Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Испанские диетологи назвали вредные продукты Общество, 14:07 Еда на колесах: сколько стоит открыть и как окупить свое мобильное кафе РБК и ГАЗ, 14:03 В Британии запустили операцию Yellowhammer на случай жесткого Brexit Политика, 14:03 Пожар на складе со скотчем в Москве ликвидировали Общество, 13:55 Лавров привел пример «разводки» в дипломатии Политика, 13:53 Путин и Медведев поздравили дорожников с профессиональным праздником Общество, 13:50 СМИ сообщили об идущей в Сирию из Ирака эвакуационной колонне войск США Политика, 13:37 Спасатели нашли еще одного пропавшего без вести после прорыва дамбы Общество, 13:11 «Рубин» сообщил о состоянии попавшего после матча в реанимацию футболиста Спорт, 12:56 В Грузии актеры устроили протест из-за гастролей российских коллег Общество, 12:52 В Уфе семь студентов отравились в столовой колледжа Общество, 12:49 В ходе субботних протестов в Каталонии задержали 13 человек Общество, 12:45 Кинолог назвал опасность подкармливания бродячих собак Общество, 12:39 Один человек погиб в результате ДТП на трассе «Таврида» в Крыму Общество, 12:32
Мнение ,  
0 
Михаил Крутихин Почему нефть не будет дорожать еще несколько лет
Нефтяной рынок сейчас — это рынок покупателя. Страны ОПЕК не будут снижать добычу, чтобы не потерять свои ниши, а Россия не может повлиять на мировые нефтяные тренды. Странам-экспортерам нужно привыкать к новым условиям

Почему она подешевела

Снижение стоимости нефти — долгосрочный тренд. Мы находимся на ниспадающей кривой большого экономического цикла: падают цены на все сырьевые товары, замедляются экономики, и те финансовые пузыри, которые временно надувались на фоне высоких нефтяных цен, вроде китайского рынка, вот-вот лопнут. Но если текущую ситуацию рассматривать как большой экономический (так называемый кондратьевский) цикл, то мы, достигнув некоего дна, на этом дне останемся на протяжении следующих пяти или десяти лет.

Есть и среднесрочные соображения, почему мы сейчас оказались в коридоре низких цен на нефть. Конечно, речь идет о балансе спроса и предложения. Даже если будущее включение Ирана в мировую торговлю нефтью рынки как-то учли, то они не учли конкретных объемов и того, что Иран будет выбрасывать свою нефть с очень большим дисконтом, чтобы отвоевать рыночные позиции. Предложение увеличивается и в США, и в Африке, не собираются отдавать свои позиции и члены ОПЕК. Они тоже беспокоятся о рыночных нишах.

Предложение будет долго превышать спрос, который практически не растет. В Европе наступает спад потребления нефти, идет переключение на альтернативные виды энергии и топлива. В Китае, на который была огромная надежда, наступает замедление экономического роста. В Индии потребление нефти тоже растет не так быстро, как ожидалось. Нефтяной рынок сейчас — это рынок покупателя, и его довольно долго будут определять низкие цены на нефть.

Сколько она будет стоить

Мы сейчас попали в ценовой коридор, в котором медианная линия проходит через отметку $45 за баррель марки Brent. Но поскольку этот рынок сейчас крайне нервный, попав в этот коридор, нефть еще будет долго колебаться. Будут кратковременные взлеты под воздействием временных факторов, вполне вероятны и провалы до $20 за баррель.

Как минимум на два года мир оказался внутри коридора низких цен на нефть. С этим придется жить, и приспосабливаться необходимо не только российской экономике, но и другим странам-экспортерам и развивающимся экономикам.

Кстати, то, что российские компании в сегодняшней ситуации нуждаются в помощи, миф. У нас прогрессивная шкала налогов. Если цена на рынке $40, то компания оставляет у себя примерно $20 — все остальное забирает государство. Если цена вдруг достигает $140 за баррель, то нефтяной компании остается примерно $40. Кривая повышения прибыли от роста цены на нефть — очень плоская. Поэтому в первую очередь от снижения нефтяных цен страдают не нефтяные компании, которые еще вполне могут существовать, даже если цены опустятся до $25, а государство.

Почему она не подорожает

Логично было бы ожидать слаженных действий экспортеров, например ОПЕК. Все-таки они отвечают фактически за треть нефти, добываемой в мире, и поставляют на внешний рынок 40% нефти. Но ОПЕК — уже давно не картель, чтобы выделять квоту для отдельных государств. Квота осталась лишь на бумажке, и никто не собирается ее соблюдать.

ОПЕК больше не является инструментом манипулирования нефтяными ценами. Политику организации определяют четыре страны: Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Катар. Они же обеспечивают половину всей добычи ОПЕК. Если бы они вдруг решили солидарно снизить свою добычу на 1,5–2 млн барр. в сутки, это могло бы оказать интересное воздействие на рынок.

Но все понимают, что мощности добычи у большинства сегодняшних экспортеров достаточно большие, и свободную нишу просто займут те же аме​риканцы. Поэтому странам ОПЕК нет никакого резона выступать за снижение добычи, они предпочитают приспосабливаться к новой реальности, удерживая свои рыночные позиции.

Россия никогда не определяла цену на рынке и всегда шла за трендом. Поэтому от нее каких-то решительных действий ожидать было бы также крайне наивно.

Повышение цен на сырье можно ждать только в долгосрочной перспективе. Пока же будут развиваться новые технологии, малая энергетика, которой будет достаточно для обеспечения небольших населенных пунктов, отдельных домов или даже квартир. Крупная энергетика, скорее всего, окажется в состоянии если не рецессии, то стагнации.

Об авторах
Михаил Крутихин Партнер консалтинговой компании RusEnergy
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.