Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как управлять компьютерами сотрудников на удаленке РБК и Intel vPro, 11:58 Смолова ограбили во время выступления за «Сельту» Спорт, 11:54 Мишустин пошутил над Силуановым фразой «министр видит инвестиции?» Общество, 11:47 За 2,5 месяца средний размер комиссий в сети Ethereum вырос на 16 000% Крипто, 11:43 МВД ответило на данные о бунте и криках «уходи!» в колонии Бобруйска Общество, 11:43 Как облачные технологии помогают сохранить бизнес Индустрия 4.0, 11:36  Как экономить время и деньги на командировках РБК и Smartway, 11:27 Как стремление людей соблюдать дистанцию изменит рынок офисов и общепита Pro, 11:25 В Белоруссии за сутки задержали 700 участников протестных акций Политика, 11:23 Выбираем экологичные средства для уборки и стирки Стиль, 11:22 СМИ сообщили о задержании футболиста сборной Белоруссии Спорт, 11:18 В Москве выявили 692 новых случая заражения COVID-19 Общество, 11:12 Джим Роджерс предсказал раздувание «пузыря» на мировом рынке долга Инвестиции, 11:02 Акции «Яндекса» обновили рекорд после включения в индекс MSCI Russia Инвестиции, 10:58
Мнение ,  
0 
Константин Корищенко

Война с кэшем: почему правительства ужесточают операции с наличными

Защита от наличных денег или их заменителей, вроде золота или биткоинов, — достаточно традиционный метод для государств в условиях депрессивной экономики. Но такая политика приведет мир к новым финансовым потрясениям

​За последние дни мое внимание привлекли несколько сообщений, которые складываются в стройную картину. Франция ограничивает операции с наличными, золотом и криптовалютами. Запускается фонд, инвестирующий исключительно в наличные деньги (банкноты по €50). Объем государственных облигаций с отрицательной доходностью достиг $5,3 трлн. И это лишь несколько примеров новой тенденции, которая затрагивает прежде всего рынки США, еврозоны, Японии и Великобритании. Некоторые называют ее «политикой отрицательных ставок», другие — «нетрадиционной монетарной политикой». Но так или иначе этот процесс имеет далеко идущие последствия для каждого из нас.

Упомянутые выше страны — эмитенты четырех резервных валют МВФ: доллара, евро, иены и фунта. Все они, кто раньше, кто позже, прибегли к самому, пожалуй, сильнодействующему лекарству в арсеналах центральных банков для борьбы с торможением экономики — масштабной эмиссии денег после того, как процентные ставки были снижены практически до нуля. А в некоторых случаях эти ставки стали отрицательными.

Как в этом случае будут вести себя рациональные экономические субъекты? «Уходить» в наличные деньги. И причины весьма просты:

  • если ставки будут оставаться отрицательными, то держать деньги на банковских депозитах и в облигациях нет смысла;
  • если ставки начнут расти, то всегда можно вернуть деньги в банк под более высокий процент. А облигации держать при растущих ставках невыгодно, они падают в цене;
  • возможно, стоит инвестировать в акции, но эти рынки и так уже «перегреты»;
  • другие финансовые активы (прежде всего деривативы) так или иначе связаны с банками, которые в условиях отрицательных ставок будут испытывать нарастающие проблемы, и в эти активы идти рискованно.

Так что, по существу, остаются наличные деньги, золото или криптовалюты. Создание фондов, которые будут инвестировать исключительно в наличные деньги, — яркий пример реакции рынка на растущий спрос по защите сбережений от политики отрицательных ставок. Также в последнее время резко вырос объем предложений по инвестированию в «физическое» золото и биткоины.

Весь объем золота в мире сегодня оценивается примерно в $7 трлн, объем наличных в мире превышает $5 трлн, а биткоинов — $3,5 млрд. Все это вместе взятое меньше, чем объем безналичных денег в одних только США, не говоря уже о существенно большем долговом рынке. Поэтому даже относительно небольшой переток средств из безналичных денег и долговых бумаг в условиях вводимых ограничений на использование наличных может вызвать очень серьезные изменения в ценах на драгметаллы и криптовалюты.

Очевидно, государство не может позволить активно развиваться процессу изъятия денег из банков и долгового рынка. Поэтому то в одной, то в другой стране принимаются законы, призванные ограничить использование наличных денег или других заменителей денег, таких как золото или биткоины. Это довольно традиционный метод для государства в условиях депрессивной экономики. Например, еще в 1933 году в США в условиях Великой депрессии президент Франклин Рузвельт подписал указ, по которому гражданам США запрещалось держать у себя золото в виде монет, слитков или золотых сертификатов. Оно подлежало обмену в Федеральном резерве по фиксированному курсу около $21 за унцию.

В эту же логику вписываются упомянутые выше ограничения, принятые во Франции. За последние несколько месяцев эти действия уже приняли настолько масштабный оборот, что их прозвали «войной с наличными деньгами». Дальше всех в этом процессе может зайти Дания. Там предложен законопроект, согласно которому с 1 января 2016 года магазины получат право отказывать покупателю в оплате товара наличными. Европейский центральный банк в своем заключении на законопроект отметил, что подобная инициатива не противоречит правилам наличного обращения в Европе, поскольку остаются другие формы проведения платежей, доступных покупателю. Известный экономист Кеннет Рогофф в своей недавней статье «Плюсы и минусы исключения из обращения наличных денег» детально проработал теоретический фундамент для такой инициативы.

Куда это может привести Европу, а затем, возможно, и другие страны, мы увидим, пожалуй, в уже недалеком будущем. Потрясения на финансовых рынках будут, вероятно, довольно значительными.

Об авторах
Константин Корищенко Константин Корищенко, профессор РАНХиГС, в 2002–2008 годах заместитель председателя ЦБ РФ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.