Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Чек-лист: готов ли ваш автомобиль к зимнему сезону РБК и Dunlop, 10:13 Почему Олег Тиньков раскритиковал цифровые деньги Крипто, 10:09 Сидячий образ жизни: 7 способов двигаться больше Pink, 10:04 Владельцы АЗС не нашли смысла в идее Росстандарта по борьбе с недоливом Общество, 10:04 «Сибзолото» выразило соболезнования семьям погибших от прорыва дамбы Общество, 10:04 Аутсорсинг или инсорсинг? Как глобальной компании развивать ИТ Pro, 09:58 ФАС завела дело против «Победы» из-за рекламы препарата от укачивания Общество, 09:52 Что делать, если работа с документами отнимает кучу времени РБК и Xerox, 09:43 В Москве пьяный мужчина ранил полицейского ножом при задержании Общество, 09:41 При стрельбе в ночном клубе Екатеринбурга пострадали три человека Общество, 09:41 «Сибзолото» сообщило о 44 пострадавших при прорыве дамбы Общество, 09:38 Актрису Валентину Талызину госпитализировали Общество, 09:34 Владимир Мау – РБК: «Снятие языкового барьера изменит образование» Экономика образования, 09:30  В Челябинске назначили нового вице-мэра Общество, 09:28
Мнение ,  
0 
Николай Петров Власть против власти: зачем придумали ОНФ
ОНФ все активнее выступает с критикой отдельных чиновников и губернаторов, устраивая показательные порки. И в силу финансовых проблем роль ОНФ как инструмента «негативного популизма» будет лишь возрастать

Злая шутка тучных лет

В день, когда все обсуждают итоги прошедших выборов, сайт ОНФ рассказывает о чем угодно — о календаре президента, отмене какой-то госзакупки, о штрафе лесозаготовителю после вмешательства ОНФ, — но только не о выборах. Отчасти, это поза — «политической суетливости» противопоставляется «делание реального дела». Отчасти — это стремление сохранять незапятнанными «белые одежды» ОНФ, оставив всю грязную работу ЕР. Именно на него Кремль делает ставку в ситуации падения популярности власти на местах.

«Единая Россия» — единственная партия власти, пережившая три избирательных цикла. Все ее предшественницы, начиная с выборов 1993 года, были «одноразовыми», и к новым выборам власть всякий раз создавала новую партию. Секрет успеха ЕР не в том, что она оказалась эффективнее, чем «Выбор России» в первой половине 1990-х или НДР во второй. Просто, когда экономика растет, неважно, по каким причинам, — власти легче оставаться популярной. С кризисом 2008–2009 годов власть впервые столкнулась с ситуацией растущего недовольства граждан и критического к ней отношения. Хотя доходы граждан тогда еще не снижались.

Эйфория нулевых, и особенно второй их половины, сыграла с властью дурную шутку, заставив поверить в свое всемогущество. Проседание ЕР на выборах 2011 года показало, что система с лояльными, зависимыми от центра и не очень контролирующими региональную элиту губернаторами в критический момент оказывается неэффективной. В Кремле, казалось, это поняли — и объявили о проведении политической реформы, включая восстановление прямых выборов губернаторов. Однако когда дело дошло до ее реализации, Кремль, инстинктивно стараясь удержать как можно больше власти, сохранил систему назначений. Губернатор переназначается или заменяется президентским указом до выборов, а на выборах, в отсутствие реальных конкурентов, происходит лишь его дополнительная легитимация.

За три года работы этой системы прошло 42 кампании. И во всех без исключения случаях их выиграли действующие на момент выборов главы регионов. Даже при такой системе можно было бы укреплять региональные элиты, подбирая на посты губернаторов сильных кандидатов из их числа. Но это редко когда практиковалось: в каждом конкретном случае удобнее было назначать кандидата, лоббировавшегося сильными фигурами в центре и (или) корпорациями. В результате к выборам власть приходит с таким же неэффективным, как четыре года назад или даже ставшим хуже, региональным звеном управления.

Общий социально-экономический фон за это время существенно усложнился. Добавилась справедливая боязнь протестов, как это случилось в 2011 году. Выборы-2016 в отличие от 2011 года будут проходить по смешанной системе с избранием половины депутатов в одномандатных округах, то есть роль региональных элит на них объективно возрастает.

В ход идут манипулятивные политтехнологии: сдвиг выборов в лето, пресечение деятельности независимых от власти наблюдателей на выборах, «лепестковая» нарезка округов, позволяющая разбавить менее управляемый городской электорат более управляемым сельским. В этих задачах важная роль отводится Общероссийскому народному фронту (ОНФ).

Кукольная опричнина

О создании ОНФ было объявлено в мае 2011 года под приближающиеся думские выборы. Тогда он выглядел как некий аналог советского «нерушимого блока коммунистов и беспартийных». Долгое время ОНФ не имел вообще никакого статуса и лишь через два года официально превратился в общественное движение.

Помимо имиджевой ОНФ выполняет и ряд других важных для власти функций. В его задачи входит позиционирование Владимира Путина как лидера всей нации, а не одной партии; демонстративное дистанцирование «царя от бояр» и перехватывание повестки у оппозиции. Сюда же можно отнести поиск, опробование и обновление кадров. А также возможность дозированной публичной критики и отчасти контроля за действиями власти на местах.

Создание ОНФ, задвинувшего в тень ЕР, стало еще одним шагом в направлении деинституционализации системы. Ни ЕР, ни тем более ОНФ никогда не были несущей конструкцией. Но ЕР по крайней мере формально претендовала на эту роль, выставляя своих кандидатов на выборах и формируя большинство в советах и собраниях разного уровня. ОНФ же участвует в выборах по спискам ЕР, а прошедшие в Думу его «беспартийные» кандидаты автоматически становятся членами фракции ЕР. Совмещение же Бречаловым поста сопредседателя Центрального штаба ОНФ с руководящими постами в Общественной палате и «Опоре России» фактически позволяет ОНФ использовать ресурсы не только ЕР, но и этих двух организаций. Это превращает ОНФ в субститут-2, подменяющий уже даже не демократические институты, а их заменители.

В последний год особенно усилилась публично-критическая составляющая в деятельности ОНФ, который все активнее выступает с критикой отдельных правительственных чиновников и губернаторов, устраивая показательные порки. ОНФ ставит себе в заслугу снятие нескольких губернаторов: челябинского, новосибирского, волгоградского, брянского, сахалинского, причем в Волгограде и Брянске на смену действовавшим главам пришли активисты ОНФ.

Как недавно заявил сопредседатель ОНФ и секретарь Общественной палаты Александр Бречалов, у Путина две опоры: Счетная палата и ОНФ. С развертыванием проектов «За честные закупки» и мониторинга за исполнением майских указов президента 2013 года, ОНФ можно отнести к субститутам-гомологам. Это реинкарнация советского народного контроля. Боясь контроля реального, власть придумывает некий эрзац. Кто-то даже сравнил ОНФ с опричниной. Некоторое сходство тут, пожалуй, есть. Но если ОНФ — опричнина, то какая-то кукольная. Не просто управляемая извне, но включаемая и выключаемая, когда это нужно Кремлю.

Яркий пример последнего — прошедший 6–7 сентября форум ОНФ «За качественную и доступную медицину», куда пришел сам В. Путин и привел многих министров правительства. В какой-то момент президент стал спрашивать собравшихся, где — в России или за границей — они держат личные счета, где лечатся, где учатся их дети. Сюрпризов не было: все лечились, учились и хранили деньги, где надо, — в России.

«Мы Общероссийский народный фронт создавали с вами именно для того, чтобы создать систему народного общественного контроля за движением государственных средств. Куда пальцем ни ткни, где государственные деньги есть, там всегда могут примазаться какие-нибудь проходимцы и жулики, которые норовят к государству примазаться и там куснуть что-нибудь», — посетовал президент.

И в силу приближения выборов, и в силу финансовых проблем роль ОНФ как инструмента для «негативного популизма» будет в ближайшее время лишь возрастать.

Об авторах
Николай Петров
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.