Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Кремле оценили работу Грефа на посту главы Сбербанка Финансы, 14:39 Кейс: как сеть Respect за год увеличила онлайн-продажи обуви вдвое Pro, 14:29 Пневмония нового типа: что случилось с китайским вирусом за неделю Стиль, 14:27 В Чувашии объяснили поведение главы республики при выдаче машин пожарным Общество, 14:22 В Кремле оценили возможность скорой встречи Путина и Зеленского Политика, 14:19 Лауреаты премии Innovation By Design за лучший дизайн для бизнеса Тренды, 14:10 В Голландии скончался попавший в аварию на ралли «Дакар» гонщик Спорт, 14:09 Какие драгоценности показали на Неделе высокой моды в Париже Стиль, 14:04 Не дожидаясь бойкота со стороны потребителей: как надо меняться компаниям Pro, 14:02 Топилин назвал требуемую сумму для выплат ветеранам к юбилею Победы Общество, 13:57 Умер исполнительный директор Всемирной организации здравоохранения Общество, 13:40 В Чите завели дело после проверки жившей в заброшенном доме семьи Общество, 13:36 Кремль определится с полномочиями Козака и Мединского до 27 января Политика, 13:34 Просто спросите эксперта: как анализировать соцмедиа и продвигаться в них Pro, 13:32
Мнение ,  
0 
Алексей Карпенко

Охота на госимущество: чем рискует Россия в деле ЮКОСа

Государственное имущество России по всему миру могут арестовать в рамках дела ЮКОСа. Но есть и хорошие новости: почти всегда эти решения можно опротестовать

ЮКОС навсегда

Процесс, инициированный бывшими акционерами ЮКОСа, по взысканию с Российской Федерации более $50 млрд продолжается. Появилась информация о том, что по требованию бывших акционеров ЮКОСа арестовано 7,5% акций Euronews S.A., принадлежащих ВГТРК.

Эта история — продолжение серии арестов имущества России, ранее наложенных судами Франции, Бельгии, Австрии и других стран по требованию бывших акционеров ЮКОСа.

Гаагский третейский суд присудил им убытки, включающие стоимость их акций в ЮКОСе, сумму неполученных дивидендов, а также проценты. Как известно, Россия не признает решение Гаагского третейского суда, в связи с чем обжаловала его в окружной суд Гааги.

Возникает вопрос, почему Россия должна исполнять решение Гаагского третейского суда, если она не признает его компетенцию и обжалует его решение.

Спорная компетенция

Гаагский третейский суд самостоятельно рассматривает вопрос о наличии или отсутствии у него такой компетенции. В данном деле суд пришел к выводу о том, что Россия связана положениями Европейской энергетической хартии и признал за собой право рассматривать спор. Обжалование решения Россией не приостанавливает его исполнения практически по всем миру. Это предусмотрено Нью-Йоркской конвенцией 1958 года, которая подписана большинством государств мира, включая Россию.

К счастью для России, принудительное исполнение решения на территории любого государства не является автоматическим. Бывшие акционеры ЮКОСа должны «легализовать» решение в каждом государстве, обратившись в местные суды. Россия вправе заявлять в этих судах возражения против «легализации».

Может ли Россия в своих возражениях опираться на государственный иммунитет от любых взысканий?

Сомнительный иммунитет

Может, но далеко не всегда. Долгое время иммунитет иностранного государства от исполнительных действий в другой стране рассматривался международным правом как абсолютный (в некоторых странах, например в Китае, он во многом остается таким до сих пор). Такой абсолютный иммунитет защищал любое имущество государства, которое находится за границей, от исполнительных действий без согласия самого государства. Однако со временем во многих европейских странах абсолютный иммунитет иностранных государств был заменен иммунитетом ограниченным, функциональным.

Функциональный иммунитет распространяется только на то имущество иностранного государства, которое непосредственно необходимо ему для выполнения властных суверенных функций за границей и не распространяется на имущество, используемое, в частности, для коммерческих целей. Например, Франция, суды которой наложили арест на 7,5% акций ВГТРК в Euronews S.A., признает концепцию функционального государственного иммунитета.

Однако даже при таком узком понимании государственного иммунитета во Франции и других европейских странах возникает вопрос: какое отношение к решению Гаагского третейского суда против России имеет ВГТРК? Как известно, она является самостоятельной компанией, созданной в форме федерального государственного унитарного предприятия. Означает ли такая практика, что за долги государства будут отвечать российские компании с государственным участием?

Невиновные должники

Исходя из концепции международного права о государственной институции (state instrumentality) такая ответственность возможна. Признав компанию государственной институцией, т.е. частью государства, суды обращают взыскание по долгам государства на имущество этой компании.

Критерии, по которым организация может быть отнесена к государственной институции, не являются четкими, и в каждом случае суды разбираются с этим вопросом исходя из обстоятельств конкретного спора. Принципиальным является вопрос, насколько самостоятельна организация в принятии решений и осуществлении тех функций, для которых она создана.

Судебный акт, на основании которого арестованы принадлежащие ВГТРК 7,5% акций французской Euronews S.A., пока не был обнародован. Однако можно предположить, что французские суды руководствовались тем, что все имущество ФГУП «ВГТРК» является собственностью России, руководитель ВГТРК назначается на должность президентом РФ, предусмотрены существенные механизмы контроля и определения направлений деятельности компании со стороны российских государственных органов.

Итак, если имущество ВГТРК во Франции было арестовано, есть ли риск того, что имущество иных компаний с государственным участием может быть арестовано по той же причине?

Кто следующий?

Такой риск существует. Разумеется, речь идет о таких компаниях, которые иностранные суды могут признать государственными институциями. К ним в первую очередь могут быть отнесены российские государственные корпорации, в которых есть 100-процентная доля государства и существенные механизмы госконтроля. Такие же компании, как «Роснефть», «Газпром» или Сбербанк, рискуют значительно меньше и, скорее всего, смогут избежать ареста активов. Главная причина — высокая степень хозяйственной независимости от государства и статус публичных компаний.

Хорошая новость для всех российских компаний — потенциальных жертв возможных арестов: решения нижестоящих судов об аресте имущества иностранных государств в той же Франции зачастую отменяются вышестоящими судами. Причина проста: вопросы ограничения государственного иммунитета во всех правопорядках являются юридически неоднозначными. Кроме того, они с очевидностью могут повлечь ответные меры со стороны иностранного государства, чье имущество было арестовано. Вопрос перестанет быть сугубо юридическим и перейдет в сферу политики. Россия и государственные компании могут обжаловать аресты и использовать эти факторы в свою пользу.

Об авторах
Алексей Карпенко, партнер юридической фирмы Forward Legal
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.