Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Чехии умерла сообщившая о вводе войск стран Варшавского договора диктор Общество, 14:36 Экс-наставника сборной Аргентины включили в список лучших тренеров года Спорт, 14:35 Как Армения передала Азербайджану район в Нагорном Карабахе. Видео Политика, 14:28 Эксперты объяснили экономией переброску установок США на несколько часов Общество, 14:27 Пять причин отправиться за покупками в финский универмаг «Стокманн» «РБК Стиль» и «Стокманн», 14:26 Реальную стоимость iPhone 12 и iPhone 12 Pro назвали японские СМИ Стиль, 14:20 СМИ узнали о подготовке санкций США против «Росатома» и «Роскосмоса» Политика, 14:19 Срок эксплуатации корабля «Прогресс» в космосе продлили на рекордный срок Технологии и медиа, 14:16 В России выставили на продажу «Citroen Фантомаса» Авто, 14:15 Песков сообщил о более активном графике поездок Путина в регионы Политика, 14:11 Мысли как преступник: алгоритм для распознавания контрагентов-мошенников Pro, 14:07 США решили ввести пошлины на поставку удобрений из России Бизнес, 14:03 Как правильно выбрать криптобиржу. Простые советы Крипто, 14:01 Как «Сименс» развивает индустрию 4.0 в России РБК и «Сименс», 13:57
Год c COVID-19. Как изменился мир. Данные по России.
Brexit ,  
0 
Елена Ананьева

Наказание за Brexit: как тори потеряли парламентское большинство

Устойчивость нового британского кабинета во многом зависит от способности Терезы Мэй пересмотреть тактику переговоров с ЕС

Пирровой победой консерваторов окрестили итоги досрочных парламентских выборов 8 июня 2017 года в Британии. Почему они были назначены, каковы причины неудачи правящей партии и что ждет Британию?

Тори против тори

Для Терезы Мэй, в апреле объявившей о досрочных выборах, этот шаг был в определенном смысле вынужденным, ведь, вступив на должность премьер-министра в июле 2016 года, она изначально отказалась идти на выборы, хотя такой шаг сразу предложили ее однопартийцы. Они исходили из двух соображений. Во-первых, основной противник — Лейбористская партия — находился в глубоком кризисе после избрания лидером «твердого левого» Джереми Корбина в 2015 году. Более того, лейбористы выступали за членство Британии в ЕС и проиграли на референдуме по Brexit. Во-вторых, новый лидер тори не проходил горнило выборов: соперница Мэй сняла свою кандидатуру, а потому голосование членов партии не состоялось. Таким образом, как в свое время Гордон Браун, новый премьер-министр заняла должность без борьбы, но на формально законных основаниях, хотя не обладала ни мандатом членов собственной партии, ни мандатом избирателей.

Мэй вполне рационально обосновала отказ проводить досрочные выборы: после расколовшего страну референдума она не хотела «играть в политические игры», снова ввергая Британию в новую кампанию, которая бы обострила разногласия в партии тори и Соединенном Королевстве в целом. К тому же очередные парламентские выборы должны были состояться в 2020 году, то есть страна вступала бы в предвыборные баталии, только-только завершив переговоры о выходе из ЕС, что связывало бы руки консерваторам на переговорах с Брюсселем.

Однако, проиграв на референдуме, сторонники членства Британии в ЕС («бремейны»), не сложили оружие. Шотландия объявила о стремлении провести повторный референдум о независимости, Северная Ирландия была обеспокоена в связи с выходом из ЕС и вероятным закрытием границы с Республикой Ирландия. В Верховном суде общественность оспорила право правительства направить ЕС уведомление о выходе из ЕС (в соответствии со ст. 50 Лиссабонского договора) без одобрения в парламенте. В обеих палатах парламента кабинет встретил жесткое обсуждение Brexit, хотя и выиграл. На этом фоне Мэй обвинила уже своих противников в политических играх (пытаясь исподволь оспорить результаты референдума) и все-таки решилась на досрочные выборы.

Премьер рассчитывала на убедительную победу, поскольку опросы общественного мнения указывали на значительное преимущество консерваторов по сравнению с лейбористами, а также на весьма высокую личную популярность Мэй в качестве премьер-министра по сравнению с Корбином.

Усиление большинства в парламенте позволило бы Мэй укрепить позиции Британии на переговорах с ЕС и собственные тылы в парламенте.

Выстрел в ногу

Однако ход предвыборной кампании оказался для тори неудачным: неприятие избирателей вызвал отказ Мэй от прямого участия в теледебатах с Корбином, социальная программа, представленная в предвыборном манифесте тори, также не понравилась электорату. Два террористических акта — в Манчестере и Лондоне — отрицательно сказались на позициях консерваторов и популярности Мэй, ведь в двух правительствах Кэмерона она занимала пост министра внутренних дел.

Вместе с тем, несмотря на острые разногласия между лидером лейбористов и верхушкой собственной партии (прежде всего ее правым крылом), предвыборный манифест лейбористов избиратели встретили благожелательно, хотя и не верили в его выполнимость. Личные рейтинги Корбина повысились, поскольку его считают политиком открытым и искренним. Он особенно импонировал молодежи, хотя обычно симпатии молодежи не переводятся непосредственно в голоса, поскольку явка молодого поколения на выборы ниже, чем представителей старшего поколения.

Что ждет Британию?

Мэй уже получила от королевы Елизаветы II поручение сформировать новое правительство. Консервативная партия (имея 318 мест в парламенте) объявила о том, что заручилась поддержкой Демократической юнионистской партии (ДЮП; одна из региональных партий Северной Ирландии), которая получила десять мест в Вестминстере. В этом случае они получают большинство (328 при необходимых 326 голосах). Однако ДЮП весьма обеспокоена курсом Мэй на «жесткий» Brexit. Смогут ли они согласовать позиции? Возможны два варианта: Мэй сформирует однопартийное правительство меньшинства при неофициальной поддержке ДЮП. Второй вариант: тори формируют коалиционное правительство с ДЮП. В обоих случаях правительство должно получить одобрение парламента — программа нового кабинета будет изложена 19 июня в тронной речи королевы на открытии первой сессии вновь избранного парламента.

Корбин в ходе предвыборной кампании исключил формирование коалиционного правительства с Шотландской национальной партией (ШНП). По результатам выборов так называемая прогрессивная коалиция между Лейбористской партией (261 место), ШНП (35 мест) и либерал-демократами (14 мест) все равно не набирает большинство (326 мест).

Однако не исключены варианты, при которых и Лейбористская партия попытается сформировать правительство меньшинства, заручившись поддержкой других оппозиционных партий, формально не вступая с ними в коалицию.

На данный момент для Лондона появился один утешительный приз — ШНП, грозившая повторным референдумом о независимости, серьезно проиграла, причем консерваторам. ШНП получила 35 мест (против 56 мест на выборах 2015 года). Консерваторы в Шотландии получили 13 мест (лучший результат с 1983 года), лейбористы — семь мест, либерал-демократы — четыре места. Таков существенный успех трех партий, выступавших за единство королевства перед референдумом о независимости Шотландии в сентябре 2014 года.

В любом случае страна по-прежнему расколота, и Терезе Мэй не удалось ее консолидировать. Правительственная конструкция в Лондоне окажется неустойчивой, и аналитики уже предрекают Великобритании новые парламентские выборы через полгода или несколько позже.

Об авторах
Елена Ананьева Елена Ананьева, руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.