Лента новостей
Президент поручил регионам учесть мнение жителей о свалке в Шиесе Политика, 22:43 Компартия Украины через суд потребовала отменить запрет на деятельность Политика, 22:34 В Госдуму внесли законопроект о продаже алкоголя с 21 года Общество, 22:11 Защитник «Спартака» Ещенко выбыл на две недели из-за травмы Спорт, 22:02 Число отравившихся едой из автоматов в офисах Москвы достигло 86 Общество, 21:58 Эксперты АКРА ухудшили прогноз по росту экономики России Экономика, 21:56 Посольство поможет вернуть тело умершего в США боксера Дадашева в Россию Общество, 21:38 Власти Пензенской области заявили о возвращении цыган в Чемодановку Общество, 21:34 СМИ сообщили о вызове мэра Киева Кличко на допрос по делу о махинациях Политика, 21:26 Кто из боксеров умер после боя на ринге. Фотогалерея Спорт, 21:22  МИД предложил создать организацию по безопасности в Персидском заливе Политика, 21:14 В 3-м туре чемпионата России VAR используют на дерби ЦСКА и «Локомотива» Спорт, 21:05 Хакеры атаковали систему электронного голосования во время теста в Москве Технологии и медиа, 20:58 Суд продлил арест Абызова на три месяца Политика, 20:52
Мнение ,  
0 
Юрий Бармин Семейное правосудие: как саудовскому принцу расчищают путь к престолу
Амбиции принца Мохаммеда создают образ скорее авантюриста, нежели прагматичного лидера. С растущим недовольством приходится бороться с помощью репрессий

В субботу, 4 ноября, король Саудовской Аравии объявил о создании Национального антикоррупционного комитета во главе с наследником престола Мохаммедом бин Сальманом. Задачей комитета должна стать борьба со взяточничеством и непотизмом, что достаточно логично вписывается в намеченный не так давно новый политический курс короля на открытость страны ко внешнему миру. Сразу же по объявлению о создании комитета были арестованы 11 принцев, а также несколько десятков влиятельных бизнесменов. Среди них оказались владельцы крупнейших саудовских медиаимперий, самый известный саудовский инвестор аль-Валид бен Талал, а также глава Национальной гвардии Митеб бин Абдулла, сын предыдущего короля Саудовской Аравии.

Авторитет наследника

Создание антикоррупционного комитета могло бы быть воспринято как шаг Эр-Рияда к открытости, если бы не функции, которыми он наделен. Так, комитет не подотчетен никому, кроме короля, и имеет право арестовывать имущество подозреваемых без какой-либо формальной процедуры или санкции со стороны Министерства юстиции, что, конечно же, характерно для абсолютной монархии. Иными словами, новый орган стал как механизмом для борьбы с коррупцией, которая действительно имеется в королевстве, так и инструментом, позволяющим избавиться от политических соперников.

Необходимость новой структуры объясняется внутренней политической динамикой страны. Сын короля Сальмана Мохаммед неформально уже давно стал ключевой фигурой в королевстве, и монарх готовит условия для перехода власти к своему сыну. Многие считают, что это может произойти в ближайшие месяцы, судя по той спешке, с которой создается новая структура.

Сейчас сложно сказать, насколько велика реальная оппозиция принцу Мохаммеду. Даже те, кто был арестован в воскресенье, выражали публичную поддержку его политическому и экономическому курсу. Тем не менее некоторые события последних месяцев указывают на то, что угроза переходу власти по новой модели, от отца к сыну, все же существует. На малоопытного 32-летнего наследного принца было возложено решение тяжелейших проблем, включая войну в Йемене, блокаду Катара, а также экономические реформы, — по всем результаты более чем скромные, а чрезмерно амбициозные решения принца Мохаммеда создают образ скорее авантюриста, нежели прагматичного лидера. Взять хотя бы анонсированное принцем строительство в пустыне на берегу Красного моря инновационного города будущего Neom за $500 млрд. Или экономическую стратегию Saudi Vision 2030, предполагающую избавление от нефтяной зависимости, но, по мнению критиков, далекую от реальности.

При видимой публичной поддержке политики принца элитой растет число недовольных его решениями. Однако сопротивление остается скрытым, возможно, поэтому и борьба с ним идет крайне неизбирательно. Под нее попадают как либералы, которые теоретически должны поддерживать курс на открытость страны, так и ультраконсерваторы, чьи интересы оказываются напрямую задеты политикой Мохаммеда бин Салмана. По некоторой информации, из-за внутренних противоречий в королевстве и даже опасений переворота наследный принц не стал сопровождать короля во время его недавнего визита в Москву.

Поверженные фигуры

Более глубокое изучение списка влиятельных саудовцев, взятых под стражу в Рияде в воскресенье, позволяет сделать вывод о том, что принц Мохаммед последовательно берет под контроль все основные сферы власти. Самыми громкими задержаниями стал арест владельцев трех главных медиахолдингов Саудовской Аравии, среди которых и аль-Валид бин Талал. Теперь Мохаммеду, вероятно, удастся при необходимости поддерживать режим тишины в саудовских СМИ, как это пытался делать Реджеп Эрдоган во время неудавшейся попытки государственного переворота в прошлом году.

Арест же принца Митеба бин Абдуллы, главы Национальной гвардии, фактически устранил альтернативный полюс силы. В королевстве три ветви сил правопорядка: Министерство обороны, Министерство внутренних дел и Национальная гвардия. Первые две уже находятся под контролем Мохаммеда бин Салмана, который стал министром обороны в 2015 году и назначил лояльного человека министром внутренних дел, когда был смещен предыдущий наследник трона Мухаммед бен Наиф. Национальная гвардия же до прошлых выходных являлась автономным органом, который исторически формировался из представителей племен и был всецело лоялен ветви семьи бывшего короля Саудовской Аравии Абдуллы, которая контролировала гвардию с 1962 года.

В целом аресты показали, что молодой наследный принц и его отец, пытаясь создать условия для плавного перехода власти, невольно делают систему управления страной менее стабильной. И по мере приближения восшествия нынешнего наследника на престол это противоречие будет только нарастать.

Об авторах
Юрий Бармин эксперт при Российском совете по международным делам
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.