Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Мишель Литвак стал претендентом на «Сибантрацит» Бизнес, 20:38 Казначейство заявило о рисках изменения правил закупки софта для ведомств Технологии и медиа, 20:33 Евросоюз обвинил Россию и Китай в дезинформации по коронавирусу Политика, 20:30 Почему вырос экспорт российской хайтек-продукции в пандемию РБК и Моспром, 20:27 Российская биатлонистка замкнула десятку сильнейших на этапе Кубка мира Спорт, 20:21 Страны ОПЕК+ решили ослабить сокращение добычи на 25% Бизнес, 20:14 Не только Овечкин. Лучшие голы россиян в НХЛ в ХХI веке Спорт, 20:10 В США пообещали никогда не признать присоединение Крыма к России Политика, 20:08 В Крыму 31 декабря объявили выходным днем Общество, 20:02 Футболист «Локомотива» Зе Луиш выбыл до конца года из-за травмы Спорт, 19:55 «Спартак» вышел на третье место в мире по популярности в TikTok Спорт, 19:48 Минская группа ОБСЕ потребовала вывести иностранных наемников из Карабаха Политика, 19:43 Новую Skoda Fabia сфотографировали с серийным кузовом Авто, 19:42 Парламент Молдавии проголосовал за законопроект о статусе русского языка Общество, 19:38
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
Мнение ,  
0 
Сергей Костяев

Камера для офицера: как в США борются с подбрасыванием наркотиков

В США сократить число жалоб на полицейских, в том числе связанных с фальсификацией улик по наркотическим делам, помогли видеокамеры, устанавливаемые непосредственно на экипировку стражей порядка

Невероятная история с освобождением журналиста Ивана Голунова заставила российские власти почти официально признать давно известную экспертам проблему полицейского произвола при расследовании наркопреступлений. В МВД задумались о создании специального подразделения по контролю за подобными делами, а сам Голунов в интервью после освобождения предположил, что решить проблему помогло бы большее распространение видеокамер в полицейских участках и хранение записей в центральном полицейском аппарате, а не на местах.

Глаза общества

Трудно сказать, захотят ли российские правоохранители использовать мировой опыт в этой сфере, но он есть. В США с 2015 года действует программа размещения камер прямо на экипировке полицейских. Ее инициировала генеральный прокурор США Лоретта Линч после волнений в Фергюсоне, где в августе 2014 года полицейский при попытке ареста застрелил чернокожего юношу. Программа должна была гарантировать, что все нарушения сотрудников полиции будут зафиксированы.

В настоящее время 23 штата и федеральный округ Колумбия в той или иной форме одобрили программы «нательных» камер. Предусмотрен и доступ к записям: в некоторых штатах — Коннектикут, Невада, Северная Дакота, Оклахома и Техас — видео с таких камер рассматривается как общественная информация, доступ к которой открыт (при определенных исключениях, например в случае общения полицейского и информатора). В других штатах — Флорида, Джорджия, Иллинойс, Орегон и Южная Каролина — доступ к записям имеют только определенные категории лиц в определенных ситуациях. Например, подозреваемый в совершении преступления может затребовать запись в целях получения оправдывающей его информации.

Дискуссия вокруг степени доступности записей связана не только с интересами полиции; правозащитники отмечают, что оказавшиеся перед камерой случайные прохожие могут быть недовольны нарушением своего личного пространства.

Плохие копы

Конфликт, из-за которого полицейским приходится носить камеры, был связан с межрасовыми проблемами, но в итоге оказались решены и другие проблемы. Камеры помогли поймать за руку в том числе полицейских, подбрасывающих наркотики. Доказывать такие обвинения очень сложно. В 2004–2007 годах сержант полиции Чикаго Рональд Уоттс занимался борьбой с наркопреступлениями и произвел ряд арестов. Но позднее он сам попался на злоупотреблениях и в 2012 году признал себя виновным в краже $5 тыс. у информатора ФБР. После того как полицейским заинтересовались в прокуратуре, всплыли многочисленные свидетельские показания о фактах подбрасывания наркотиков, которыми ранее просто никто не занимался ввиду принадлежности потерпевших к расовым меньшинствам и малообеспеченным слоям населения. Годом позже Уоттс был приговорен к 22 месяцам тюремного заключения. К маю 2019 года прокурор графства Кук Ким Фокс отменил приговоры в отношении 63 человек, подставленных Уоттсом и его сотрудниками. 56 из 63 уже подали иски к полиции города с требованием выплаты компенсаций.

Камеры должны были изменить ситуацию, хотя недобросовестные полицейские, конечно, попытались обойти новый механизм контроля. В апреле 2017 года офицеры полиции Лос-Анджелеса Эндрю Гаксиола и Сэмюэль Ли арестовали Рональда Шилдса, подозреваемого в хранении наркотиков. Камеры на форме полицейских сняли, как офицер Гаксиола сначала поднимает кошелек подозреваемого с земли, кладет туда наркотики, а затем снова «находит». Гаксиола выключил камеру, но не знал, что она продолжает работать еще 30 секунд после выключения. Хитрость разработчиков спасла Шилдса, а полиция Лос-Анджелеса начала расследование в отношении офицеров.

В ноябре 2018 года за аналогичный трюк офицер полиции Балтимора Ричард Пинхейро был приговорен к трем годам условно и 300 часам общественных работ. Этот и еще ряд подобных скандалов привели к изменению политики видеозаписи. Теперь камеры на форме полицейских Балтимора должны работать непрерывно с момента получения вызова и до завершения работы по нему.

Оценка метода

Исследования эффективности камер начались практически одновременно с их внедрением. В 2015 году ученые, работавшие по гранту Минюста США, запустили пилотную программу установки камер в полиции Лас-Вегаса. Были выбраны 416 добровольцев, которых случайным образом разделили на две группы: 218 полицейских образовали экспериментальную группу и носили камеры, 198 были в контрольной группе и работали без них. Для повышения валидности заключений была собрана статистика по работе добровольцев за год до эксперимента.

В результате в экспериментальной группе доля полицейских, на которых жаловались жители, сократилась на 16,5% (c 54,6% в 2014 году до 38,1% в 2015 году), тогда как в контрольной группе — лишь на 2,5% (c 48 до 45,5%). Похожий результат получился и по количеству отчетов о применении силы (полицейские должны составлять их в конце смены, если им приходилось применять силовые методы воздействия). В экспериментальной группе доля полицейских, которым приходилось составлять такие отчеты, уменьшилась на 11,5% (с 31,2 до 19,7%), в контрольной же группе, наоборот, увеличилась на 1% (c 26,3 до 27,3%). При этом носившие камеры полицейские выписали на 6,8% больше штрафов и произвели на 5,2% больше арестов, чем их коллеги без камер.

Наконец, исследователи оценили соотношение затрат и выгод при внедрении «нательных» камер. Выгода заключается в снижении количества жалоб на полицейских на 25%, то есть меньше времени и денег уходит на проверки. Затраты заключаются в покупке и обслуживании оборудования и проведении тренингов для полицейских. Итоговый результат оказался таким: департамент полиции Лас-Вегаса экономит на каждом полицейском с камерой $4 тыс.

Но, конечно, камеры не являются панацеей. Опубликованный уже в 2019 году обзор научной литературы по 70 проведенным в разных городах США экспериментам показывает, что далеко не всегда удается выявить положительные изменения от введения «нательных» камер. В конечном итоге на отношение граждан к полиции сильнее влияет качество управления конкретной полицейской службой или острота расовых проблем на местном уровне.

Об авторах
Сергей Костяев Сергей Костяев, преподаватель Университета Ратгерса, США
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК