Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Кандидат в канцлеры ФРГ выступил за запуск «Северного потока-2» Политика, 00:42 Число погибших на Эльбрусе альпинистов выросло до трех Общество, 00:38 Дэниел Крейг получил звание коммандера ВМС Британии за роль Бонда Общество, 00:13 Данные ФСИН выявили регионы с более чем 20% больных ВИЧ среди заключенных Общество, 00:00 ЦБ и банки вернулись к идее расчета долговой нагрузки россиян по расходам Финансы, 00:00 Власти выделят 1,6 млрд руб. на выявление социально опасных учащихся Общество, 23 сен, 23:42 Mitsubishi 30 лет спустя: герои сегодняшнего дня РБК и Mitsubishi, 23 сен, 23:39 ГП утвердила обвинительное заключение по делу о взрывах в метро Москвы Общество, 23 сен, 23:32 Премьер Чехии призвал повысить рождаемость среди коренного населения ЕС Политика, 23 сен, 23:18 Бывшего вице-премьера Крыма задержали после отставки Политика, 23 сен, 23:14 Суд в США арестовал зампреда правления НОВАТЭКа Бизнес, 23 сен, 23:08 МЧС сообщило о гибели альпиниста на Эльбрусе Общество, 23 сен, 23:00 Guilty Pleasure: привычки, которые делают нас уникальными РБК и Роллтон, 23 сен, 22:55 Умер режиссер фильма «Ноттинг Хилл» Роджер Мишелл Общество, 23 сен, 22:42
Мнение ,  
Александр Лосев

Преждевременные похороны: что в Давосе говорили о глобализации

Открытость глобальной экономики получила неожиданную поддержку со стороны Китая и других развивающихся стран

Поскольку основные темы очередного Давосского форума были связаны с рисками глобальной экономики, это дало повод наблюдателям заявить, что доминирующим настроением на форуме стал страх.

Слова Анатолия Чубайса о том, что «самое точное описание нынешнего Давоса — это ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы», даже заставили отреагировать Кремль: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что «у нас в Москве все нормально, ужаса нет, работаем».

Главный вопрос

Но если учесть, что номинальный ВВП России составляет лишь 1,6% от мирового ВВП, а на долю России в международной торговле приходится всего 2,1%, то судить об атмосфере форума и итогах обсуждения глобальной тематики по заявлениям российских участников — это все равно как в знаменитой аллегории Платона судить об истинной реальности мира по теням на стене пещеры.

В 2017 году основными проблемами мировой экономики по-прежнему остаются ослабление международной торговли, риск возведения новых таможенных барьеров и протекционистская политика крупных мировых игроков (в частности, предложения президента Трампа в области торгово-промышленной и фискальной политики США), низкие темпы экономического роста и посткризисного восстановления, глобальные дисбалансы, растущее неравенство и миграция населения, а также экология.

Но главным итогом форума все же стал коллективный ответ на самый актуальный сейчас вопрос мировой экономики. Итак, являются ли процессы возрождения протекционизма в мировой торговле, уменьшение трансграничных потоков капитала и сокращение иностранных инвестиций в развивающиеся экономики признаками того, что процесс глобализации подошел к концу, либерализм сдает позиции (а именно это ужаснуло г-на Чубайса), а впереди новая борьба за гегемонию в геоэкономике со стороны держав-претендентов, прежде всего Китая, против США?

Давос не согласился с тезисом о деглобализации. И ответ оказался — НЕТ. Глобализация затормозилась, но не умерла окончательно. И более того, она может получить поддержку с неожиданной стороны.

Председатель КНР Си Цзиньпин встал на защиту экономической глобализации и преимуществ свободной торговли и ее огромного значения для борьбы с бедностью, заявив тем самым о готовности взять на себя роль «лидера свободного мира», если от этого откажутся склоняющиеся к политике протекционизма Соединенные Штаты.

Г-н Си Цзиньпин также заявил: «Мы должны быть приверженцами открытой и растущей экономики. Никто не выйдет победителем в торговой войне».

И это не просто слова. Это уже претензия Китая на лидерство. Активными сторонниками глобального либерализма становятся только те государства, которые добиваются мировой гегемонии и готовы создавать собственную систему распределения экономического влияния и власти в мире, с которой согласится большинство остальных государств планеты.

Однако Китаю еще предстоит доказать, что его экономика является настолько эффективной, а промышленность превосходит по конкурентоспособности производство в развитых странах. Ему еще предстоит выдержать борьбу за расширение рынков и научиться противостоять возможному противодействию и торговым барьерам со стороны других государств.

Польза бедным

Но самое интересное, что ближайший советник Трампа Энтони Скарамуччи поддержал китайского лидера словами: «Китай и США имеют общую цель, и мы должны иметь прочные двусторонние отношения. Мы не хотим торговой войны. Мы хотим, чтобы процесс торговли оставался свободным и честным».

Скарамуччи также заявил, что Трамп может стать последней надеждой глобализации, если сможет создать больше рабочих мест в США и вызвать рост покупательной способности населения, а это замкнутый круг потребления, ведущий к росту глобальной торговли, а следовательно, и к процветанию всего остального мира.

Правда, пока не понятно, как новая торгово-промышленная политика Белого дома будет сочетаться с заявлениями о свободе торговли, как быстро будут созданы новые рабочие места в США, и главное, за счет кого и какие из протекционистских инициатив Дональда Трампа одобрит конгресс.

Управляющий директор МВФ Кристин Лагард также поддержала глобализацию, заявив что 3,6 млрд человек на Земле стремятся выбраться из бедности и питаться хотя бы два раза в день и глобализация им в этом помогает, несмотря на то что где-то в развитых странах этот же процесс сокращает рабочие места.

Это очень важное заявление, поскольку неравенство и бедность, усиливающие проблему миграции населения, в конечном итоге могут сказаться не только на мировой экономике, но и вызвать глобальные геополитические потрясения и военные конфликты непосредственно у границ западного мира или даже внутри него. Количество экономических мигрантов уже превышает 220 млн человек, а число беженцев оценивается в 25 млн. Создание рабочих мест в беднейших странах не только поможет решить проблему перемещения огромных масс людей, но и оживит глобальную экономику, балансирующую на грани рецессии.

И еще одну важную вещь отмечают многие из ключевых участников форума. Мир вступает в новый этап международных отношений и превращается в многополярный, в котором уже не будет доминирования единственной сверхдержавы.

«Мы движемся в мир, в котором существует много великих держав, — сказал экономист Нуриэль Рубини. — И эти великие державы либо будут работать вместе, либо нас ждет нарастание противоречий и конфликтов в торговле, экономике, на валютном рынке и в финансовой сфере».

Очевидно, что глобализация и система международной торговли нуждаются в реформировании и корректировке одновременно с моделями управления и принятия решений. Именно об этом говорил новый Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. Но неизвестность и неопределенность пути, по которому в итоге пойдет трансформация политики национальных государств, пугает многих бизнесменов и политических деятелей.

Мир меняется, но если политикам ведущих держав, к которым на полном основании можно отнести и Россию, удастся избежать серьезных конфликтов, в том числе и военных, и катастрофических процессов в экономике, то глобализация еще может дать человечеству шанс на процветание и «счастье для всех», как писали братья Стругацкие.

Об авторе
Александр Лосев Александр Лосев генеральный директор УК «Спутник — Управление капиталом»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.