущие годы.

В этот раз все пошло немного лучше. Разведение сил состоялось: обе стороны отвели свои войска от линии противостояния и, несмотря на взаимные обвинения в нарушении нового режима, пока его придерживаются. Артиллерийские обстрелы не прекратились, но стали реже (что уже случалось в ходе прежних перемирий), уменьшилось и число жертв с обеих сторон.

Когда 6 августа в результате обстрела погибли четверо украинских военных, Зеленский позвонил Путину и попросил его «повлиять на ту сторону, чтобы они прекратили убийства наших людей». Многими в Украине это было воспринято как проявление слабости. Но вряд ли украинский президент всерьез рассчитывал, что российский лидер даст нагоняй тем, кто допустил стрельбу. Звонок в Москву вполне укладывался в новую позицию Киева: мы намерены соблюдать перемирие всерьез и недоумеваем, почему противник ведет себя иным образом. И предназначался этот звонок не украинским избирателям, а европейским партнерам Украины.

Уставшие европейцы

Сегодняшняя позиция европейцев может создать украинской стороне немало проблем. Европейские политики устали от войны на востоке Украины, от конфронтации с Москвой, от давления своего крупного бизнеса, лоббирующего отмену санкций. Срабатывает и их универсальный рецепт для локальных конфликтов: главное — прекратить кровопролитие.

Поэтому, несмотря на последовательное осуждение странами ЕС российской политики, они отчасти становятся ситуативными союзниками Москвы. Есть минские соглашения — давайте их выполнять. Россия и самопровозглашенные республики не согласны на уточнения и изменения — значит, давайте выполнять, как написано.

Но соглашения в их нынешнем виде для Украины совершенно неприемлемы, кто бы ни возглавлял страну. Вслух такое не говорится, потому что именно эти договоренности перевели войну из острой фазы в «конфликт малой интенсивности» и отказ от достижений Минска может привести к возобновлению боев по всей линии разграничения. Но минские соглашения прежде всего предусматривают предоставление Донбассу (неясно, в каких границах) особого статуса с созданием параллельной судебной системы, правоохранительных органов и т.д. Действующая Конституция Украины такого никак не допускает, а попытка хотя бы упомянуть в ней особый порядок местного самоуправления в «отдельных районах Донецкой и Луганской областей», предпринятая еще в 2015 году, вызвала кровавые столкновения у стен Верховной рады и стала прологом к распаду тогдашней правившей коалиции.

Покуда альтернативной «дорожной карты» для Донбасса не придумано, Киев старается поддерживать статус-кво. Но и это становится все труднее. Именно отсюда стремление Зеленского демонстрировать безупречное соблюдение условий перемирия, именно отсюда оскорбившее многих украинских военных предложение представителя Киева в Трехсторонней контактной группе Леонида Кучмы запретить «своим» открывать огонь даже в ответ.

Разговор президентов

Встреча Путина и Макрона дала обоим лидерам возможность послать миру различные сигналы. Французский президент не скупился на авансы. «Россия — очень глубоко европейская страна», — написал он по-русски в Facebook. А также посулил России восстановление G8: «Возвращение в «Восьмерку», как и возвращение к положительным отношениям между Россией и ЕС, лежат через решение конфликта в Европе. По моему мнению, вопрос «Восьмерки» зависит от украинского кризиса, его урегулирования».

Такую позицию, вероятно, готовы поддержать и другие лидеры развитых стран. Однако переоценивать перспективы подобного сценария не стоит. Россия за пять лет научилась жить под санкциями и без «Восьмерки», более того, похоже, что по мере затягивания конфликта на уступки скорее готов идти Запад, но никак не Кремль. Владимир Путин даже отказывается от саммита в «нормандском формате» (с участием глав Германии, Франции, Украины и России) до предоставления особого статуса «отдельным районам» и всеобщей амнистии.

Невозможное vs недостаточное

В ситуации, когда Россия и европейские страны подтвердили свои позиции и обозначили пределы компромисса, все взгляды обращаются в сторону Киева, где новый президент еще не растратил колоссальный кредит доверия и теоретически может обеспечить прорыв в переговорах. Вот только при ближайшем рассмотрении оказывается, что пространство для маневра у Зеленского тоже невелико.

В новом парламенте, который начнет работу в конце августа, президентская партия «Слуга народа» получит 254 мандата. Вместе с фракцией «Оппозиционная платформа — За жизнь» (43 депутата), готовой поддержать любые российские инициативы, набирается уже 297 «штыков» — не хватает всего трех голосов для конституционного большинства. Казалось бы, достаточно еще нескольких депутатов-самовыдвиженцев — и можно голосовать за особый статус «отдельных районов». Вот только возникающие риски заставляют признать такой сценарий не слишком реалистичным.

Во-первых, значительная часть «Слуги народа», скорее всего, откажется поддержать особый статус, то есть президент уже на старте работы Рады получит раскол в собственной фракции. Во-вторых, даже если каким-то чудом 300 голосов получится набрать, против главы государства объединится вся патриотическая общественность, которая вряд ли позволит довести до конца непростую процедуру изменения Конституции. Ну, а рейтинг самого Зеленского стремительно рухнет с нынешних заоблачных высот.

Что же может предложить Киев Москве вместо особого статуса? На первый взгляд, не так уж мало. Расширение полномочий местного самоуправления в рамках реформы децентрализации. Символические важные уступки по использованию русского языка (поправки в «языковый» закон, принятый под занавес прежним составом Верховной рады, наверное, неизбежны). Частичную амнистию — для тех, кто не совершил тяжких преступлений. Местные выборы параллельно с переходом участка российско-украинской границы под контроль Киева.

Такие уступки в принципе позволили бы Москве сохранить лицо перед россиянами и зарубежными партнерами, но маловероятно, что Кремль примет их в обмен на отказ от фактического контроля над ДНР и ЛНР. Не исключено, что там рассчитывают получить все (то есть сформировать территорию с особым статусом, способную влиять на политику Киева) и не готовы соглашаться на меньшее. А значит, рассчитывать на прекращение вооруженного конфликта на востоке Украины пока не приходится.

Об авторах
Георгий Чижов Георгий Чижов, координатор международной экспертной группы «Европейский диалог» на Украине
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.