Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Бой Майка Тайсона и Роя Джонса завершился вничью Спорт, 08:34 Россияне не стали планировать меньше трат на Новый год на фоне пандемии Общество, 08:31 Бывший игрок НБА был нокаутирован в боксерском поединке Спорт, 08:28 Специалисты вернули свет в 470 квартир в поселке на острове Русский Общество, 08:06 Квартал будущего: «Сколково Парк» для жизни, работы, отдыха и развития РБК и Сколково Парк, 07:39 Суд Пенсильвании отказался считать закон о выборах неконституционным Политика, 07:36 Гидрометцентр пообещал москвичам снег и облачную погоду в воскресенье Общество, 07:27 В Роскачестве назвали признаки опасной для питья воды в бутылках Общество, 07:13 В подмосковных Химках из-за пожара в жилых домах эвакуировали 100 человек Общество, 06:43 В Степанакерт на помощь населению прибыли военные медики России Общество, 06:27 Эксперт сообщила о новых проверках пенсионеров в 2021 году Общество, 05:48 МВД даст доступ каршерингу и такси к базе данных ГИБДД о правах водителей Общество, 05:43 Из чего сделано будущее: технологические киты цифровой трансформации РБК и Intel NUC, 05:15 СМИ узнали о планах Мелании Трамп написать мемуары Общество, 05:13
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
Мнение ,  
0 
Сергей Костяев

После Орландо: как Америка ищет баланс между безопасностью и свободой

Несмотря на трагедию, демократы вряд ли смогут ограничить оборот оружия, а республиканцы — запретить мусульманам въезд в США

Террористический акт в Орландо, в ходе которого Омар Матин, американский мусульманин, убил 49 и ранил 53 посетителей гей-клуба Pulse, стал самой масштабной трагедией с применением стрелкового оружия в истории США. Среди американских политиков уже произошел раскол по поводу того, как реагировать на случившееся.

Сын «президента»

Седдик Матин, выходец из Афганистана, отец террориста, заявил, что глубоко расстроен поступком своего сына, совершенным в священный для мусульман месяц Рамадан, при этом он заметил, что «бог сам накажет людей за гомосексуализм». В целом содержание канала Матина-старшего на YouTube оставляет странное впечатление. Например, он записал ролик, в котором изображает из себя президента Афганистана и отдает различные распоряжения армии.

Проблема интеграции мусульман в американское общество остается довольно острой. Как рассказывал мне Уоррен Дэвид, глава Американо-арабского антидискриминационного комитета (АААДК): «Существует масса стереотипов в отношении американо-арабского населения: мы или миллиардеры, или террористы. Все это воспроизводится на телевидении, в художественных фильмах, сериалах, учебниках. И, к сожалению, ситуация с имиджем американо-арабского сообщества ухудшается, особенно после теракта 11 сентября». Нужно отметить, что недоверие между мусульманской общиной и остальным населением взаимно, 56% жителей США считают, что ислам противоречит американским ценностям.

Нападение на ночной клуб в Орландо
Фотогалерея 
<p>Полицейские рядом&nbsp;с&nbsp;ночным клубом Pulse</p>

Мусульманские организации не самые влиятельные и активные в Вашингтоне. По опросам, доля мусульман в населении страны — примерно 1%. Более половины американских арабов живут в таких штатах, как Иллинойс, Массачусетс, Огайо, Пенсильвания. В Мичигане они составляют более 5% населения. Их активность ограничена рядом обстоятельств: отсутствием навыков политического участия, ведь большинство из них — выходцы из авторитарных стран, страх перед государством, стереотипы в американском общественном сознании. Среди заметных организаций следует отметить Ассоциацию арабско-американских выпускников вузов, Совет по американо-исламским отношениям, Мусульманский комитет по общественным делам. К несчастью для мусульманской общины, эти организации не имеют общей повестки дня и стратегии.

Проведенный мной анализ баз данных отчетов лоббистов, созданных по закону 1938 года «О регистрации иностранных агентов» и закону 1995 года «О раскрытии лоббистской деятельности», показал, что только АААДК в 2002–2003 годах занимался лоббизмом своих интересов в Вашингтоне.

Границы не закрыть

Дональд Трамп в очередной раз призвал запретить въезд мусульман в США. Вот только мало того, что конституция США запрещает дискриминацию по религиозному признаку, но и на практике такой запрет невозможен. Как сотрудник пограничной службы должен определять религиозную принадлежность? По гражданству? Внешнему виду? Можно было бы ввести некий черный список стран, гражданам которых осложнен въезд в США. Но, например, отец террориста приехал из Афганистана. Ставить барьеры на пути жителей этой страны — значит признать, что самая длительная и дорогостоящая военная операция США оказалась безрезультатной.

Кроме того, уже сейчас для получения убежища в США необходимо пройти массу проверок в различных службах. Правда, специалисты по борьбе с терроризмом отмечают, что ввиду слабого развития государственных институтов в странах третьего мира получение достоверной информации о многих потенциальных иммигрантах невозможно. Показателен в этом случае тот же Омар Матин, который дважды проходил проверку ФБР, установившую, что он не представляет угрозы.

«Оружие войны»

Трагедия заставила вновь вспыхнуть споры о контроле за торговлей оружием. Нынешняя система, очевидно, не работает, по данным The New York Times, все участники последних терактов купили его вполне законно.

Но здесь проявляется раскол между «республиканской» и «демократической» Америками. Частью культурного кода современного праворадикального республиканца является право на ношение оружия, ксенофобия, негативное отношение к праву женщин на аборт, отрицание прав ЛГБТ-сообщества.

Напротив, демократы активно выступают за различные меры по контролю продажи оружия, толерантное отношение к меньшинствам, поддерживают право женщин на аборт. Хиллари Клинтон отметила, что «это самый смертоносный случай массовой стрельбы в истории США, оружию войны не место на наших улицах». Между прочим, одним из слабых мест кампании Берни Сандерса было то, что сенатор от Вермонта, где сильны охотничьи традиции, нередко выступал в поддержку оружейного лобби.

Еще в прошлом году, после аналогичной трагедии в Розенбурге, штат Орегон, Хиллари Клинтон призвала принять закон о всеобщей федеральной проверке всех покупателей оружия с тем, чтобы лица с уголовным прошлым и психическими проблемами не могли купить оружие. Также она предлагает восстановить запрет на продажу автоматического оружия, который был принят ее мужем в 1990-е, и распространить на всю территорию США калифорнийскую инициативу об ограничении количества патронов в магазине. Должен быть отменен иммунитет производителей оружия в отношении судебных исков, пролоббированный в свое время одной из самых влиятельных в Вашингтоне Национальной оружейной ассоциацией.

Теракт в пользу Трампа?

В заключение отмечу, что наблюдатели наиболее авторитетных СМИ — NBC, The Washinton Post, The New York Times — в один голос отмечают нереализуемость «антитеррористических» идей Трампа. Правда, одну символическую «победу» он все же одержал. В понедельник на канале NBC Хиллари Клинтон впервые использовала слова «радикальный мусульманский терроризм». Администрация Обамы, сотрудником которой она была в ранге госсекретаря в 2008–2012 годах, предпочитает термин «радикальный джихадизм», с тем чтобы избежать демонизации целой религии. Трамп, сторонник этого термина, не преминул приписать себе заслугу. При этом важно понимать, что, несмотря на небольшой отрыв Трампа от Клинтон в общенациональных опросах, шансов на президентство у него по-прежнему нет. Из-за коллегии выборщиков решающее значение имеют девять «колеблющихся штатов», которые голосуют то за республиканцев, то за демократов на президентских выборах. А в этих штатах Клинтон, по опросам, пока далеко впереди.

С другой стороны, Хиллари Клинтон сможет реализовать свои предложения только в том крайне маловероятном случае, если демократы получат контроль не только над Белым домом, но и обеими палатами конгресса США. Именно в такой ситуации Барак Обама в первые два года своего президентства смог провести крупнейшие реформы — медицинскую и финансовую, — которые, несомненно, войдут в учебники истории.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторах
Сергей Костяев Сергей Костяев, преподаватель Университета Ратгерса, США
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.