Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В ОНФ предложили сократить время продажи алкоголя в магазинах России Общество, 03:42 Президент Сербии приедет в Москву на празднование 75-летия Победы в ВОВ Политика, 03:16 Киселев назвал «настоящей революцией» законопроект о виноделии России Бизнес, 02:50 Моралес заявил об угрозе гражданской войны в Боливии Политика, 02:32 Глава ЦИК Белорусии назвала имена избранных в парламент страны депутатов Политика, 02:30 МИД Ирана осудил заявление Госдепа о протестах из-за роста цен на бензин Политика, 02:03 Минобороны рассекретило документы о Словацком восстании 1944 года Общество, 01:48 Депутаты предложили ставить российские вина на лучшие места в магазинах Бизнес, 01:09 В Союзе Биатлонистов сообщили о наличии двух предупреждений у Глазыриной Спорт, 00:53 Напарник Квята по Toro Rosso впервые финишировал на подиуме в «Формуле-1» Спорт, 00:25 Победителем Гран-при Бразилии стал гонщик Макс Ферстаппен Спорт, 00:18 В законопроекте о домашнем насилии появилось понятие «преследование» Политика, 00:00 Если соседи шумят: что раздражает больше всего РБК и ROCKWOOL, 17 ноя, 23:50 В Липецкой области погибли две женщины при пожаре в частном доме Общество, 17 ноя, 23:44
Мнение ,  
0 
Игорь Вайн Почему не надо хоронить российские финансовые рынки
В России сейчас немало качественных компаний, генерирующих устойчивый денежный поток, с неплохим менеджментом и желанием развиваться. Компаний, чьи акции торгуются буквально по бросовым ценам, не отражающим реальную стоимость этих активов

Бычьи рынки рождаются в период пессимизма, растут на скептицизме, взрослеют на оптимизме и умирают при эйфории. Эти слова Джона Темплтона, основателя одной из крупнейших в мире управляющих компаний (Templeton Growth Fund), сейчас вполне применимы к российскому рынку, на котором царит пессимизм в квадрате. Это вполне справедливое состояние, и не стоит делать вид, что это случайность. В то же время стоит напомнить об одном весомом «но» – факте, о котором многие забывают: пессимизм – это не природа российского рынка, а лишь одно из самых обычных состояний для финансовых рынков по всему миру в целом. Это состояние, которое убивает одни возможности, параллельно создавая массу других. И их нужно просто суметь разглядеть, а затем реализовать.

В 2011 году все были пессимистичны относительно экономик США и Евросоюза, затем ждали «жесткой посадки» экономики Китая, которая в итоге то ли так и не настала, то ли оказалась мягкой до невозможности. В начале этого года в немилость попали вообще все развивающиеся рынки, а сейчас мы наблюдаем за тем, как вновь начинаются разговоры о проблемах глобальной экономики в целом и ЕС в частности. У рынков короткая память, они весьма эгоистично и своенравно живут текущим моментом, и мало кто из участников процесса извлекает уроки из прошлого, даже самого недавнего.

Хороший пример – ситуация с Грецией, Испанией и прочими странами из полузабытой ныне аббревиатуры PIGS. Пару лет назад, открыв газеты, вы видели кричащие заголовки наподобие «Греция стоит на пороге дефолта!», а в лифтах бизнес-центров шептались, что он наступит через месяц, неделю, послезавтра... Говорили, что ЕС стоит на пороге распада, что экономика США не восстановится еще многие годы. Ничего из этого не произошло. Ни Греция, ни Испания и никто другой не объявил дефолт и не развалился, на чем некоторые фонды из числа самых прозорливых заработали сотни миллионов долларов. Заработали, покупая, пока остальные читали заголовки и боялись, сидя в ожидании неминуемого краха.

Возвращаясь к теме России, можно сказать, что мы, конечно же, не сидим в розовых очках. Масштаб проблем соразмерен стране, и чтобы их решить, потребуется немало усилий, титанических усилий. А краткосрочно ситуация в экономике в силу самых разных факторов может даже ухудшиться. В то же время, как писал знаменитый экономист Бенджамин Грэм, для мудрого инвестора волатильность имеет только одно важное, принципиальное значение – она предоставляет возможность выгодной покупки при сильном снижении цены.

Что будет с российским корпоративным сектором (и соответственно, ценными бумагами) через два-три года, пять лет? Никто не ответит вам на этот вопрос. Точно утверждать можно только одно – он, несомненно, будет здесь, поскольку только человек с очень яркой фантазией может серьезно предполагать, что такое государство, как Россия, в обозримом будущем прекратит существование как одна из крупнейших в мире экономических единиц. В рамках этого сектора одни компании наверняка обанкротятся, кто-то объявит дефолт по облигациям, а где-то обнаружится воровство в крупном размере. Ровно так же, как в любой другой стране мира. В то же время акции других компаний покажут рост в десятки процентов, будут запущены новые производства, созданы рабочие места, пройдут слияния и поглощения, будут освоены новые рынки и т.д. Опять же – так же, как и везде.

Ищите возможности – они всегда есть, пока в стране существует корпоративный сектор и фондовый рынок как таковой, пока разрешено пользоваться самым широким спектром инструментов. Инвестирование – это просто, но нелегко, говорит Уоррен Баффет. Справедливо. Инвестировать лучше в компании, а не в страны. Качественный отбор объектов инвестирования не менее важен, чем выбор самого рынка. И работай вы даже на самом растущем в мире рынке, вы потеряете деньги, если вложите их в плохую компанию.

Вот простой пример: за прошедшие полгода значительное число ликвидных, качественных бумаг на российском рынке показали рост более 15%, несмотря на очевидные проблемы в национальной экономике и всевозможные геополитические трения. Более того, целый ряд имен вырос значительно больше. Например, ММК, «Русал», «Магнит», «Дикси», «Ростелеком», «Северсталь» и некоторые другие бумаги показали рост на 30–50% за последние шесть месяцев. Росту, как не трудно заметить, не помешали ни санкции, ни опасения замедления экономики Китая, ни некоторое снижение популярности развивающихся рынков в целом. Выходит, что за прошедшие полгода здесь можно было заработать, значит, не все так безрадостно? Именно так, и этот факт необходимо принять и осмыслить.

Можно со всей ответственностью утверждать, что в России сейчас есть немало качественных компаний, генерирующих устойчивый денежный поток, с неплохим менеджментом и желанием развиваться. Компаний, чьи акции торгуются буквально по бросовым ценам, с невероятным дисконтом к аналогам. Другими словами, по ценам, не отражающим адекватно реальную стоимость этих активов. Взгляните на табличку P/E (коэффициент «цена/прибыль», Price/Eearnings) на разных развивающихся рынках. Едва ли кто-то станет спорить с тем, что у Египта есть определенные проблемы как в экономике, так и в социальной сфере. Однако его показатель P/E почти в два раза выше, чем у России.

Впрочем, в какой-то момент времени, может быть, через год, когда экономическая ситуация подвигнет правительство России более активно проводить структурные реформы, а компании – быть более эффективными, может быть, через два, когда в США появится новый президент и новая администрация, может быть, раньше по другим причинам, но конъюнктура на российском рынке изменится. Так или иначе, глобальные инвесторы, движимые извечным желанием хорошо заработать, вспомнят, что есть шестая по покупательной способности экономика и 140 млн образованного работящего населения. Вспомнят, что есть компании с миллиардными доходами и отрасли на столь зачаточном уровне развития, что могут развиваться опережающими темпами еще годы и годы. Что есть не только нефтегазовые компании мирового уровня, но и IT, разнообразный ретейл, девелопмент, финансовые компании и многое другое.

Это понимание придет, и цены на активы начнут возвращаться к адекватным уровням. Если вы хотите стоять в первых рядах у лифта, который пойдет наверх, то стоит крепко задуматься об этом уже сейчас. Время, как известно, – деньги.

Об авторах
Игорь Вайн Председатель правления ИК «Ренессанс Капитал»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК