Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Еврокомиссии объяснили невозможность запретить выдачу виз россиянам Политика, 14:18
Зачем устанавливать контакт со своим телом и что это вообще значит РБК и ГАЛС, 14:16
Пресс-служба губернатора ответила на критику за кричалку в игре «Балтики» Спорт, 14:00
Мировой рынок смартфонов вышел на плато. Что ждет Apple — The Economist Pro, 13:55
Алене Косторной перенесли операцию на конец августа Спорт, 13:54
Шесть признаков надвигающегося кризиса в компании РБК и Банк Точка, 13:53
Военная операция на Украине. Онлайн Политика, 13:50
«Авито» назвал города, где сильнее всего вырос спрос на дачи и дома Недвижимость, 13:45
Новости, которые вас точно касаются
Самое актуальное о ценах, штрафах и кредитах — в одном письме каждый будний день.
Подписаться за 99 ₽ в месяц
Песков исключил встречу Путина и Зеленского на саммите G20 Политика, 13:38
Военная операция на Украине. Главное Политика, 13:37
Медведев назвал «нацистской хренью» слова Каллас о привилегии посещать ЕС Политика, 13:34
Тарасова назвала отвратительной идею лишить Дробязко гражданства Литвы Спорт, 13:31
Из АО в ООО: что будет с акционерами и их акциями Pro, 13:31
Терраса, камин и пентхаус: как выглядит новый формат гибридного жилья РБК Стиль и Донстрой, 13:30
Мнение ,  
0 
Сергей Хестанов

Процентный запас: почему ФРС не стоит поддаваться давлению Трампа

Для ФРС, от которой ждут очередного решения по ставке, сейчас самый рациональный выбор — держать паузу. Это важно как с точки зрения макроэкономики, так и для демонстрации независимости регулятора от исполнительной власти

Накануне намеченного на 30–31 июля заседания Комитета по открытым рынкам ФРС США игроки активно обсуждают возможность первого за десять лет снижения ставки ведущего мирового регулятора. ФРС оказалась в сложном положении. Классические представления о логике изменения ключевой ставки довольно просты: считается, что в периоды экономического бума, когда экономике грозит перегрев, а на рынках надуваются пузыри, регулятор должен ужесточать денежно-кредитную политику, поднимая ключевую ставку. В периоды же экономического спада, напротив, следует снизить ставку. Но это в теории.

Условия выбора

На практике же первая группа сложностей связана с определением фазы экономического цикла. На основе исторических данных нетрудно установить моменты спада, роста, бума и краха. В жизни же определить, является ли квартальный спад в 0,1% началом рецессии или же просто случайным колебанием рыночных сил, очень непросто. Еще сложнее диагностировать перегрев экономики, так как «нормальный» темп роста сильно различается у разных стран в разную эпоху (сейчас для России нормален рост 1,3% в год, а в 2000–2007 годах и 3% воспринимались бы как стагнация).

Вторая группа сложностей связана с давлением политиков. Это давление особенно ощутимо в странах с реальной сменяемостью власти. Избираемые политики (прежде всего — главы исполнительной власти) очень чувствительны к темпам экономического роста, особенно незадолго до выборов. Президенты США, которые шли на второй срок в период явного экономического роста, как правило, побеждали.

Ну а простейший способ подтолкнуть экономической рост — смягчить денежно-кредитную политику, снизив ключевую ставку. Кредиты станут доступнее, кредитование усилится, что подтолкнет рост потребления и, как следствие, рост экономики. Инфляция может вырасти, но это будет потом, спустя полгода-год, а то и более. Поэтому идея снижения ставки стала очень популярным предвыборным лозунгом. Парадоксально, но сейчас его используют такие, казалось бы, разные политики, как президент США Дональд Трамп и президент Турции Реджеп Эрдоган.

Ставки достаточно высоки и в США (2,5%), и тем более в Турции (24%) — их есть куда понижать (в отличие от еврозоны, где ставка давно нулевая). Поэтому формально свобода для маневра есть. Однако центробанки не торопятся этой возможностью воспользоваться. И на это есть веские причины.

Стимулятор на будущее

Pro
Фото: Dusan Petkovic / Shutterstock Каждая пятая компания в России не заметила кризиса. Как им это удалось
Pro
«Простой путь к богатству»: секреты успешного инвестирования
Pro
Фото: Sean Gallup / Getty Images Кто управляет криптовалютой и при чем здесь DAO
Pro
Фото:  Andrew Wong / Getty Images Какие схемы заработка на санкциях ограничил «карантин» ЦБ
Pro
Фото: 20th Century Fox Film Corporation «Я вышел от шефа униженным»: как бороться с токсичностью на работе
Pro
Фото: Shutterstock В обход санкций: как надежно перевести деньги за рубеж или в Россию
Pro
Фото: Михаил Гребенщиков / РБК «Вкусно — и запятая»: что делать с наспех созданными новыми брендами
Pro
Фото: Ethan Miller / Getty Images «Ты — просто винтик»: каково работать в Microsoft — в 5 пунктах

Для ФРС главный аргумент против немедленного снижения — сохранение запаса процентной ставки на случай, если разразился серьезный экономический кризис и экономика потребует энергичной стимуляции. Наличие значительной положительной процентной ставки создает саму возможность ее снизить.

Одной из мер стимулирования экономического роста во время мирового экономического кризиса 2008–2009 годов как раз и стало мощное снижение ставки — до 0–0,25%. Этого оказалось недостаточно — потребовалось еще несколько раундов дорогостоящей программы количественного смягчения (QE), прежде чем американская экономика перешла к росту. Долгие годы ставка оставалась близкой к нулю.

И только с 2016 года маленькими шажками, по 0,25%, регулятору удалось поднять ставку, не нанеся ущерба росту. Даже в Комитете по открытым рынкам ФРС многие опасались, что рост ставки спровоцирует рецессию в американской экономике, но этого не произошло.

Опасность низкой (заметно ниже инфляции) ставки в том, что она способствует появлению пузырей на фондовом рынке и рынке недвижимости, а также поддерживает на плаву явно неэффективный бизнес, который просто обанкротился бы при более высокой ставке процента. Оставшись на рынке, неэффективные компании продолжают потреблять ресурсы, которые могли бы быть использованы куда более рационально.

Нынешняя ставка ФРС примерно соответствует инфляции, что характерно для нейтральной денежно-кредитной политики. Не происходит ни большой накачки экономики деньгами, ни масштабного изъятия денег из экономики. А поскольку ВВП США показывает хорошие темпы роста — 2,1% во втором квартале (кстати, заметно выше, чем в России), и уровень безработицы очень низкий, то нет никаких причин снижать ставку именно сейчас. Гораздо разумнее — поберечь эту возможность на случай действительно серьезного кризиса, который, весьма вероятно, может разразиться в 2020–2021 годы.

За примером ошибочной политики далеко ходить не надо — это еврозона. В отличие от ФРС ЕЦБ так и сохраняет нулевую ставку со времен кризиса 2008 года. И в случае новых потрясений европейский регулятор будет лишен мощного орудия поддержки экономики. Отрицательные ставки вполне возможны, но неэффективны — деньги просто уйдут в другие инструменты.

Проблема Трампа

Еще один важный для ФРС аргумент в пользу сохранения ставки — демонстрация независимости ее политики, в том числе от давления со стороны президента. Чем выше доверие рынка к регулятору, чем логичнее и предсказуемее решения ФРС — тем легче регулятору проводить желаемую денежно-кредитную политику. Во времена Алана Гринспена одних его комментариев было достаточно для воздействия на рынки в нужном ему направлении.

Сейчас же для ФРС самый рациональный выбор — держать паузу. Эта пауза важна как с точки зрения макроэкономики (текущая ситуация объективно не требует немедленных стимулов!), так и с точки зрения демонстрации независимости ФРС от исполнительной власти.

Но хватит ли у нынешнего руководства ФРС твердости противостоять ковбойским наскокам Трампа? Большой вопрос. Слишком уж нетипичен нынешний президент. И это сильно расширяет пространство вариантов.

Об авторе
Сергей Хестанов Сергей Хестанов советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Брокер»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги