Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Легковушка врезалась в маршрутку в Подмосковье Общество, 01:48 Захарова сравнила слова Помпео о будущем Ливии с заявлениями МИД России Политика, 01:25 Роналду повторил 15-летний рекорд игроков «Ювентуса» Спорт, 01:20 В Подмосковье в аварии с грузовиком погиб человек Общество, 01:00 Российские ПВО сбили три беспилотника возле авиабазы Хмеймим Политика, 00:46 Вильфанд сообщил об аномальной погоде в Москве Общество, 00:26 В Хельсинки заинтересовались скоростной железной дорогой из Москвы Политика, 00:01 СМИ узнали о блокировке пути российских военных солдатами США в Сирии Общество, 19 янв, 23:44 Дочь Пескова заявила об «идущем от силовиков» беспределе Политика, 19 янв, 23:30 СМИ объяснили доходы семьи Мишустина консервативными инвестициями Политика, 19 янв, 23:26 Генсек ООН заявил о заседании военного комитета по Ливии в ближайшие дни Политика, 19 янв, 23:15 Меркель сообщила об отсутствии диалога между Хафтаром и Сарраджем Политика, 19 янв, 22:48 Лавров оценил результаты конференции по Ливии Политика, 19 янв, 22:34 В Госдуме главе Чувашии посоветовали извиниться за слова о журналистах Общество, 19 янв, 22:03
Мнение ,  
0 
Кирилл Семенов

Ливийский театр: поссорит ли фельдмаршал Хафтар Россию и Турцию

Скорее всего, тема Ливии будет разыграна при сделке по разграничению интересов Москвы и Анкары в Идлибе и на северо-востоке Сирии

Президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что может отправить военный контингент в Ливию, если Правительство национального согласия (ПНС), возглавляемое Фаизом Сараджем, обратится с соответствующей просьбой. Это может привести к столкновению турецких сил с российскими ЧВК, которые, по некоторым данным, действуют в Ливии на стороне главного оппонента Сараджа — Халифы Хафтара и его Ливийской национальной армии (ЛНА). Как Москва и Стамбул могут избежать такого развития событий?

Угроза российским планам

Из двух подписанных 27 ноября 2019 года в Стамбуле Эрдоганом и Сараджем меморандумов — о разграничении морских границ и сотрудничестве в сфере безопасности — Россию особенно беспокоит второй. По словам пресс-секретаря МИДа Марии Захаровой, появление меморандума «дало основание для утверждений о попытках Турции легализовать свою военную поддержку правительства в Триполи в его противостоянии с Ливийской национальной армией Хафтара, в том числе путем открытого нарушения оружейного эмбарго». В Москве опасаются, что документ может сорвать международную конференцию по ливийскому урегулированию в Берлине, запланированную на конец года.

Хотя Москва и пытается поддерживать отношения со всеми сторонами ливийского конфликта, она по-прежнему заинтересована в том, чтобы фельдмаршал (по версии властей Восточной Ливии) Хафтар и его сторонники стали ведущими игроками в послевоенной Ливии, пусть и при соблюдении определенного баланса политических сил. Хафтар воспринимается в Москве как лидер, способный в отличие от Сараджа установить в стране светский режим и покончить с исламистскими группировками. К тому же российской стороне импонирует, как Хафтар подчеркивает свою преемственность с режимом Каддафи, а также то, что он обещает предоставить России военные базы в Ливии.

Фактор «Вагнера»

Однако ливийско-турецкие меморандумы, особенно о морских границах, свидетельствуют о долгосрочном партнерстве Анкары и Триполи. Только сохранение у власти ПНС или лояльных его курсу сил обеспечит выполнение этих соглашений, позволяющих Турции закрепить за собой нефтегазоносные участки средиземноморского шельфа. И этим планам напрямую противоречит появление российских ЧВК на стороне Хафтара.

«Вы знаете, что у России есть компания «Вагнер». Россия отправила в Ливию эти силы безопасности. Если Ливия попросит у нас военную поддержку, тем более после подписания соглашения о военном сотрудничестве, тогда и мы точно так же отправим своих людей», — заявил турецкий лидер.

К этим словам стоит отнестись серьезно. В конце апреля Эрдоган пообещал Сараджу помочь вооружениями, и вскоре в Триполи прибыло судно Amazon, доверху наполненное оружием и военным снаряжением, включая турецкие бронемашины Kirpi II и Vuran для правительственной армии, лояльной ПНС. Анкара даже не скрывала этот факт, несмотря на санкции ООН. Тогда же у армии ПНС появились турецкие ударные беспилотники Bayraktar.

Помощь Анкары позволила ПНС отбить у сторонников фельдмаршала город Гарьян — главную тыловую базу ЛНА в окрестностях Триполи. Но в ответ активизировались союзники Хафтара — Египет, Иордания и ОАЭ, а также Россия, что способно кардинально изменить баланс сил. На этом фоне Турция и заговорила о новых форматах поддержки Сараджа, вплоть до отправки войск.

Ливийский размен

Сомнений в том, что российские наемники и военные действительно находятся в Ливии и оказывают содействие Хафтару, практически не остается. Это, в частности, признали официальные представители ЛНА. Но масштабы российского военного присутствия неясны. Например, сообщалось, что благодаря присутствию российских наемников и советников значительно повысилась эффективность снайперов ЛНА, а также минометных и артиллерийских расчетов. Однако непосредственный вклад российских военных в операции ЛНА в районе Триполи может быть и преувеличен. Скорее всего, основная поддержка Хафтара по-прежнему идет из ОАЭ, Египта и Иордании, а Россия хотя и расширила свою помощь, но вряд ли способна обеспечить успех фельдмаршала в боях за Триполи.

Но даже ограниченное российское военное присутствие в Ливии дало Анкаре повод активизировать поддержку Триполи. На фоне информации о деятельности российских ЧВК турецкое вмешательство будет не так негативно восприниматься международным сообществом.

Следует учитывать, что Турция тоже может развернуть в Ливии свои ЧВК. Речь идет прежде всего о компании SADAT. Именно на ее бойцов мог намекать глава российского МИД Сергей Лавров, заявляя,  что в Ливии все чаще появляются сирийские боевики из Идлиба. Ясно, что прибыть туда они могли только с турецкой помощью. Таким образом, в Ливии возникает угроза прямого столкновения если не между российскими и турецкими военными, то между российскими и турецкими ЧВК. Новая проблема добавляется к уже существующим российско-турецким противоречиям в Сирии.

С другой стороны, достаточно доверительные отношения Владимира Путина и Реджепа Эрдогана позволяют предположить, что ливийская история не приведет к серьезному ухудшению отношений Москвы и Анкары. Скорее всего, ливийская карта будет добавлена в общую российско-турецкую колоду и разыграна в рамках сделки по разграничению позиций сторон в провинции Идлиб и на северо-востоке Сирии. Например, в обмен на больший учет интересов Турции в Ливии и сокращение поддержки Хафтара Москва может заручиться содействием Анкары при переходе тех или иных частей Идлиба под контроль режима Башара Асада.

Об авторах
Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.