Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
00 часов : 00 минут : 00 секунд
00 дней
Весь РБК Pro до -50%
Лента новостей
Nournews узнал о возможном изменении позиции Ирана из-за слов Подоляка Политика, 03:53
В ФРГ бывшего «охотника на нацистов» уволят из партии за антисемитизм Политика, 03:51
Болсонару запросил у США туристическую визу на шесть месяцев Политика, 03:37
Число погибших при взрыве в мечети в Пакистане выросло почти до 60 Общество, 02:56
«Ъ» узнал о суде по делу о мошенничестве с билетами в Большой театр Общество, 02:56
МИД Украины попросил у Германии в «десять раз больше» танков Leopard 2 Политика, 02:29
«Известия» сообщили, что Adobe разрешила скачивать программы в России Технологии и медиа, 02:13
Киберпонедельник: скидка до -50% на «Весь РБК Pro»
Получите все возможности сервиса за полцены до 1 февраля
Купить со скидкой
США отправили на Украину первую партию БМП Bradley Политика, 01:48
Politico узнала о возможном сохранении Столтенбергом поста генсека НАТО Политика, 01:32
Байден отказался поставлять Украине истребители F-16 Политика, 00:48
На Мэрилина Мэнсона вновь подали в суд по обвинению в сексуальном насилии Общество, 00:23
ВТБ увеличит капитал на ₽300 млрд через продажу акций государству Финансы, 00:09
Ельцин в разговорах с Бушем называл Украину «дестабилизирующим фактором» Политика, 00:06
Финская полиция арестовала налоговый платеж Романа Ротенберга в €120 тыс. Бизнес, 00:05
Мнение ,  
0 
Антон Мардасов

Сигнал без сообщения: чего не достиг Трамп ударами по Сирии

Ракетными ударами США пытаются оказать давление на Дамаск и Иран, но не могут создать такую угрозу сирийскому режиму, которая повлияла бы на его реальные действия в местах наиболее ожесточенного противостояния с оппозицией

Сирийская война в очередной раз подтвердила, что «картинка» в современных конфликтах важнее, чем реальная военная победа «на земле». Ракетная атака США, Великобритании и Франции и скептические оценки ее результатов Дамаском и Россией позволили всем сторонам «сохранить лицо», но за контролируемой эскалацией совершенно неясно, дошли ли сообщения до адресатов, и более того — обменивались ли ими стороны вообще.

Спорная арифметика

Сирийские и российские военные заявляют о высокой эффективности перехвата советскими средствами ПВО «хороших, новых и умных ракет». При этом Минобороны России само снизило убедительность собственных аргументов, официально не заметив в операции французского участия в виде отстрелявшихся пяти истребителей Dassault Rafale и фрегата D 653 Languedoc, четырех многоцелевых истребителей Mirage 2000-5, двух самолетов E-3 F и шести самолетов-заправщиков КС-135 F.

Американское военное командование отрицает факт перехвата хотя бы одной выпущенной ракеты. Глава управления стратегического планирования и политики Комитета начальников штабов ВС США генерал-лейтенант Кеннет Маккензи заявил о запуске сирийскими средствами ПВО противоракет «без нацеливания», совершенном уже после ударов коалиции — то есть ради пропагандистского эффекта, а официальный представитель Пентагона Дана Уайт обвинила Россию в «кампании дезинформации» и активизации «российских интернет-троллей на 2000%».

Однако обращает на себя внимание количество американских ракет, направленных на поражение одной из трех целей — научно-исследовательского центра Министерства обороны Сирии в Барзе (Дамаск). Официально Пентагон выпустил по нему 76 крылатых ракет. Но такое количество имеет смысл, если ставится цель «перенапрячь» сирийские средства ПВО и прорваться сквозь них. То есть американцы были готовы к тому, что часть ракет будет сбита.

Противоречивая информация — обычное дело для любых военных конфликтов. Как правило, одна сторона заявляет о стопроцентной эффективности своих действий, а другая дискредитирует такие заявления, но ни та, ни другая не могут убедительно доказать свою правоту. В итоге публика выбирает тот вариант, который ей ближе по идеологическим соображениям. Так, например, было при прошлогодней атаке США на сирийскую базу Шайрат или в случае с действиями израильских ВВС в сирийском небе: сирийское командование рапортовало о поражении самолетов и беспилотников, израильское — опровергало, а интернет-пользователи троллили друг друга и приводили «доказательства» в виде склеенного бумажного самолетика.

Политические цели

Ракетный фейерверк в сирийском небе вряд ли «сделает Америку снова великой» на Ближнем Востоке. Да, он позволил Трампу сдержать слово, хотя и дал повод американским экспертам иронически назвать это действо операцией Desert Stormy: по аналогии с «Бурей в пустыне» (Desert Storm), но с аллюзией на разгоревшийся сейчас скандал вокруг отношений Дональда Трампа с порноактрисой Сторми Дэниэлс (в жизни Стефани Клиффорд).

Трамп в своем выступлении намекнул на возможность новых атак. Однако как долго сохранится солидарность западных союзников, основанная на информации о применении химоружия, достоверность которой Асад и его союзники категорически отрицают, — вопрос дискуссионный.

Есть много доводов в пользу того, что Дамаску не было нужды такое оружие применять. С другой стороны, взлом обороны оппозиции конвенциональными военными методами влечет за собой большие потери в рядах сирийской армии и лояльных ей отрядов — весьма дефицитного ресурса Дамаска. Не говоря уже о заинтересованности официального Дамаска в усилении напряженности между Москвой и Вашингтоном.

Также обращает на себя внимание, что, говоря о сдерживании Дамаска, западные страны публично не поднимают вопрос о происходящем в безопасных для оппозиции зонах деэскалации. Зона в Восточной Гуте вдруг перестала существовать, а из юго-западной зоны, функционирующей на основе договоренностей России, США и Иордании, так и не были выведены проиранские формирования. А значит, сирийское урегулирование, несмотря на звучащие с высоких трибун заявления, будет происходить не путем включения реальной оппозиции в переходные органы власти, а так, как по факту происходит сейчас, когда на фоне риторики о политическом переустройстве страны идет капитуляция оппозиционных анклавов на условиях Дамаска.

Это свидетельствует о невнятной стратегии США в Сирии. Вашингтон пытается оказать давление на Дамаск и Иран, но не может создать такую угрозу сирийскому режиму, которая повлияла бы на его действия на местах. В итоге США, которым просирийская коалиция приписывает поддержку всех фракций оппозиции, своими действиями ослабляют оппонентов Асада. И сейчас, после ракетной атаки, у Дамаска появился еще один весомый повод продолжать операции против оставшихся повстанческих анклавов (в его определении — «террористических»), а будущие выборы провести на своих условиях, как это было сделано в 2014 году. Только уже с большим охватом территорий и признаками демократии, то есть с включением в политический процесс «ручной» оппозиции.

Даже повторные удары западной коалиции вряд ли позволят оппозиции перейти в наступление. Еще в начале 2017 года она была способна контратаковать, но после формирования зон деэскалации фрагментация приняла необратимый характер. Разве что ИГ (запрещенная в России организация. — РБК) использует паузы для проведения контратак и рейдов.

Однако подчеркиваемая США значимость привлечения европейских союзников к операции, скорее всего, отразится на дальнейшей стратегии присутствия американцев на востоке Сирии, где продолжает действовать ИГ. С одной стороны, США повысят легитимность своего нахождения на территории, подконтрольной лояльным Вашингтону силам курдско-арабской оппозиции. С другой — наверняка попытаются заставить союзников разделить бремя реконструкции этой «Сирии без Асада».

Об авторе
Антон Мардасов Антон Мардасов эксперт Российского совета по международным делам
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги