Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Венесуэле введут в обращение новые банкноты номиналом 1 млн боливаров Финансы, 08:13 Байден согласился обновить полномочия по нанесению ударов за границей Политика, 08:10 Украшения и платки стали самыми популярными покупками к 8 Марта в России Общество, 08:01 Названы регионы – аутсайдеры по темпам вакцинации от коронавируса Общество, 08:00 Забота о женском здоровье: что важно знать РБК и Инвитро, 07:59 Девять воспитанников детсада на Сахалине заразились кишечной инфекцией Общество, 07:35 В Белоруссии возбудили дело против не поддержавших Лукашенко силовиков Общество, 07:15 Сенатор блокировал кандидатуру директора ЦРУ из-за «Северного потока — 2» Политика, 06:59 Как именно big data и интернет вещей меняют жизнь российских городов РБК и Минстрой, 06:41 Байден продлил на год антитеррористические санкции против Ирана Политика, 06:18 СМИ узнали об угрозе взлома 20 тыс. компаний из-за уязвимости Microsoft Технологии и медиа, 05:53 В Хабаровском крае произошла утечка топлива после схода с рельсов цистерн Общество, 05:40 Премьер Словакии исключил отказ от российской вакцины против COVID-19 Политика, 05:03 В Москве в апреле изменятся тарифы на парковку почти на 200 участках Общество, 04:49
Мнение ,  
0 
Андрей Баклицкий

Безопасный договор: как в ООН пытаются запретить ядерное оружие

Инициаторы договора о запрете ядерного оружия считают, что его принятие заставит ведущие державы внимательнее относиться к своим обязательствам в отношении разоружения

Пока мир следил за первым рукопожатием президентов Трампа и Путина, 7 июля 122 государства — члена ООН проголосовали за принятие Конвенции о запрещении ядерного оружия. Документ откроется для подписания в сентябре и вступит в силу после ратификации пятью десятками стран.

Слабое большинство

Новый договор предусматривает полный запрет на ядерное оружие, в отличие от существующего положения вещей, когда пять государств (Россия, США, Великобритания, Франция и Китай), являющиеся также постоянными членами Совета Безопасности ООН, обладают ядерным оружием законно. Главный документ, регулирующий эту сферу сегодня, Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), обязывает ядерные государства только «вести переговоры об эффективных мерах по ядерному разоружению».

Многие неядерные государства обвиняли ядерную пятерку в том, что даже эти обязательства они не выполняют. В 2014 году Маршалловы острова даже подали иск к обладателям ядерного оружия в Международный суд ООН, но в прошлом году суд заявил, что вопрос не относится к его юрисдикции.

Ядерные державы традиционно отвергают аргументы сторонников запрета, указывая на значительное сокращение ядерных арсеналов за последние десятилетия и опасаясь подрыва существующей системы нераспространения. Директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружением МИД России Михаил Ульянов отмечал, что «любая попытка «улучшить» ДНЯО может привести к его краху — слишком хрупкая это конструкция, слишком многоплановы противоречия между его государствами-участниками».

Ядерное оружие продолжает играть важнейшую роль в обеспечении безопасности его обладателей и их союзников. Поэтому неудивительно, что в выработке договора не участвовали и вступать в него отказались все государства, обладающие ядерным оружием официально или неофициально, все члены НАТО, азиатские союзники США и все члены ОДКБ кроме Казахстана. Лагерь сторонников договора включает преимущественно страны Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и Океании.

Хотя ядерные государства не участвовали в выработке договора, их присутствие явно чувствовалось в коридорах ООН: из черновиков Конвенции исчезли упоминания о использовании МАГАТЭ для верификации разоружения в рамках договора (ядерная пятерка недвусмысленно дала понять, что она этого не допустит), а ДНЯО был признан краеугольным камнем режима нераспространения. Такой подход, с одной стороны, снижал потенциал для будущих конфликтов, а с другой все больше смещал Конвенцию в сторону декларативного документа. Учитывая, что новый договор будет обязателен к выполнению только для его безъядерных участников, можно посчитать его значение ничтожным. Однако это не так.

Антиядерные элементы

Инициаторы договора считают, что его принятие заставит ядерные государства внимательнее относиться к своим обязательствам в отношении разоружения. Согласно Конвенции, государства-члены обязуются не разрабатывать и не приобретать ядерное оружие или владеть им, передавать или получать ядерное оружие или контроль над ним; а также помогать и получать помощь в деятельности, нарушающей Конвенцию. Государства также обязуются запретить на своей территории или в пределах своей юрисдикции размещение или развертывание ядерного оружия и ядерные испытания.

Интересно, что уже упомянутые Маршалловы острова сдают США в аренду (оформлена до 2066 года) одиннадцать островов атолла Кваджалейн для использования в качестве испытательного полигона для баллистических ракет, включая несколько типов ракет с исключительно ядерными боеголовками. Испытание таких ракет можно считать нарушающей Конвенции. Эксперты уже отметили, что в этом случае у Маршалловых островов остается три варианта: расторгнуть аренду с США, не подписывать Конвенцию или подписать ее и тут же нарушить.

Другим потенциально конфликтным вопросом станет размещение ядерного оружия в юрисдикции неядерных государств. Можно ожидать ожесточенных юридических споров о том, входит ли в это определение транзит. После того как в 1987 году Новая Зеландия приняла закон, запрещающий нахождение на ее территории ядерного оружия, флот Соединенных Штатов, официально не сообщающий, несут ли его корабли ядерные боеголовки, не заходил в территориальные воды страны в течение тридцати с лишним лет. То же может коснуться судов других ядерных государств — Вьетнам, предоставляющий России возможность для обслуживания и ремонта подводных лодок на базе Камрань, голосовал за принятие Конвенции.

Конечно, данный случай не первый, в котором обязательства в области разоружения сталкиваются с национальными интересами. Казахстан, являющийся крупным поставщиком урана, уже является участником зоны, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии. Согласно договору о создании зоны, его участники обязуются «не предпринимать действий для оказания содействия в производстве, накоплении или обладании любым ядерным оружием». Тем не менее это обязательство не помешало Астане наладить поставки урана в Индию, не являющуюся членом ДНЯО и создавшей военную ядерную программу.

Наиболее жесткие предложения, которые могли бы доставить заметные неудобства ядерным государствами и их союзникам, не были поддержаны большинством государств. Среди подобных предложений был запрет на финансирование ядерного оружия (подобный механизм действует сейчас в отношении кассетных боеприпасов), который мог бы привести к запрету на сотрудничество с компаниями, его производящими (включая российский Росатом). В ходе подготовительных переговоров также высказывалось предложение использовать количественное преимущество сторонников разоружения для блокирования избрания в органы ООН (включая непостоянных членов Совета Безопасности) государств, выступающих против запрета ядерного оружия.

Тем не менее для большинства неядерных государств вопросы ядерного разоружения не являются приоритетными. Учитывая, что ядерная пятерка и их союзники являются ведущими государствами мира (это 13 членов G20, около 60% населения и 80% ВВП планеты), игнорировать их фундаментальные интересы у антиядерной коалиции вряд ли получится.

Об авторах
Андрей Баклицкий Андрей Баклицкий, консультант ПИР-Центра
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.