Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Родственники рассказали о попытках выяснить судьбу задержанных в Минске Политика, 14:34 МСП Банк поддержал рост производителя телекомоборудования из Новосибирска Пресс-релиз, 14:29 Основатель U Skillz — о режиме, комфорте и ритуалах РБК Стиль и Поклонная 9, 14:23 Работники Белгосфилармонии вышли на забастовку Общество, 14:21 На территории предприятия Rusal в Красноярском крае произошел пожар Общество, 14:20 Дочь рязанского губернатора задекларировала доход вдвое больше отца Политика, 14:17 «Локомотив» объявил о трансфере бывшего футболиста сборной Сербии Спорт, 14:15 Актер и музыкант Джаред Лето поддержал протестующих в Белоруссии Политика, 14:10 Россияне дали прогноз о развитии ситуации в Белоруссии Общество, 14:07 Ненасильственное общение: как наладить обратную связь для верных решений Pro, 13:55 Как обезопасить компьютеры сотрудников на удаленке РБК и Intel vPro, 13:54 Новичка волейбольного «Зенита» отказались пустить в Россию Спорт, 13:47 В минском офисе Uber начались обыски Технологии и медиа, 13:47 Акции солидарности с белорусскими протестующими в мире. Фоторепортаж Общество, 13:41 
Мнение ,  
0 
Марлен Ларюэль

Как Кремль продвигает «русскую идею» на Западе

Российские власти и элиты взялись за возрождение «традиционных» европейских ценностей. Этим моралистским поворотом Кремля очень довольны крайне правые группы на Западе, объясняет Марлен Ларюэль, профессор Университета Джорджа Вашингтона.

В российской идеологии, особенно с 2011–12 годов, происходит заметный сдвиг. Периодически создаются новые идеологические репертуары — наборы аргументов, подкрепляющие новый «голос России». Пример одного из них — антизападничество и особенно антиамериканизм. Однако представления о либеральных западных ценностях отделяются от представлений о Европе как таковой. Поэтому, с одной стороны, Кремль критикует современную западную политику, но вместе с тем и акцентирует роль России в сохранении «истинных» европейских ценностей.

«Русская идея» для XXI века

Обращение Кремля к теме нравственности — это новый способ сформулировать «русскую идею», представление о национальной идентичности в России. Согласно этой концепции, каждая цивилизация имеет свою собственную трансцендентную идею и является носителем части божественной истины; исчезновение этой уникальности ведет к обеднению всего человечества. «Русская идея» теперь одновременно и провозглашает особый путь России, и заявляет претензию на его всемирную значимость.

Еще в XIX веке российские мыслители рассматривали Россию отдельно от «Запада» в геополитическом смысле, но, тем не менее, в качестве легитимной части Европы, в фундаменте которой лежат философские принципы, происходящие из Древней Греции и Древнего Рима, а также европейские национальные культуры (главным образом, немецкая и французская) и христианство. Русская универсальность мыслилась и как европейская в узком смысле этого термина, и как всемирная (по своей принадлежности к библейской традиции). Славянофилы и множество их последователей, боровшиеся против того, что считали материалистической и нигилистической культурой Запада, были, однако, пылкими защитниками и почитателями Европы. Как им представлялось, их философские концепции были продолжением подлинного духа Европы. Миссия России заключалась, по их мнению, в том, чтобы указать теряющей свою идентичность Европе, кем она на самом деле является.

Это помогает понять недавние шаги России по критике западного либерализма в сочетании с отстаиванием европейских ценностей. На заседании Валдайского клуба в сентябре 2013 года российский президент Владимир Путин призвал http://valdaiclub.com/politics/62880.html Россию не только искать свою идентичность, но и стать глашатаем традиционных европейских ценностей:

«Для россиян, для России вопросы «Кто мы?», «Кем мы хотим быть?» звучат в нашем обществе все громче и громче… Очевидно, что наше движение вперед невозможно без духовного, культурного, национального самоопределения... Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации”.

Этот морализм рассматривается как вклад России в разоблачение лицемерия американских и европейских элит, будто бы поддерживающих либеральные ценности сильнее, чем большинство граждан их государств. Консервативная повестка, развиваемая Путиным и кругом его приближенных, отнюдь не оригинальна: она практически дословно повторяет соответствующие мнения в Европе и Соединенных Штатах. Различие состоит не в содержании продвигаемых идей, а в том, что эти идеи озвучиваются властью и потому могут напрямую определять государственную политику. В Европе же — и в меньшей степени в США — это мнение меньшинства, которое лишь эпизодически получает доступ к процессу принятия решений.

Такого рода моралистический поворот дает режиму возможность убить двух зайцев одним выстрелом. На внутренней арене он бьет по легитимности либеральной оппозиции, а на международной — помогает Кремлю установить тесные связи с широким кругом консервативных группировок в Западной Европе (от Ватикана и некоторых американских евангелических движений до очень консервативного Всемирного конгресса семей) и получать больше поддержки со стороны европейских правых партий. Этот поворот также создает канал диалога с государствами Ближнего Востока и Азии, которые часто осуждают навязывание «западной» модели.

Россия как защитник традиционных ценностей

Моралистский поворот Кремля на самом деле начался еще в первой половине 2000-х годов, его движущей силой был Московский патриархат. В продвижении националистически ориентированных идей церковь опирается на нескольких видных идеологов — патриарха Кирилла, Всеволода Чаплина и Илариона (Алфеева), а также на два весьма инициативных подразделения: отдел внешних церковных связей и отдел по взаимоотношениям церкви и общества. Инструментов распространения этих идей становится больше благодаря доступу церкви к СМИ, армии и школе. Церковь также участвует в международном диалоге, отстаивая позицию, что либеральный и аморальный Запад не следует смешивать с истинной (читай, «христианской») Европой.

В полной мере этот набор моралистских идей проявился во время суда над Pussy Riot в 2012 году и запрета на «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» в 2013 году. А еще ярче он мог бы раскрыться в октябре 2014 года в связи с предполагавшимся проведением в Москве Всемирного конгресса семей, однако после начала украинского кризиса мероприятие было отменено.

Всемирный конгресс семей был основан в 1997 году в США правым религиозным активистом Аланом Карлсоном, бывшим членом рейгановской Национальной комиссии по делам детей. Конгресс позиционирует себя как коалиция множества религий и народов; это воинствующие поборники ценностей «естественной семьи», которые сражаются с законодательством, нормализующим однополые браки, и поддерживают страны с направленной против геев повесткой дня. Всемирный конгресс семей заявляет, что Московский демографический саммит 2011 года «способствовал принятию первых в современной истории российских законов по ограничению абортов». В данном случае имеется в виду закон 2011года, требовавший, чтобы в рекламе услуг по прерыванию беременности не менее 10% площади занимала информация о вредных последствиях абортов для женского здоровья, а также запрещавший описывать аборт как безопасную медицинскую процедуру.

Стремление России позиционировать себя в качестве защитника традиционной семьи было тепло встречено католическими церквями в Европе. И такого рода христианский репертуар дал американским СМИ новую тему для обсуждения. Бывший кандидат в президенты от Республиканской партии Патрик Бьюкенен, руководитель организации «Глава семьи» Боб Вандерплаац, а также представители таких ассоциаций как «Неравнодушные женщины за Америку», «Американская семейная ассоциация», «Америка. Перспективы» (Vision America) и «Совет Свободы» превозносили Путина за его позицию относительно семейных ценностей и призывали Соединенные Штаты последовать его примеру. Брайан Фишер из «Американской семейной ассоциации» назвал Путина «львом христианства», а президент «Национальной организации в поддержку брака» Брайан Браун приехал в Москву, чтобы поддержать закон о «гей-пропаганде».

Этой новой коалиции, очевидно, недостаточно для примирения с Россией бескомпромиссных республиканцев и членов Движения чаепития, особенно после начала украинского кризиса. Однако Кремль делает долгосрочную ставку на свою религиозную карту: она должна сохранить активность пророссийских голосов в американских общественных дискуссиях. Более того, Русская церковь напрямую вовлечена в установление контактов с американскими религиозными правыми. Например, председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион во время своей поездки в Вашингтон в 2010 году встречался с представителями американских евангелистов и выступал перед тысячами членов Пресвитерианской церкви Хайленд–Парка в Далласе, выдвинув идею «стратегического альянса православной, католической и традиционных протестантских церквей, а также всех тех, кто отстаивает подлинные христианские ценности».

Есть несколько влиятельных групп, которые продвигают «христианский репертуар» с российской стороны. Среди них — церковные доктринеры, окружающие патриарха Кирилла, в том числе Всеволод Чаплин и митрополит Иларион, а также менее известные фигуры, которые обеспечивают взаимодействие между церковью и ближним кругом Путина, в том числе духовник Дмитрия Медведева и его жены Светланы отец Владимир Волгин и отец Киприан, который возглавляет Институт экспертизы образовательных программ и государственно-конфессиональных отношений. Группа участников кампании против абортов включает, помимо депутатов вроде Елены Мизулиной и Михаила Заполева, основателя российского пролайфовского движения Максима Обухова, Благотворительный фонд святителя Василия Великого, связанный с Всемирным конгрессом семей веб-сайт FamilyPolicy.ru и представителя конгресса в России Алексея Комова.

Всемирный конгресс семей воспринимает своих российских партнеров в качестве нового моста в Европу. В марте 2013 года он назначил своим «послом в европейских учреждениях» директора аналитического центра «Семейная политика.РФ» Павла Парфентьева. Эту группу поддерживает церковь: c 2012 года Комов работает под руководством митрополита Илариона в отделе внешних церковных связей. Согласно бюллетеню Всемирного конгресса семей, «его обязанности включают поддержание контактов церкви с учреждениями в зарубежных странах».

Глава РЖД Владимир Якунин спонсирует Центр национальной славы, где ведутся активные дискуссии о национальной идентичности России и ее связях с православием, Фонд Святого Андрея Первозванного и программу «Святость материнства». Последнюю возглавляет жена Якунина Наталья, лично участвующая в деятельности церкви и в кампании против абортов. Крупнейший успех Якунина — форум «Диалог цивилизаций», учрежденный в Москве в 2002 году как российско-греко-индийская инициатива. Президентом форума является сам Якунин, его помощники — председатель фонда Kapur Surya Ягдиш Капур и президент компании Titan Capital Corporation Николас Папаниколау. Благодаря средствам, предоставленным этими бизнесменами, каждый год на острове Родос собираются международные и национальные неправительственные организации, представители мировых религий. Это пример того, как рассуждения о российской национальной и религиозной идентичности превращаются в инструмент брендирования России в Европе и мире.

Во время конфликта на востоке Украины значительную роль также приобрела фигура, аналогичная Якунину — православный бизнесмен Константин Малофеев, основатель инвестиционного фонда Marshall Capital. Малофеев руководит благотворительным Фондом Святого Василия Великого с годовым бюджетом в $40 млн, деятельность которого направлена на поддержку христианских ценностей. Фонд также устанавливает тесные связи с западноевропейскими крайне правыми группами.

До сих пор российская политика мягкой силы делала упор на понятие «русского мира», ориентированное на ограниченную аудиторию. Теперь голос России «дерусифицируется» и осовременивается, по крайней мере, для части представителей международной аудитории. Каким бы ни было будущее режима Путина, консервативно-патриотическое и религиозное крыло и связанные с ним группы останутся одной из движущих сил российского политического ландшафта. Однако это товар и для международного потребления: впервые со времени краха марксизма Россия предлагает миру идеологию, выходящую за пределы ее национальной специфики, имеющую универсальную ценность; она может быть воспринята и проинтерпретирована по-новому в других контекстах. Благодаря моралистическому повороту Кремля, Россия может продвигать такую идеологию, которая не призывает к отгораживанию от Европы или Запада, а, напротив, предполагает ее включение в европейский контекст в качестве носителя «истинных», утраченных Западом ценностей.


Оригинал: Marlene Laruelle. Beyond Anti-Westernism: The Kremlin’s Narrative about Russia’s European Identity and Mission. PONARS Eurasia.

Об авторах
Марлен Ларюэль Марлен Ларюэль, Профессор Университета Джорджа Вашингтона
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.