Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
МИД обвинил Францию в нарушении тайны переговоров Путина и Макрона Политика, 19:03
«Локомотив» одержал победу в первом матче под руководством Циннбауэра Спорт, 19:02
Белый дом фразой «сейчас не время» оценил перспективу диалога по Украине Политика, 18:47
Российский шахматист Непомнящий досрочно выиграл турнир претендентов Спорт, 18:38
Мэр Белгорода сообщил о повреждении 72 домов при обстреле Политика, 18:30
Как решить многолетнюю проблему пробок в мегаполисе Партнерский проект, 18:27
Тарпищев назвал лучшую теннисистку в мире на ближайшие несколько лет Спорт, 18:12
Bloomberg узнал о вкладе ЕС на €500 млрд в плане восстановления Украины Политика, 18:10
Гран-при «Формулы-1» приостановили из-за крупной аварии Спорт, 18:00
МИД заявил, что Болгария свела к нулю возможность работы посольства Политика, 17:49
Обмен, возврат и форс-мажор: что умеют сервисы для командировок РБК и Smartway, 17:38
Посол Украины сообщил о задержании в Турции судна с зерном из Бердянска Политика, 17:34
Экклстоун заявил, что «Формуле-1» нужен «цветной, китаец и женщина» Спорт, 17:33
Премьер Украины раскрыл траты на месяц содержания армии Политика, 17:17
Мнение ,  
0 
Олег Буклемишев

Выбор без выбора: почему экономический совет поддержит «план Кудрина»

Для элиты удобен тот вариант экономической политики, который позволит ничего не менять, но при этом говорить о «структурных реформах»

Пожалуй, впервые за последнее десятилетие в России вновь на высшем уровне всерьез обсуждается стратегия экономической политики, а именно долгосрочных целей и принципов действий государства в экономике.

Долгое время в этом не возникало ровно никакой потребности. Сначала страна наслаждалась триумфальным маршем нефтяных цен, в результате чего единственной серьезной заботой правительства было распределение дополнительных бюджетных доходов. Даже невероятно расточительные «национальные проекты», предназначенные для решения насущных социально-экономических задач, вскоре были напрочь забыты, а задачи брошены на полпути.

Потом наступил глобальный экономический кризис, хоть и по касательной, но больно задевший Россию. Однако экономической политики как таковой все же не появилось: власти занялись текущим антикризисным управлением, сводившимся примерно к тому же — распределению благоразумно отложенных и не потраченных с ходу нефтедолларов, иными словами, к заливанию всех проявлявшихся проблем деньгами. Поскольку кризис в итоге рассосался как бы сам собой, никаких уроков извлечено не было, и вернувшиеся вскоре высокие цены на нефть и бюджетное изобилие уже стали восприниматься как непреложные и вечные. Настолько, что даже огромные издержки «валоризации пенсий» 2010 года и майских указов 2012 года, несмотря на предупреждения экспертного сообщества, представлялись вполне посильными. Однако в конце концов торможение инвестиций и роста, а также обвал нефтяных цен вкупе с санкциями поставили крест на этих и многих других иллюзиях. На сегодняшний день налицо неутешительная картина экономического спада, который, как все понимают, в самом лучшем случае сменится болтанкой «околоноля».

Такова диспозиция перед 25 мая, когда в Кремле должно пройти заседание экономического совета при президенте. Комментаторы уже поспешили объявить его полем решительной битвы между сторонниками двух парадигм экономической политики — всяческого стимулирования экономики за счет бюджетных и монетарных мер (вариант Столыпинского клуба) и решительного отказа от такого стимулирования с целью неуклонного обеспечения макроэкономической стабильности как базиса для будущего развития (вариант Кудрина). При этом позиции соперничающих сторон вовсе не диаметрально противоположны, как может показаться: и те и другие в равной степени провозглашают необходимость структурных преобразований и некоторой либерализации бизнес-среды, хотя понимание механизмов тех или иных перемен и степени их приоритетности, конечно, может быть разным. Но при этом противники стимулов считают, что до завершения реформирования институтов денежная накачка бессмысленна, ибо будет ими отторгнута и уйдет в песок, тогда как их оппоненты справедливо полагают, что сбалансированность бюджета не может быть самоцелью экономической политики, а ждать завершения непростых реформ нельзя, поскольку потом потерянное время и накопленное отставание российской экономики от мировой компенсировать уже не удастся.

На самом деле исход предстоящего «мозгового штурма» понятен. Что бы пессимисты ни сулили экономике в далекой перспективе, правительство пребывает в зоне полного институционального комфорта, не сталкиваясь с какой бы то ни было конкуренцией и не чувствуя никаких стимулов к активным действиям. В последние годы ничегонеделание в экономике прикрывалось как раз рассуждениями о структурных реформах/ институциональных преобразованиях, за которые никто всерьез приниматься не хотел. Оно и понятно: будучи политически рискованными и социально болезненными одновременно, преобразования эти никому из лиц, принимающих решения, не нужны. Многие любят порассуждать, к примеру, о важности реформы судебной системы или правоохранительных органов, но мало кто представляет себе, каким образом эти благие намерения проводить в жизнь и, самое главное, кому конкретно и на какие жертвы нужно для этого пойти.

А вот с этого момента начинаются сложности. Напомним, что по результатам недавнего исследования российские элиты предпочитают политико-экономический status quo любым альтернативам, сколь бы разумными и привлекательными они ни казались. С этой точки зрения оба предлагаемых к совещанию варианта действий плохи, но программа Столыпинского клуба опасна для истеблишмента вдвойне. Но не своими безудержными романтическими устремлениями, оборачивающимися явными профессиональными казусами вроде «неинфляционной эмиссии», а прежде всего тем, что стимуляционная активность генерирует неконтролируемые риски. Про них можно было бы забыть, только если бы бездействие угрожало катастрофой.

Однако с точки зрения нынешних российских элит речи об этом не идет: да, ситуация далека от идеала, но ничего совсем уж страшного на горизонте не заметно. Если даже не получилось убедить скептически настроенную публику, то себя-то уж точно удалось: нефтяные цены начали расти и скоро вернутся на более или менее приемлемые уровни, российской экономикой наконец-то достигнуто дно, да и до снятия санкций рукой подать. Институциональные реформы и упражнения по стимулированию экономики в таких условиях просто излишни. Даже если считать, что выбор на самом деле существует, все мало-мальски адекватные чиновники знают, что в качестве базового будет принят вариант Кудрина, на самом деле мало чем отличающийся от текущей политики (не считать же грандиозным свершением арифметически неизбежное повышение пенсионного возраста). В таком случае можно спокойно продолжать не делать то, что и так уже не делается сегодня, без ненужных потрясений и излишних треволнений.

Pro
«Черная метка»: что пишут зарубежные СМИ о дефолте в России
Pro
Фото: Unsplash Выбирать будущее, а не прошлое: как развить в себе и команде силу воли
Pro
Фото: Shutterstock Как новому руководителю стать своим: четыре правила и десять табу
Pro
Фото: Astrid Stawiarz / Getty Images for LinkedIn «Я как ниндзя в уличном бою»: Рэй Далио — о влиянии медитации
Pro
Фото: Shutterstock Акции Coinbase рухнули вслед за криптой. Стоит ли их покупать на просадке
Pro
Фото: Steve Powell / Getty Images В омут с головой: почему быстрые перемены легче пережить, чем постепенные
Pro
Как снять санкции с человека или компании. Пошаговая инструкция
Pro
Фото: Shutterstock Как H&M стала холдингом на $23 млрд, но так и не одолела конкурента

Таким образом, время для возвращения настоящей экономической политики пока еще не пришло. Для этого потребуется либо относительно долгая стагнация, которая сформирует жесткие ресурсные ограничения для основных элитных групп, либо резкое одномоментное ухудшение ситуации в экономике, которое сложно будет купировать традиционными средствами ручного управления. Момент истины рано или поздно наступит, но тогда пространство выбора будет заметно сужено, а запоздалые преобразования придется осуществлять без обсуждения и подготовки, в режиме «ошпаренной кошки», с огромными материальными и социальными издержками.

Ничего не поделаешь: длительное забвение экономической политики никогда не проходит даром.

Об авторе
Олег Буклемишев Олег Буклемишев директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги