Лента новостей
FT сообщила о переговорах по продаже Альфа-банка 09:13, Финансы Экстренное торможение: как легально обналичить криптовалюту 08:57, РБК и EXMO Муж финдиректора Huawei предложил за нее залог в $11 млн 08:37, Общество Абдулатипов написал письма в защиту арестованных чиновников и Магомедова 08:30, Политика «ИрАэро» пообещала вывезти застрявших в Китае туристов до 15 декабря 08:18, Общество ЕС определил главных распространителей пиратского контента в России 08:05, Общество Битва дизайнеров: как совместить в одном интерьере прошлое и настоящее 08:00, РБК и Whirlpool В Москве из-за гололеда посоветовали пользоваться городским транспортом 07:46, Общество МЧС закроет свой институт во главе с актером Бурляевым 07:31, Общество Помпео назвал отправку Ту-160 в Венесуэлу «разбазариванием госсредств» 07:02, Политика Эксперты оценили шансы на второе за год повышение ключевой ставки ЦБ 07:00, Финансы Смартфон Huawei P20 Pro: как сделать хит, опередивший время 06:55, РБК и Huawei СМИ узнали о планах властей установить «умные» счетчики газа на ₽130 млрд 06:50, Общество Ксения Собчак объявила об уходе из L'Officiel 06:32, Технологии и медиа Посольство связало с ЧМ решение Госдепа снизить уровень опасности России 06:11, Политика Большинство французов выступило против акций «желтых жилетов» 06:01, Политика Избирком снял с выборов губернатора Приморья кандидата «Патриотов России» 05:43, Политика CNN насчитал 16 контактировавших с Россией людей из окружения Трампа 05:16, Политика Bohemian Rhapsody стала самой прослушиваемой песней XX века 05:09, Общество Apple обжаловала запрет суда на продажу ряда моделей iPhone в Китае 04:32, Технологии и медиа СБУ выпустила предупреждающие о «военном вторжении» России буклеты 04:12, Политика ABC узнал о решении Бутиной признать вину по одному из пунктов обвинения 04:10, Политика 5 советов, которые сделают вас сильнее и помогут противостоять стрессу 03:48, РБК и Philips Google сообщила об утечке данных более 52 млн пользователей из-за ошибки 03:27, Технологии и медиа В Instagram появилась возможность отправлять голосовые сообщения 03:24, Технологии и медиа Ле Пен прокомментировала решение Макрона ввести режим ЧП во Франции 02:52, Политика Госдеп исключил Россию из списка опасных для туристов из США стран 02:40, Политика Британские депутаты проведут дебаты из-за переноса голосования по Brexit 02:21, Политика
Турбулентное десятилетие: почему кризис не закончится сам по себе
Экономика, 13 ноя 2015, 15:31
0
Владимир Мау Турбулентное десятилетие: почему кризис не закончится сам по себе
Циклические кризисы, с которыми Россия сталкивалась ранее, обычно преодолеваются, когда сдувается возникший пузырь. Нынешний системный кризис сам не сдуется — требуется трансформация всей экономической политики

Привычная модель не работает

В 2000–2008 годах происходил поступательный экономический рост, который позволил за десятилетие практически удвоить ВВП. Среднегодовой темп роста составлял около 7%. Однако по мере приближения к докризисному уровню появились признаки исчерпания сложившейся модели экономического роста.

Эта модель основывалась на постоянном опережающем росте спроса (благодаря быстрому росту цен на нефть и притоку нефтедолларов) при отставании роста производительности труда и конкурентоспособности продукции. Институциональные реформы, начатые и успешно осуществлявшиеся в 2000–2003 годах, постепенно стали сворачиваться. Качество институтов не играло значимой роли при наличии растущих финансовых возможностей государства. Несмотря на несомненные макроэкономические успехи (сокращение долга до незначимых размеров, формирование Стабилизационного фонда, обеспечение бюджетного профицита, снижение инфляции) и социально-политическую стабильность, было очевидно, что экономика остается уязвимой перед внешними шоками и не может совершить качественного рывка, — конкурентоспособность в условиях «голландской болезни» не росла, а снижалась. Начавшийся глобальный кризис носил системный (или структурный) характер и был сопоставим по масштабу и последствиям с аналогичными кризисами в ХХ веке —1930-х и 1970-х годов.

Этот кризис особого рода, который не описывается одним-двумя параметрами (например, спадом производства и ростом безработицы), но является многоаспектным, охватывая разные сферы социально-экономической жизни, и, как правило, имеет серьезные социально-политические последствия. Этот кризис несет крупный интеллектуальный вызов. Он требует выработки новой повестки экономического и политического (и вообще обществоведческого) анализа, становится мощным стимулом для переосмысления существующих экономических и политических доктрин в глобальном масштабе и применительно к отдельным странам.

Разумеется, здесь не может быть прямых аналогий. Структурные кризисы уникальны, т.е. опыт, накопленный при преодолении каждого из них, имеет ограниченную ценность в новых условиях. И тем не менее есть ряд качественных характеристик, которые позволяют относить их к одному классу, т.е. эти кризисы можно сравнивать друг с другом, учитывать их особенности, но не переносить рецепты антикризисной политики от одного из них к другому.

Системный кризис

Можно выделить следующие черты, присущие системным кризисам. Во-первых, кризис связан с серьезными институциональными и технологическими изменениями, со сменой технологической базы. Эти изменения выводят экономику на качественно новый уровень эффективности и производительности труда. Обновление технологической базы с точки зрения новейших достижений науки и техники считается важнейшим условием успешного выхода из кризиса. Формирование новой технологической базы сыграет в дальнейшем развитии ту же фундаментальную роль, которую в середине ХХ века сыграла крупная машинная индустрия, а после 1970-х годов — микроэлектроника и компьютерные системы. С технологическим обновлением связана трансформация спроса на многие товары производственного и потребительского назначения и особенно на инвестиционные и топливно-энергетические продукты. Естественно, это скажется на ценах большинства присутствующих на рынке товаров, обусловит выход на новые равновесные уровни цен, что повлечет и изменение политических конфигураций.

Во-вторых, этот кризис неотделим от кризиса финансового.

В-третьих, в основе кризиса лежат дисбалансы в организации экономической жизни. Эти дисбалансы связаны с глубокими технологическими сдвигами, т.е. с появлением принципиально новых технологий (некоторые экономисты называют это новым технологическим укладом). Поэтому выход из кризиса предполагает трансформацию производственной базы ведущих стран на основе укрепления и развития этих самых новых технологий.

В-четвертых, накапливаются геоэкономические и геополитические дисбалансы. В современных условиях наиболее очевидным примером такого дисбаланса будет изменение ролей развитых и развивающихся (быстроразвивающихся) стран. Выход на траекторию более сбалансированного роста (по параметрам сбережений и расходов, экспорта и внутреннего потребления, доходов и расходов) оказывается ключевой проблемой, стоящей перед многими развитыми и развивающимися странами в Европе, Америке и Азии.

В-пятых, формирование новых валютных конфигураций: появляется новая мировая валюта (или новые мировые валюты). В ХХ веке это было коренное изменение роли золота, возвышение доллара, после 1970-х годов — усиление бивалютного характера международных расчетов. В новых условиях возникает вопрос о перспективах доллара, евро, юаня, а также о роли региональных резервных валют.

В-шестых, кризис продолжителен — он охватывает примерно 10-летний период, который можно обозначить как турбулентное десятилетие. Это означает, с одной стороны, что сам он может разбиваться на этапы, в рамках которых доминируют те или иные отдельные проблемы отраслевого или регионального характера, а с другой — что ни одна отдельно взятая характеристика не может считаться единственным критерием углубления кризиса или выхода из него. Это касается и рецессии (кризис не начался с рецессии и не сводится к ней), и колебаний фондового рынка, и любых других параметров.

В-седьмых, борьба с кризисом всегда сопровождается принятием сильнодействующих и не всегда адекватных антикризисных средств. С одной стороны, это связано с тяжестью структурных проблем, преодоление которых требует немалых экономических и социальных жертв. С другой — отмеченная выше интеллектуальная неготовность к структурному кризису, т.е. попытка решения новых проблем старыми методами, ведет к накоплению дополнительных трудностей и еще более усугубляет кризис как экономический, так в некоторых случаях и политический.

Этапы кризиса

Таким образом, возникает проблема exit strategy и требуется время не только для преодоления кризиса, но и для устранения последствий борьбы с ним. Все эти факторы, вместе взятые, объясняют коренное отличие системного кризиса от циклического. Циклический кризис лечится временем, он не предполагает изменения политики, а преодолевается сам собой, когда сдувается возникший в период бума пузырь. Системный кризис требует существенной трансформации экономической политики, основанной на новой философии экономической жизни.

Иначе говоря, здесь структурные проблемы доминируют над циклическими. Прохождение России через современный глобальный кризис распадается на несколько этапов. На первом этапе, наиболее остром для глобальной экономики (2008–2009 годы), российская экономика развивалась параллельно с остальным развитым миром. Какие-то проблемы здесь проявлялись более жестко, какие-то — мягче, чем в других странах. Так, благодаря ответственной макроэкономической политике предыдущего десятилетия стране удалось избежать долговой ловушки, иметь сбалансированный бюджет и значительные валютные резервы. Это позволило смягчить трудности первого этапа кризиса и сконцентрировать антикризисную политику на поддержании спроса прежде всего со стороны населения.

Крупные государственные инвестиционные проекты (подготовка к саммиту АТЭС в 2012 году, к Олимпиаде 2014 года, строительство газопровода «Северный поток») также способствовали поддержанию экономической стабильности. Однако все это позволило смягчить социально-экономическую ситуацию, но не удержать экономику от падения: спад ВВП в России в 2009 году оказался самым глубоким среди стран «Большой двадцатки».

Главным макроэкономическим отличием России были наличие бюджетной сбалансированности и высокая инфляция. Это делало невозможным денежное стимулирование экономики и существенно ограничивало возможности бюджетного стимулирования. По сути, Россия столкнулась с рисками стагфляции, что требовало антикризисной программы, существенно отличной от программ других развитых стран. На втором этапе (2010–2013 годы), когда ситуация, как казалось, стабилизировалась, почти восстановились до докризисного уровня цены на нефть и золотовалютные резервы страны, возобладала идеология business as usual.

Иными словами, по факту была предпринята попытка возврата к модели экономического роста 2000–2008 годов, основанной на стимулировании спроса. Правда, официально была признана необходимость перехода к новой модели роста, дискуссии по которой интенсивно велись на протяжении 2011–2012 годов в рамках работы над «Стратегией-2020».

Третий этап начался в 2013 году, когда появились признаки торможения. Впервые с начала XXI века (за исключением 2009 года) темп роста страны оказался ниже среднемирового. Торможение стало результатом переплетения нескольких факторов: отсутствия институциональных и структурных реформ на протяжении уже ряда лет, снижения инвестиционной активности (в силу как конъюнктурных, так и институциональных причин), роста геополитической напряженности и ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры.

В результате к началу 2015 года Россия вновь оказалась под воздействием сразу нескольких кризисов — структурного, циклического и внешних шоков (падение цен на нефть и введение финансовых санкций). Каждую из этих проблем можно решить в рамках ответственной экономической политики. Однако наложение их друг на друга создает серьезные трудности, поскольку требуется принимать не просто различные, но подчас диаметрально противоположные меры.

Ключевым кризисом, влияющим на современную ситуацию в России, является глобальный кризис и непосредственно вытекающая из него необходимость трансформации сложившейся в России модели экономического роста. Эта модель демонстрировала признаки исчерпания уже к 2008 году, о чем предупреждали экономисты практически всех направлений. Однако короткий кризисный спад 2009 года и отскок упавших тогда цен на нефть позволили продлить время ее существования еще на несколько лет. Начавшееся в 2012 году падение темпов экономического роста вновь напомнило о необходимости структурных и институциональных реформ. Внешние шоки, при всей их важности, играют вторичную роль, обостряя ситуацию, но одновременно создавая дополнительные возможности для антикризисного маневрирования и институционального обновления.

Об авторах
Владимир Мау ректор РАНХиГС
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.