Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Хуситы заявили о нападении на нефтеперерабатывающие заводы Saudi Aramco Бизнес, 15:53 Почему компании все чаще инвестируют в цифровые логистические платформы Партнерский материал, 15:51 Широков усомнился в квалификации работавших на матче «Спартака» судей Спорт, 15:41 B2b-продажи в кризис: на что сейлзам надо обратить внимание Pro, 15:39 Пожар на «Невской мануфактуре». Фоторепортаж Общество, 15:39  Ближе к звездам: как выглядят самые высокие пентхаусы Москвы Недвижимость, 15:36 В Париже неизвестный открыл стрельбу рядом с больницей Общество, 15:32 К тушению пожара на «Невской мануфактуре» в Петербурге привлекли вертолет Общество, 15:31 Ученые в США призвали запретить подросткам ходить в солярии Стиль, 15:27 В Великом Новгороде 500 дронов выстроились в фигуры ракеты и МКС. Видео Технологии и медиа, 15:16 Лавров предостерег Турцию «от подпитки милитаристских настроений Киева» Политика, 15:09 ПСБ повторно запускает промовклад «Годовой бонус» Пресс-релиз, 15:09 «Binance Coin подорожает еще на 70%». Что будет с токеном криптобиржи Крипто, 15:06 Черные дыры: почему они черные, как их находят и причем здесь квазары Футурология, 15:01 
Мнение ,  
0 
Антон Табах

Чем грозит России снижение кредитных рейтингов

На прошлой неделе агентство Fitch снизило рейтинг России до BBB- c сохранением негативного прогноза. Сегодня все внимание приковано к S&P. Хотя результаты полугодового мониторинга ожидаются только 16 апреля, перед Новым годом агентство объявило о возможном внеплановом пересмотре российского рейтинга. Если такое решение будет принято, кредитный рейтинг России первый раз за десять лет упадет из инвестиционной категории (по классификации S&P) в спекулятивную. Из заявлений некоторых экспертов может сложиться впечатление, что экономику ждет катастрофа. Так ли это на самом деле?

Само по себе снижение рейтинга не приведет к резким распродажам рубля или российских активов – избавление от российского риска в основном уже произошло. Доходности российских облигаций в данный момент соответствуют значительно более низким оценкам кредитного качества, то есть падение рейтинга не просто заложено в цены, но заложено с некоторым избытком. Россия не планирует в ближайшее время суверенных выпусков долга – это было бы крайне неразумно в условиях очень высокой доходности по обращающимся бумагам. Возможности выпуска долговых бумаг российскими компаниями также ограничены не рейтингами, а санкциями и запретами на выпуск новых инструментов на рынках ЕС и США.

В краткосрочной перспективе решения по рейтингу могут стать еще одним фактором, давящим на рынки и стимулирующие распродажи. Но неизбежное понижение рейтингов госбанков и госкомпаний, а также крупнейших частных заемщиков не слишком сильно усугубит их положение – основной причиной трудностей у компаний является структурное замедление в экономике, а не его отражение в рейтингах.

Другим риском станет возможность, предусмотренная некоторыми условиями корпоративных выпусков облигаций, – предъявление бумаг к досрочному погашению. Хотя МЭР оценивает потенциал таких дополнительных погашений в $30 млрд, этот риск не стоит преувеличивать. Это требование достаточно экзотично, особенно для крупных и публичных выпусков. А в тех случаях, когда оно имеется, вероятно, инвесторам будут выплачены относительно небольшие отступные за смягчение требований.

Проблема снижения качества рейтингов имеет более долгосрочный характер. Даже при улучшении ситуации в экономике, стабилизации нефтяного рынка, а также возможном смягчении санкций инвесторы будут ограничены своими инвестиционными декларациями и требованиями регуляторов в объемах вложений. Поэтому быстрого притока ликвидности в Россию, подобного тому, который возник после кризиса 2008 года, ждать не стоит не только из-за растущих ставок в США и роста стоимости внешних заимствований, но и из-за более высоких оценок нашего странового риска. А между тем нехватка капитала из внешних источников и высокие ставки на внутреннем рынке уже привели к резкому сокращению кредитования банков и населения, что быстро отразилось на потребительском секторе и рынке недвижимости.

Обижаться на глобальные рейтинги, впрочем, дело бессмысленное – это зеркало, хотя иногда и с кривизной. Снова получить более высокие рейтинги (что удавалось многим другим странам от Канады до Австралии, вернувших себе высшую категорию AAA до постдефолтного российского опыта) будет сложно. А вот не допустить дальнейшее снижение рейтинга S&P и другими агентствами более реально.

Для этого понадобятся прежде всего понимание глубины проблем, восстановление бюджетной дисциплины и прекращение финансирования излишне затратных проектов, стимулирование развития бизнеса при сохранении неизменной налоговой нагрузки. В некотором смысле тут будет полезен опыт реформ начала 2000-х («программы Грефа»), происходивших при ограниченном и дорогом внешнем финансировании, а также недорогой (в свете последующих событий) нефти. Внутренний рынок госзаимствований было бы куда проще развивать в тучные годы, но это также необходимая мера по повышению устойчивости бюджета и диверсификации его источников ресурсов. Одним из приоритетов будет ограничение аппетитов госкомпаний, в том числе долговых.

Корпорации и банки уже приучаются жить на строгой финансовой диете. В 1998 году государство выучило урок, что активные заимствования, не подкрепленные доходами, могут привести к финансовой катастрофе. А в 2008 году компании и банки осознали, что излишняя экспансия на заемные деньги под залог контрольных пакетов акций доводит до риска их утраты и отчаянных просьб о безотлагательной господдержке. Сейчас трендом, скорее всего, станут органический рост и опора на собственные силы. В банковском секторе многое зависит от реализации декабрьских заявлений ЦБ и от того, удастся ли постепенно снизить зависимость банковского сектора от краткосрочной ликвидности, предоставляемой регулятором. Будет очень печально, если вместо повышения капитализации банковской системы и качества надзора битое стекло заметут под ковер и откажутся от планов долгосрочного укрепления финансового здоровья.

Помимо работы над объективными показателями и доказательством кредитоспособности России следует заниматься и расширением инструментария оценки кредитного качества, в том числе развитием отечественных рейтинговых агентств в дополнение к глобальным. Это потребует серьезной работы по поддержанию качества и регулирования рейтингового процесса: «карманные» рейтинги, заверяющие, что заказчик «всех румяней и белей», бесполезны для инвесторов и регуляторов. При этом ЦБ и государственные структуры могут задать темп в более активном использовании отечественных  рейтинговых продуктов, и определенные шаги в этом направлении в последнее время предприняты.

В случае систематической работы над устойчивостью бюджета, экономики и банковской системы России падение кредитных рейтингов будет кратковременным (хотя и более болезненным, чем в 2008–2009 годах) даже в условиях санкций и негативной ситуации на сырьевых рынках. Рейтинги могут необъективно завышать риски страны или компании, но в итоге участники рынка, как правило, понимают это, и рейтинги подтягиваются к оценкам рынка. Если же просто пенять на зеркало и обвинять его в необъективности, лучше не будет никому.

Об авторах
Антон Табах Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.