Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Газпром» заменит оборудование после отключения компрессоров со спутника Бизнес, 04:23 Чемпион России по авторалли: как прокачать навыки безопасного вождения РБК и Dunlop, 04:20 Появилось видео подозреваемых в убийстве продававшей машины женщины Общество, 03:49 Палата представителей отложила голосование по процедуре импичмента Трампу Политика, 03:29 «Победа» объявила о повышении цен на 40% из-за решения суда Бизнес, 03:10 ВС отменил возврат в прокуратуру дела экс-бухгалтера «Седьмой студии» Общество, 02:51 ООН предложила рассмотреть в суде невыдачу США виз дипломатам из России Политика, 02:41 Российские сенаторы оценили требование Киева распустить ДНР и ЛНР Политика, 02:34 Более 70 человек пострадали во время беспорядков в Каталонии Политика, 02:21 Отец сбитого полицейским «пьяного» мальчика заявил о нестыковках в деле Общество, 02:15 Эрдоган заявил об альтернативе поставкам американских истребителей F-35 Политика, 01:33 Минздрав разработал памятку родителям о получении «Диазепама» для детей Общество, 01:29 Эрдоган назвал дату последнего этапа поставок С-400 Политика, 01:25 39 идей для бизнеса для «мобильных» предпринимателей РБК и ГАЗ, 01:24
Мнение ,  
0 
Андрей Колесников Эффект Абызова — Калви: как соблюдается баланс послаблений и посадок
Формирование иллюзий и оттепельных ожиданий должно уравновешиваться образом суровой, но справедливой власти. И наоборот

Не прошло и пары дней с момента изменения меры пресечения фигурантам дела «Седьмой студии» с домашнего ареста на подписку о невыезде, как органы следствия, ведущие дело Майкла Калви, выступили с ходатайством о переводе его из СИЗО под домашний арест. Высшие указания о смягчении уголовных репрессий, ретранслированные в одном из эфиров Дмитрия Киселева как процедура «выдавливания маленького Сталина», приняты к реализации. Хотя, разумеется, никто не гарантирует, что приговоры в обоих случаях окажутся оправдательными. Любые уступки, тем более ориентированные на прощупывание реакции общественного мнения, имеют свои границы.

Бизнес-климат

В случае с Кириллом Серебренниковым слишком уж депрессивным кому-то мог показаться морально-психологический климат даже в среде лояльной творческой и коммерческой интеллигенции. В случае же с Калви бизнес-сообщество начало уже организацию непышных поминок по инвестиционному климату. А может быть, надо было снять впечатление ужаса без конца от арестов Михаила Абызова и Виктора Ишаева, по поводу которых даже в весьма высоких кабинетах головы сломали — кому же это в принципе нужно, кто конечный бенефициар?

Российская экономика, становящаяся все более автаркичной, причем сознательно автаркичной, с постановкой задач по импортозамещению, опорой на собственные силы и прочими архаичными способами поднятия национального духа, все-таки испытывает голод на инвестиции. А также серьезнейшие имиджевые проблемы. Дело же Калви стало еще одним внятным доказательством, что Россия как реципиент инвестиций токсична. Бизнес-климат здесь зависит от, деликатно выражаясь, внеэкономических факторов — активности ФСБ, МВД, Следственного комитета, прокуратуры.

К чему это может привести, нетрудно представить. И так уже, по данным ЦБ, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в нефинансовый сектор в 2018 году сократились на $6,5 млрд. Это наихудший результат с 1997 года. Санкции санкциями, но есть еще множество факторов, которые, согласно многочисленным опросам отечественного и иностранного бизнеса, препятствуют увеличению объема ПИИ. Как, впрочем, и в целом частных инвестиций. Например, респонденты исследования «Неполитические реформы» экспертов Московского центра Карнеги Андрея Мовчана и Дениса Волкова говорили, что притоку иностранных инвестиций мешает агрессивная внешняя политика Москвы, повышенные риски владения российскими активами, нестабильность правил игры, незащищенность права собственности, вмешательство государства в дела частного сектора, коррупция, враждебность чиновников, короткий горизонт планирования.

Формирование ожиданий

Часть этих факторов весьма убедительно представлена в деле Калви — прямо для учебника. И с позиции снятия напряжения проявить элементы милосердия по ходу ведения следствия было бы правильно. Тем более что за иностранного бизнесмена заступились не менее серьезные люди, чем за Абызова. Другой разговор, что бизнес-сообщество настаивает на принципиально ином подходе — переводе разбирательств из уголовно-правового в гражданско-правовое поле. Но здесь, судя по всему, следствие и суд будут действовать, как водится, «независимо и самостоятельно», если не поступят иные распоряжения. Система все-таки уже научилась работать в режиме автопилота, по-своему расшифровывая политико-атмосферные явления в стране и не дожидаясь одобрения с самого верха. Надо будет — поправят. Сильно понадобится — строго укажут. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Лучше быть более жестким, чем неоправданно мягким.

И вот, похоже, указание поступило. Некоторые послабления в деле Калви могут быть и не связаны с массированным тестированием среды на «оттепель». Просто уж очень контрастно выглядели настойчивые выступления президента по поводу того, что с бизнесом надо обращаться более бережно, и сопутствующие этим речам практические действия правоохранительных органов. Самым же контрастным действием был именно арест иностранца. Этот чрезмерный диссонанс нужно было снять хотя бы частично. Иначе создавалось впечатление, что правоохранительные органы не слышат и не слушаются президента.

Странным образом это схоже с несколько иной по своей природе ситуацией, но тоже чрезмерно контрастной, что и повлекло соответствующие выводы. После того как глава государства многократно обещал уверенный рост реальных располагаемых доходов населения, а они упорно продолжали падать — и даже замена главного статистика не помогла — решили изменить методику счета. А для начала с февраля отказались от публикации ежемесячной статистики доходов в пользу ежеквартальной.

Послабления в одном месте по закону политического равновесия могут сыграть на ужесточение в другом. Формирование иллюзий и оттепельных ожиданий должно уравновешиваться образом суровой, но справедливой власти. Помягче с Калви — пожестче с Абызовым: новость о возможном изменении меры пресечения иностранцу соседствует с сообщением об аресте имущества бывшего министра, со счета которого кто-то пытался снять деньги. Если подвести общий итог — баланс не меняется.

Об авторах
Андрей Колесников руководитель программы Московского центра Карнеги
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.