Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Новак увидел угрозу энергобезопасности после атак на Saudi Aramco Политика, 11:21 Лучшие новые книги: что читать осенью Pink, 11:09 Вложения в субординированные облигации РСХБ принесли не менее 9% годовых Пресс-релиз, 11:04 Жена Мамонова сообщила о выписке актера после операции на сердце Общество, 11:04 Раскритикованная за «бичевню» чиновница попросила прощения и уволилась Политика, 11:04 «Дмитрий Хворостовский и друзья — детям»: звездный концерт в Москве Партнерский материал, 11:03 Песков допустил обсуждение Путиным в Анкаре атак на Saudi Aramco Политика, 10:57 Сенцов поделился первыми впечатлениями от Украины Политика, 10:55 Как вести бизнес в Африке: Часть 1 Pro, 10:54 Трамп отказался от переговоров с Ираном без предварительных условий Политика, 10:51 Как открыть семейный отель: интерактивный бизнес-тест РБК и HUAWEI, 10:49 Котировки российских нефтяных компаний выросли вслед за ценами на сырье Бизнес, 10:44 ВС подтвердил приговор поляку за попытку вывезти компоненты С-300 Общество, 10:38 Минздрав сообщил о внедрении самой современной вакцины от гриппа Общество, 10:37
Мнение ,  
0 
Алексей Ведев Почему ускорение экономики невозможно без средств ФНБ
Дальнейшая консервация Фонда национального благосостояния не обеспечит стабильности российской экономики, а лишь будет содействовать ее сползанию в рецессию

Дискуссия о возможности использовать средства Фонда национального благосостояния обостряется по мере приближения его объемов к отметке в 7% ВВП. Превышение этого уровня дает правительству возможность использовать накопления в различных инвестиционных проектах.

Противники трат ФНБ в качестве аргументов используют недостаточность этого уровня для страховки бюджетных обязательств, а также опасность инфляционного давления в результате увеличения расходов. Действительно, многие эксперты согласны, что порог в 7% ВВП должен относиться только к ликвидным активам, ведь часть ФНБ уже вложена в инвестиционные проекты. Что касается инфляционного давления, то, полагаю, этот риск ничтожен. Российская экономика скорее сталкивается с угрозой дефляции или длительным пребыванием показателя инфляции ниже целевого уровня в 4%, нежели с увеличением индекса цен.

Неразумная жесткость

Актуальность дискуссии о судьбе средств ФНБ подтверждают не лучшие итоги экономического развития России в первом полугодии 2019 года и пересмотр правительством и большинством экспертов прогнозов на текущий и следующий годы. Фронтальное снижение ключевых макроэкономических параметров связано с замедлением внутреннего спроса и ухудшением внешних условий.

Прежде всего, согласно последней версии прогноза Минэкономразвития, ожидается снижение темпов роста потребительского кредитования с 24 до 4% год к году уже в следующем году. Если вклад потребительского кредита в прирост конечного спроса, по оценке министерства, в 2019 году составит 1,7 трлн руб., то в 2020-м — лишь 0,4 трлн руб. В результате предполагается резкое замедление роста потребительского спроса до 0,6%. На фоне ожидания замедления внешнего спроса (в силу падения цен на нефть и торможения мировой экономики) темпы роста ВВП в 1,7% уже в 2020 году выглядят нереальными.

Дополнительное замедление внутреннего спроса, наконец признает Минэкономразвития, вызвано сохранением жесткой денежно-кредитной политики при одновременном ужесточении бюджетной политики; эксперты уже года два говорят о рисках такого курса.

При этом бюджетный план предполагает сохранение профицита федерального бюджета в среднесрочной перспективе. По итогам первого полугодия 2019 года профицит составил 3,4% — и это при резком замедлении экономического роста. А вот расходы были исполнены лишь на 42,5% от столь жесткого плана.

Во второй половине 2018 года ключевая ставка была повышена до 7,75%. Представляется очевидным, что никакие налоговые новации не могли ускорить инфляцию при таком низком внутреннем спросе. В итоге сегодня инфляция уверенно стремится ниже целевого уровня в 4%.

Жесткая денежная и бюджетная политика обусловила снижение инвестиционной активности. Если в 2018 году инвестиции выросли на 4,3%, хотя многие эксперты считают данные Росстата завышенными, то за первые шесть месяцев 2019-го рост составил символические 0,6%. Одной из ключевых предпосылок обращения экономики России к устойчивому росту является переход на инвестиционную модель развития, ключевым фактором которого является увеличение доли накопления. Однако пока наблюдается обратная ситуация, прежде всего в силу снижения бюджетных инвестиционных расходов.

МЭР ожидает рост инвестиций в следующем году на 5% и сохранение темпов роста инвестиций в диапазоне 5,3–6,5% в среднесрочной перспективе (до 2024 года). Это крайне амбициозные планы, реализация которых возможна только при кардинальном смягчении бюджетной и кредитно-денежной политики. Но ожидать в ближайшее время оживления частной инвестиционной деятельности вряд ли стоит: это сложно в силу как низкого внутреннего спроса, так и вероятного ухудшения внешних условий.

Дополнительно отмечу ухудшение структуры инвестиций. В кризис наиболее существенно упали инвестиции в машины и оборудование (на 30%, потом они выросли лишь на 17%), тогда как инвестиции в здания и сооружения были более стабильными. Важно, что инвестиции в машины и оборудование критически зависят от курса рубля и в наименьшей степени подвержены импортозамещению.

Правила для инвестиций

Таким образом, использование средств ФНБ — необходимое и даже неизбежное условие для поддержания экономического роста. Причем даже незначительного роста, не говоря уже о достижении пятого места среди мировых экономик. Прежде всего средства фонда должны направляться на инфраструктурные проекты. Далее необходимо расширение инвестиций в производство машин и оборудования — такие вложения наименее зависимы от инфляции, поскольку предполагают закупку инвестиционных товаров за рубежом.

Но надо строго определить критерии «самоокупаемости инфраструктурных проектов» и использовать оценки прямого возврата средств инвестору. Важны и косвенные оценки результативности проектов, такие как совокупные дополнительные бюджетные поступления, создание дополнительных рабочих мест, в конечном итоге мультипликативный эффект для экономического роста.

Сегодня очевидно, что у нас баланс между стабильностью и ростом значительно смещен в сторону стабильности. Жесткая денежная политика и предельно жесткая бюджетная политика обуславливают затухание роста даже в условиях благоприятных внешних условий. Дальнейшая консервация ФНБ не обеспечит стабильности, поскольку сама по себе она лишь содействует сползанию российской экономики в рецессию, в рамках которой и предполагается использование накапливаемых средств.

Об авторах
Алексей Ведев ведущий научный сотрудник Института экономической политики имени Гайдара, эксперт Счетной палаты
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.