Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Ереване второй раз за три дня закрыли метро после звонка о бомбе Общество, 13:18
Фонд Далио распродал расписки компаний из КНР и вернул Amazon и Coinbase Инвестиции, 13:18
Последствия диверсии на складе боеприпасов в Крыму. Фоторепортаж Общество, 13:15 
Как изменился рынок телерекламы в России после февраля и что будет осенью Pro, 13:15
Устал, не выспался: как добросовестному водителю избежать ДТП Партнерский проект, 13:14
Рост Dogecoin и Shiba Inu. Что вызвало новый интерес инвесторов Крипто, 13:12
Военная операция на Украине. Главное Политика, 13:10
В Эстонии начали демонтаж танка-памятника Т-34 Политика, 13:09
РБК Comfort
Получайте рассылку с новостями, которые влияют на качество вашей жизни.
Подписаться за 99 ₽ в месяц
Губерниев заявил, что у россиян нет шансов вернуться в мировой биатлон Спорт, 13:09
«Вкусно — и точка» подала заявку на регистрацию марки «ТочкаКола» Бизнес, 12:57
Минобороны назвало взрывы под Джанкоем диверсией Политика, 12:54
Фонд прототипа героя «Игры на понижение» сделал ставку на частные тюрьмы Инвестиции, 12:51
Не смотря по сторонам: самый высокий риск использования смартфона Партнерский проект, 12:51
Telegram оштрафовали на отказ удалить бот с данными участников СВО Технологии и медиа, 12:50
Мнение ,  
Михаил Крутихин

Рано радуетесь: как отразится война в Сирии на нефтяных ценах

Колебания цен на нефть зависят от спроса и предложения, а значит, от успешности сланцевых разработок в США. Но никак не от политической ситуации на Ближнем Востоке

​Существуют некоторые ожидания, что ближневосточный конфликт отразится каким-то образом на росте нефтяных цен. Любые колебания вызывают оптимизм и надежду, что вот-вот цены уверенно поползут вверх. Но если посмотреть на зону военных действий в Сирии, то очевидно, что на добычу и транспортировку нефти эти события не влияют. Сирия никогда не была значительным экспортером нефти и на рынок повлиять бы не смогла.

Более того, можно даже ожидать парадоксального снижения напряженности в главной точке, где может ощущаться воздействие на нефтяные цены и рынок. Поскольку и Иран, и Саудовская Аравия сейчас отвлечены от своего традиционного противостояния в Персидском заливе событиями в Сирии, можно ожидать, что там будет более стабильно и спокойно — и танкерам будет безопаснее двигаться на внешние рынки.

Цены это не снизит, но станет дополнительным фактором стабильности рынка, демонстрирующим, что политика никак не в состоянии повлиять на движение цен под воздействием фундаментальных факторов спроса и предложения.

Есть опасения, что ИГ (запрещено судом РФ) может повлиять на рынок нефтяных цен. Но сейчас ИГ более-менее региональная сила. Проскакивала информация, что они контрабандой стали экспортировать гигантские объемы нефти. Но проверка показала, что это несколько автоцистерн, которые пытались продать через Турцию. Реальных экспортных объемов у ИГ не наблюдается. Разве что эти горячие головы решат устроить какие-то провокации на пути движения танкеров. Но тут делать какие-то прогнозы совсем невозможно.

Несмотря на то что на рынке наблюдается незначительный рост цен на нефть, говорить о каких-то новых тенденциях рано. Происходит некоторый откат от минимума, вызванный тем, что сокращается добыча в районах, которые называют свингером рынка, — это районы Северной Америки, где сейчас часть проектов и инвестиционных программ свернута из-за низких цен на нефть.

Но это не означает, что ОПЕК и главные нефтяные экспортеры достигли своей цели и «победили» сланцевых нефтедобытчиков. Возобновить бурение на сланцевых месторождениях можно очень быстро. И даже в случае незначительного повышения цен США скоро вернутся к своей роли самого активного агента воздействия на нефтяной рынок, и цены снова пойдут вниз. Поэтому текущее повышение кратковременно.

Для того чтобы вернуться к разработкам, цена должна быть $65–60. Такая цена позволит запустить большинство из замороженных проектов в Америке. Там есть около двух тысяч буровых бригад, способных бурить горизонтальные скважины и делать гидроразрыв пласта. Они никуда не делись и готовы возобновить работу сразу, как только повысятся нефтяные цены. И на рынок снова потечет дешевая и легкая нефть.

Pro x The Economist
Фото: Mario Tama / Getty Images Как страны Персидского залива распорядятся сверхдоходами от нефти
Pro x The Economist
Фото: Dan Kitwood / Getty Images Загадка Ганы: как живет страна с самой парадоксальной моделью экономики
Pro
Фото: Wikimedia Commons Моя жизнь на 99,5% состоит из работы: основатель Revolut — о приоритетах
Pro
Фото: Shutterstock Q-сommerce: что ждет сервисы быстрой доставки
Pro
Прямые продажи в обход: что происходит с рынком d2c в условиях санкций
Pro
Фото: Scott Barbour / Getty Images Как россиянам теперь сдавать TOEFL и IELTS и как к этому подготовиться
Pro
Фото: Shutterstock Когда паниковать: как определить оптимальный срок закрытия вакансии в ИТ
Pro
Фото: China Photos / Getty Images Как американский Walmart расплачивается за то, что стал слишком китайским

Поэтому внимание всех наблюдателей приковано к числу буровых бригад, работающих одновременно на месторождениях в США. Когда будет зафиксировано ощутимое увеличение числа этих бригад и запущенных буровых установок, можно будет говорить о том, что маятник качнулся обратно.

Сланцевые производители уже добились того, что себестоимость барреля в США падала на протяжении последних нескольких лет на 5–10% каждый год. И возобновить прежние объемы добычи можно необычайно быстро, буквально за несколько недель. Потому результат от выбрасывания новых партий и дисконтов, которые предлагают Ирак, Иран и Саудовская Аравия, может иметь лишь краткосрочный эффект.

Предсказать, на сколько цены опустятся вновь, очень трудно. Коридор нефтяных цен устанавливается сейчас на длинной дистанции. Я когда-то думал, что речь о временном отрезке до двух лет, но коллеги меня успешно убедили в том, низкие цены останутся с нами на протяжении следующих 10 лет.

Будут постоянные колебания вверх и вниз, иногда даже значительные, но средняя цена будет держаться вокруг $45 за баррель. Это зависит от спроса и предложения, которые как раз и будут выравнивать цены, но не от политической ситуации на Ближнем Востоке.

Об авторе
Михаил Крутихин Михаил Крутихин Партнер консалтинговой компании RusEnergy
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги