Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Регионы назвали источники финансирования шефской помощи Донбассу Политика, 07:00
Москва ответит на визовый режим с Украиной с учетом своих интересов Политика, 06:51
Что такое «очень престижные номера» для автомобилей Партнерский проект, 06:49
В канадском банке в результате перестрелки пострадали шесть полицейских Общество, 06:38
Путин впервые приедет к новому президенту Туркмении Политика, 06:30
Антонов указал на кризисные явления для мира из-за санкций против Россиии Политика, 06:12
Эксперты оценили влияние пандемии на уровень жизни в регионах Экономика, 06:00
В «Тинькофф Банке» ответили на блокировку карты из-за двух версий Олега Общество, 05:55
NASA сообщила о новом кратере на Луне после столкновения с ракетой Общество, 05:36
США разрешили ряд сделок с компаниями из России в сфере авиации Политика, 04:57
«Известия» узнали об идеи отменить штрафы за забытые дома права Общество, 04:43
Полянский заявил о продолжении спецоперации до выполнения всех целей Политика, 03:50
Шольц со смехом уклонился от ответа о гарантиях безопасности для Украины Политика, 03:49
Церемонию прощания с Пьером Нарциссом перенесли во второй раз Общество, 03:23

Инвестируйте выгодно
с банком «Ренессанс Кредит»

КБ «Ренессанс Кредит» (ООО). Лицензия на осуществление брокерской деятельности № 045-14081-100000 от 05.11.2019 г.
Мнение ,  
0 
Мария Шклярук

«Обвинительный уклон»: кто и как кошмарит бизнес

На прошлой неделе президент Владимир Путин признал, что бизнес в России часто становится жертвой «навязчивого надзора и контроля», а в работе правоохранителей «по-прежнему доминирует обвинительный уклон». Но статистика показывает, что главные проблемы для предпринимателей создает не обвинительный уклон, а те дела и проверки, которые вовсе не доходят до суда

Когда высокопоставленные лица рассуждают о том, что делать с «обвинительным уклоном», постановка вопроса подразумевает, что сама система правоохранительных и контрольных органов выстроена правильно. Но источник проблемы именно в том, что в российской системе обвинительный уклон возникает автоматически и механически. Он заложен в Уголовно-процессуальном кодексе, в оценке работы правоохранителей, в политике судебной системы – такой же бюрократической организации, как и МВД или прокуратура. Избавиться от обвинительного уклона, ничего не меняя в этой системе, невозможно. И тем более бессмысленно это в отношении бизнеса. 

Посмотрим на статистику работы МВД по экономическим преступлениям. В 2013 году сотрудники ОВД расследовали 97 222 таких дела (а следователи СКР только 3876). Но в эту статистику попадают и преступления против собственности (включая мошенничество), и преступления коррупционной направленности. Собственно экономических преступлений, предусмотренных главой 22 УК РФ и касающихся бизнеса, гораздо меньше: выявлено 27 388, расследовано 9880, в суд направлены дела в отношении 1976 человек. Эта статистика говорит и о том, что по чисто экономическим преступлениям предпринимателей привлекают к уголовной ответственности редко, проблема кроется в правоприменении «обычных» статей УК. 

Обратившись к данным по «экономическим статьям», которые были получены «Трансперенси Интернешнл-Р» за 2013 год (и не публикуются МВД), мы увидим еще более интересную картину. Посмотрим на то, что происходит с сообщениями о преступлениях. По экономическим статьям (глава 22 УК РФ) уголовные дела возбуждаются в 27,1% случаев (в среднем по всем сообщениям о преступлениях – 16,4%). 36,1% сообщений по экономическим статьям заканчиваются отказом в возбуждении уголовного дела (в среднем по всем сообщениям – 63,1%). Зато почти во всех этих случаях в возбуждении дела отказывается за отсутствием состава или события преступления (99,2% против 94,7% в среднем по всем сообщениям). Еще 36,8% передаются по подследственности (в СКР или другие органы МВД) и в итоге заканчиваются возбуждением дела или опять-таки отказом в возбуждении.

Всего по главе 22 УК в 2013 году было возбуждено около 40 000 дел. Сколько же из этих дел следователи МВД довели до суда? 946. А еще 469 прекратили на следствии, причем 181 дело – за отсутствием состава или события преступления. Это, между прочим, 12,9% от оконченных «экономических» уголовных дел (то есть и переданных в суд, и прекращенных на следствии) . Если бы у нас был такой процент оправдательных приговоров во всех судах, не было бы, наверное, и вопросов к судебной системе, и слов «обвинительный уклон». 

О чем это говорит? Во-первых, о том, что по экономическим преступлениям обвинительный уклон гораздо менее заметен, чем по другим статьям УК, говорить не слишком оправданно: до суда таких дел доходит мало. В судах у предпринимателей, как много писали мои коллеги, тоже чуть лучше, чем у всех, но незначительно. А вот их шансы между возбуждением уголовного дела и до направления в суд оказываются сильно выше, чем у «обычных» людей. Но есть во-вторых: силовое давление на бизнес происходит прежде всего в тех случаях, которые до официальной статистики доходят редко. Почти любой адвокат скажет предпринимателю (да и любому гражданину): решать проблему с перспективой уголовного преследования надо до возбуждения уголовного дела. В этом плане предприниматели – как все люди, только ресурсов у них больше. 

Есть и еще один серьезный вопрос. Это проверки правоохранителей и контролирующих органов, которые изначально перспективы уголовного преследования не имеют. Здесь опять-таки «обвинительный уклон» зашит во всей системе контролирующих органов и в системе оценок прокуратуры, которая вроде бы следит за тем, чтобы проверяющие не зверствовали. Любое направление работы госорганов оценивают по количественным показателям – в этом и кроется основная проблема. 

Прокуратура, с одной стороны, отвечает за законность в сфере защиты прав предпринимателей – и выявила в этой сфере в 2013 году 139 969 нарушений, что на 18,8 % больше, чем в предыдущем. Но та же прокуратура отвечает за надзор за законами в сфере ЖКХ, пожарной безопасности, экономики, налогов и т.д. – и отчитывается за выявленные нарушения в этих областях. И расплачиваться за это приходится бизнесу. 

Pro x The Economist
Фото: Shutterstock Нет времени управлять: на что тратят свой день современные руководители
Pro
Фото: Shutterstock «Я счастлив, что меня уволили»: каково работать в Tesla — в 5 пунктах
Pro
Семь негативных установок менеджера по продажам. И как их скорректировать
Pro
Ошибки в срочных договорах, которые суд не простит работодателю
Pro
IBM Q System One Quantum Почему квантовые компьютеры — угроза кибербезопасности мирового масштаба
Pro
Почему вместе с пандемией заканчивается мода на образовательные стартапы
Pro
Фото: Shutterstock Как защитить кожу от солнца: подробная инструкция от дерматолога
Pro
Фото: Shutterstock Почему россияне отказываются от покупки квартир и что будет со спросом

Какие бы новые меры ни придумывали чиновники и эксперты, чтобы побороть давление проверяющих на бизнес, бюрократия снова и снова находит лазейки и дальше отчитывается по количественным показателям, которые на самом деле ни о чем не говорят. Именно так уголовно-правовая система ответила на предыдущую борьбу с обвинительным уклоном. «Либерализация» норм УК об экономических преступлениях не привела к тому, что предпринимателей в целом стали преследовать существенно меньше. 

Например, по статистике Судебного департамента, в 2011 году осудили 10 079 лиц, имеющих статус «частного или индивидуального предпринимателя», в 2012-м – 9314, в 2013-м – 9461. В общей структуре осужденных индивидуальные предприниматели с 2008 года занимают стабильные 1,3%; по руководителям и владельцам компаний статистики нет. И если даже число осужденных по «экономическим» статьям уменьшилось, то, скорее всего, предпринимателей стали чаще преследовать с помощью «общеуголовных» статей. По всем уголовным делам, которые расследовались правоохранителями (не только в отношении предпринимателей), число оправданных даже снизилось: в 2011 году суды первой инстанции оправдали 2054 человека, а в 2012-м уже – 1703, в 2013-м – 1730. 

Кроме того, в наших исследованиях мы видим, что запрет внеплановых проверок контролирующих органов часто приводит к более интенсивным внеплановым проверкам прокуратуры. Борьба с плановыми проверками приведет к росту внеплановых по тем основаниям, которые для таких проверок останутся. В итоге изменится немногое. В нужном сегменте статистики «обвинительный уклон» смягчится, но давление на бизнес спрячется в правоприменении других норм, не ставших еще предметом внимания руководства страны. 

Об авторе
Мария Шклярук Мария Шклярук вице-президент ЦСР
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги