Лента новостей
Руин-пабы, винтаж, стрит-арт: куда сходить и чем заняться в Будапеште РБК и ОТП Банк, 04:56 На Украине вступил в силу закон о государственном языке Политика, 04:56 В Калифорнии при взрыве газа пострадали 15 человек Общество, 04:36 «Газпром нефть» столкнулась с проблемами в Казахстане из-за санкций Бизнес, 04:15 Российские ватерполистки разгромили Южную Корею с разницей в 29 мячей Спорт, 03:58 Протаранивший толпу протестующих в Шарлоттсвилле получил пожизненный срок Общество, 03:36 Stratfor нашла «уязвимости» российских С-400 Политика, 03:12 Тимошенко предложила Зеленскому объединиться в парламенте без Порошенко Политика, 02:54 Евкурову доверили курировать два направления в Минобороны Политика, 02:24 Одного из задержанных на акции возле Мосгоризбиркома доставили в больницу Общество, 01:51 СМИ узнали о вероятном переходе полузащитника «Ростова» в «Спартак» Спорт, 01:20 Эрдоган назвал сроки развертывания С-400 в Турции Политика, 01:19 Гранж, ар-деко, неоклассика и еще три стильные идеи для ремонта квартиры РБК и Галс-Девелопмент, 01:03 МИД обнаружил «некий сбой» в Киеве после заявления Климкина по морякам Политика, 00:42
Мнение ,  
0 
Михаил Крутихин Рано радуетесь: как отразится война в Сирии на нефтяных ценах
Колебания цен на нефть зависят от спроса и предложения, а значит, от успешности сланцевых разработок в США. Но никак не от политической ситуации на Ближнем Востоке

​Существуют некоторые ожидания, что ближневосточный конфликт отразится каким-то образом на росте нефтяных цен. Любые колебания вызывают оптимизм и надежду, что вот-вот цены уверенно поползут вверх. Но если посмотреть на зону военных действий в Сирии, то очевидно, что на добычу и транспортировку нефти эти события не влияют. Сирия никогда не была значительным экспортером нефти и на рынок повлиять бы не смогла.

Более того, можно даже ожидать парадоксального снижения напряженности в главной точке, где может ощущаться воздействие на нефтяные цены и рынок. Поскольку и Иран, и Саудовская Аравия сейчас отвлечены от своего традиционного противостояния в Персидском заливе событиями в Сирии, можно ожидать, что там будет более стабильно и спокойно — и танкерам будет безопаснее двигаться на внешние рынки.

Цены это не снизит, но станет дополнительным фактором стабильности рынка, демонстрирующим, что политика никак не в состоянии повлиять на движение цен под воздействием фундаментальных факторов спроса и предложения.

Есть опасения, что ИГ (запрещено судом РФ) может повлиять на рынок нефтяных цен. Но сейчас ИГ более-менее региональная сила. Проскакивала информация, что они контрабандой стали экспортировать гигантские объемы нефти. Но проверка показала, что это несколько автоцистерн, которые пытались продать через Турцию. Реальных экспортных объемов у ИГ не наблюдается. Разве что эти горячие головы решат устроить какие-то провокации на пути движения танкеров. Но тут делать какие-то прогнозы совсем невозможно.

Несмотря на то что на рынке наблюдается незначительный рост цен на нефть, говорить о каких-то новых тенденциях рано. Происходит некоторый откат от минимума, вызванный тем, что сокращается добыча в районах, которые называют свингером рынка, — это районы Северной Америки, где сейчас часть проектов и инвестиционных программ свернута из-за низких цен на нефть.

Но это не означает, что ОПЕК и главные нефтяные экспортеры достигли своей цели и «победили» сланцевых нефтедобытчиков. Возобновить бурение на сланцевых месторождениях можно очень быстро. И даже в случае незначительного повышения цен США скоро вернутся к своей роли самого активного агента воздействия на нефтяной рынок, и цены снова пойдут вниз. Поэтому текущее повышение кратковременно.

Для того чтобы вернуться к разработкам, цена должна быть $65–60. Такая цена позволит запустить большинство из замороженных проектов в Америке. Там есть около двух тысяч буровых бригад, способных бурить горизонтальные скважины и делать гидроразрыв пласта. Они никуда не делись и готовы возобновить работу сразу, как только повысятся нефтяные цены. И на рынок снова потечет дешевая и легкая нефть.

Поэтому внимание всех наблюдателей приковано к числу буровых бригад, работающих одновременно на месторождениях в США. Когда будет зафиксировано ощутимое увеличение числа этих бригад и запущенных буровых установок, можно будет говорить о том, что маятник качнулся обратно.

Сланцевые производители уже добились того, что себестоимость барреля в США падала на протяжении последних нескольких лет на 5–10% каждый год. И возобновить прежние объемы добычи можно необычайно быстро, буквально за несколько недель. Потому результат от выбрасывания новых партий и дисконтов, которые предлагают Ирак, Иран и Саудовская Аравия, может иметь лишь краткосрочный эффект.

Предсказать, на сколько цены опустятся вновь, очень трудно. Коридор нефтяных цен устанавливается сейчас на длинной дистанции. Я когда-то думал, что речь о временном отрезке до двух лет, но коллеги меня успешно убедили в том, низкие цены останутся с нами на протяжении следующих 10 лет.

Будут постоянные колебания вверх и вниз, иногда даже значительные, но средняя цена будет держаться вокруг $45 за баррель. Это зависит от спроса и предложения, которые как раз и будут выравнивать цены, но не от политической ситуации на Ближнем Востоке.

Об авторах
Михаил Крутихин Партнер консалтинговой компании RusEnergy
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.