Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин сообщил о 900 предложениях по поправкам в Конституцию Политика, 16:43 Путин поддержал идею закрепить в Конституции особое отношение к детям Политика, 16:37 Россия ограничит авиасообщение с Южной Кореей из-за коронавируса Общество, 16:36 Депутаты Петербурга выбрали нового детского омбудсмена Политика, 16:33 Построить город и внедрить сервис: главное в строительстве и недвижимости Pro, 16:31 Суд перевел под домашний арест экс-полицейского из дела Голунова Общество, 16:29 Видеодневник Берлинале: день шестой. Спецвыпуск Стиль, 16:28 Facebook ввел запрет на рекламу способов исцеления от коронавируса Общество, 16:23 СК попросил арестовать подозреваемых в подготовке нападения в Саратове Общество, 16:16 Мария Шарапова объявила о завершении карьеры Спорт, 16:16 В Шереметьево ответили на сообщения о выкатывании самолета за пределы ВПП Общество, 16:11 В Германии появилась противница климатического алармизма Стиль, 16:07 Военным дали право принуждать к посадке гражданские лайнеры-нарушители Политика, 16:04 Расширение регионального бизнеса: как масштабировать медицинскую компанию Pro, 16:04
Запуск Восточного ,  
0 
Сергей Алексашенко

Амбиции против инвестиций: нужен ли России космос?

Запланированный триумф российской космонавтики — запуск первой ракеты с нового космодрома Восточный — был перенесен. Каковы перспективы РФ в космической отрасли?

В рамках погрешности

Иллюзий быть не должно: ни сегодня, ни в ближайшем будущем космическая отрасль не будет тем мотором, который сможет изменить траекторию российской экономики. Федеральная космическая программа, недавно утвержденная правительством, предусматривает расходы в сумме около 1,5 трлн руб. на ближайшие десять лет. Это примерно 150 млрд руб. в год, то есть чуть более $2 млрд в год по текущему курсу рубля или чуть менее 0,2% российского ВВП прошлого года в рамках статистической погрешности.

Эффективность космических программ волнует не только Россию, но и США, и другие космические державы (сегодня больше 120 стран имеют свои спутники на орбите и почти полсотни стран участвуют в запуске и управлении ими). Но все хорошо понимают, что существенная часть космических программ связана с нуждами военных, а еще одна большая часть — с интересами фундаментальной науки. И если от науки в принципе можно ожидать экономической отдачи (в очень далеком будущем), то от военного космоса, как и от оборонных расходов в целом, пользы для российской экономики как от козла молока.

Американцы, которые во многих вопросах занимают весьма практические позиции, подсчитали, что в долгосрочной перспективе каждый доллар расходов на космические программы принес американской экономике $8 прибыли. Но даже такие оценки не спасли NASA от секвестра бюджета: похоже, особого доверия к ним нет.

Даже если пару рублей на каждый вложенный в космос бюджетный рубль наша экономика будет зарабатывать, то это можно считать замечательным результатом. Но для этого нужно, чтобы «Роскосмос» открыл всем желающим свои технологические секреты и дал доступ к своим патентам, а вот с этим у государства российского дела обстоят очень и очень плохо: засекретить оно может что угодно и очень быстро, а вот рассекретить и поделиться...

Коммерческий космос

Вместе с этим прямо на наших глазах происходит своеобразная финансовая революция в космической отрасли — в помощь главному, а зачастую и единственному инвестору, государствам, все в более широком масштабе приходят частные инвесторы. Кто-то из них, как создатель Tesla Илон Маск и основатель Amazon Джефф Безос, пошел разрушать монополии, создавая ракеты принципиально новой конструкции и ракетные двигатели. И дело не только в том, что им хочется заработать денег. Маск, например, визионер и считает необходимым для человечества заняться освоением Марса, для чего нужно в разы удешевить стоимость запуска ракет с Земли.

Идя по этому пути, Маск не только разрушает монополию, существующую в Америке, но и всерьез угрожает позициям «Роскосмоса» на рынке космических запусков, где Россия является значимым игроком. А Безос, создавая свой двигатель, стремится вытеснить российские РД-180 с американского рынка.

На чьей стороне будет победа, мне кажется, предсказать несложно. С одной стороны, неповоротливая, непрозрачная, неэффективная российская государственная корпорация, с другой — частный американский бизнес.

При всей важности запуска космических ракет этот сегмент занимает весьма небольшую долю на рынке мировых космических услуг. Основная же часть этого рынка, сформировавшаяся за последние 15–20 лет, представляет собой набор услуг, ориентированных на весьма широкого потребителя: это и космическое телевидение, и навигационные услуги, и связь, и дистанционное зондирование Земли, и фотосъемка. Развитие услуг для потребителей открывает для бизнеса новые возможности, которые кто-то видит, а кто-то нет; которыми кто-то находит возможность воспользоваться уже сегодня, а кто-то сидит и ждет, когда появится то, что можно скопировать.

По сути дела, то, что мы по традиции считаем космическим бизнесом — создание и запуск ракет, сегодня играет ту же роль, что интернет в развитии бизнеса. Он необходим, но ключевую роль играют далеко не операторы связи. Сегмент запусков ракет, обслуживания космодромов определенно обречен на то, чтобы быть успешным и эффективным в современном мире — хотя бы потому, что туда идут частные деньги, которые ориентированы на зарабатывание прибыли. Но еще раз повторюсь: этот сегмент сегодня является маленьким, и его взрывного роста пока не ожидает никто.

Остатки потенциала

Есть ли в космосе место для России? Думаю, что да. По большому счету этот рынок только начинает развиваться, и никаких ярко выраженных лидеров здесь пока нет. Хорошие мозги и неплохое инженерное образование, нацеленное на решение новых задач, сильно могут поспособствовать этому. Но так же, как и во многих других секторах, попытка обыграть всех, опираясь на свои силы и ставя во главу угла импортозамещение, обречена на неудачу. Успеха будут добиваться те, кто строит международные альянсы, кто понимает, что только международное научное и технологическое сотрудничество, а не поиск врагов и ловля шпионов могут привести к успеху.

55 лет назад полет Юрия Гагарина на долгие годы закрепил за Советским Союзом статус первой космической державы мира. Однако никому в мире еще не удавалось удерживать лидерство, только гордясь своим славным прошлым. Сегодня Россия отстает не только от США и по количеству спутников (в 3,5 раза), и по сроку их службы (6,5 года против десяти лет), но уже и по обоим показателям от Китая, который сегодня, похоже, становится мировым лидером по количеству запусков своих спутников на орбиту.

Сможет ли Россия снова стать лидером в мировой «космической гонке»? Сомневаюсь. И с деньгами у российского государства дела обстоят неважно, и желанием возвращаться в мировое сообщество, для чего нужно пересмотреть свои внешнеполитические амбиции, особо никто не горит, и выделенные ресурсы тратятся неэффективно, уходя главным образом «на войну». Но почему-то я не готов пока ставить крест на российском космосе. Хочется верить, что страна Константина Циолковского и Сергея Королева еще не исчерпала своего потенциала.

Об авторах
Сергей Алексашенко, старший научный сотрудник Института Брукингса, первый зампред ЦБ в 1995–1998 годах
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.