Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Пандемия и терроризм: что сбылось из прогноза Wired 1997 года Футурология, 11:00
Генпрокуратура сообщила о разработке норм по конфискации криптовалюты Крипто, 10:58
Что такое импакт-инвестирование и почему это выгодно РБК и СберПервый, 10:57
Суд в Москве заключил под стражу юношу, угрожавшего напасть на школу Общество, 10:56
Совладельца «Рив Гош» Мейера привезли в суд по делу о хищении Общество, 10:53
Джокович не получит особого разрешения для участия в Australian Open Спорт, 10:53
Попова назвала частоту появления значимых мутаций коронавируса Общество, 10:50
Обзор клубного дома Fantastic House на Малой Грузинской Партнерский материал, 10:50
Путин поздравил россиян с Днем героев Отечества Общество, 10:49
71% работодателей искали в 2021 году новых топ-менеджеров — исследование Pro, 10:46
На Камчатке самолет выкатился за пределы полосы и врезался в сугроб Общество, 10:43
Как потепление может обернуться похолоданием для рынка нефтегаза Партнерский материал, 10:41
Как диагностика находит повреждения в подержанных люксовых авто РБК и Porsche, 10:34
Как скажутся логистические затраты на цене новогодних подарков Партнерский материал, 10:32
Мнение ,  
Николай Петров

Досрочные выборы президента: кому это выгодно?

Похоже, идея о досрочных выборах президента с самим президентом согласована не была. А значит, ждать перевыборов Владимира Путина следующей весной не стоит. Но у предложения Алексея Кудрина могли быть и другие мотивы

Пожалуй, нет таких политических сценариев, включая даже неисправимо оптимистичные, о которых можно было бы сказать, что они абсолютно у нас невозможны. Маловероятны, да, но не невозможны. Это в полной мере приложимо и к выдвинутому на этой неделе предположению о досрочных выборах президента. Сначала Евгений Гонтмахер предложил развернутую аргументацию проведения досрочных выборов президента в «Ведомостях», затем Алексей Кудрин на Петербургском экономическом форуме заявил о желательности досрочных выборов президента весной 2016 года. России, говорил Кудрин, нужны структурные реформы, а «для этого требуется политический мандат и окно возможностей. Оно всегда возникает после выборов».

Предложение это выглядит очередным внутриэлитным маневром, цель которого, возможно, — сорвать быструю реализацию выдвинутого одной из групп политической элиты плана по переносу выборов в Думу с декабря на сентябрь 2016 года. Возможно, смысл этого предложения — привлечь внимание Владимира Путина к суете Кремля вокруг переноса думских выборов, заставить задуматься о том, насколько все это в его интересах.

А Путину в его новом качестве вождя досрочные президентские выборы не нужны точно. Думские — немного другое дело, причем логика тут может быть двоякой. С одной стороны, при записном оптимизме, излучаемом вовне руководителями правительства, положение дел в экономике слишком серьезно для того, чтобы, забыв о протестах 2011–2012 годов, рассчитывать на предстоящих выборах в Думу лишь на «волшебника» Чурова.

С другой — антизападная повестка, на которой выборы можно было бы легко выиграть сегодня, через полтора года может оказаться и не столь выигрышной, и обременительным обязательством для Кремля. А выборы в сентябре сокращают горизонт принятия решений не на три месяца, как это следует из календаря, а за счет отсутствия инерции существенно больше: после скоротечной кампании курс, если понадобится, можно будет изменить очень быстро, не опасаясь «эффекта Януковича — 2013».

Почему Владимиру Путину не нужны собственные досрочные выборы? В силу его новой, обретенной в 2014 году, после присоединения Крыма, легитимности. Вождь не может снова стать выбранным лидером, не убив при этом себя как вождя. Вождистская легитимность сильнее выборной, а с легитимностью, как со спиртным — нельзя снижать градус. Вождь может превратиться только в монарха. А выборным лидером будет уже другой человек.

С его новой вождистской легитимностью российскому президенту выборы не нужны вовсе — ни президентские, ни какие-то другие, дающие независимую от вождя легитимность другим игрокам. Точнее, выборы нужны, но не состязательные, а ритуальные, демонстрирующие полную поддержку лидера. И вот тут, пожалуй, есть сходство с Нурсултаном Назарбаевым, в апреле выигравшим уже третьи по счету внеочередные выборы. В случае авторитарного лидера внеочередными выборы бывают не для того, чтобы затруднить жизнь соперникам (их у настоящего вождя нет и быть не может), и уж, конечно, не для того, чтобы сменить премьера и команду, а чтобы подчеркнуть, что вождь стоит над обычными смертными с их правилами, и исключить всякие мысли о том, что будет после — превратить выборную должность в де-факто пожизненную.

По тому, какую реакцию вызывают «досрочно-думская» и «досрочно-президентская» выборные инициативы в элитах (например, председатель Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что необходимости в переносе президентских выборов нет), можно безошибочно сказать, что первая была изначально согласована с президентом, а вторая — нет. Соответственно, первая имеет все шансы быть реализованной, а вторая — нет. Впрочем, задача второй, как представляется, не столько быть реализованной, сколько застопорить — если не вовсе заблокировать — первую. И с этой задачей она вполне может справиться.

Об авторе
Николай Петров Николай Петров
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.